Античность как тип культуры (сборник статей) Михайлов А. В. Античность как идеал и культурная реальность XVIII — XIX вв

"Источник: a)"Портрет мадам Рекамье" (1800) представляет собою, вероятно, наивысшее достижение французского искусства в его стремлении углубиться в античность, в ее подлинность, но все здесь достигнуто благодаря вещам, благодаря их образу, через концентрацию на немногих (всего трех) предметах, античных по форме и назначению,— kli"Источник: a)"вдруг" оказывается позади и внизу. Такое переосмысление возникало исподволь. Георг Форстер писал еще в 1788 г.: "Тем временам (временам расцвета Греции и Рима.— А. М. ) , когда развивались, при самых благоприятных обстоятельствах, духовные силы самого благородного племени людей, тем временам, которые никогда не вернутся более, мы обязаны, однако, всем, чем стали. Не просто матерью и кормилицей была для нас Греция, и хотя я сочту требованием крайне несправедливым требование никогда не расставаться с своей кормилицей, набожно повторять ее сказки и не сомневаться в ее непогрешимости, то я охотно признаюсь все же, что воспоминания о годах детства нередко доставляют мне живое удовольствие и что не без трогательной благодарности думаю я порой о своей доброй, пусть и не всегда мудрой воспитательнице" 10. Что это высказывание Форстера питается идеями просвещения и рационализма и что они схватываются этим писателем на сломе риторической традиции, когда вот-вот должна высвободиться из неподвижности этой традиции идея закономерного, имманентного, "прогрессивного" исторического развития,— это очевидно.

Романтик Август Вильгельм Шлегель, за плечами которого была геттингенская школа К. Г. Гейне, в лекциях 1801 г. повторил все те же мотивы: "История искусства не может быть элегией безвозвратно утраченному золотому веку. Правда, столь же совершенной гармонии жизни и искусства, что в греческом мире,— она в одном отношении бесконечно выше того состояния, в каком находимся мы теперь,— никогда не вернуться в прежнем виде. Однако тот прекрасный период пришелся на эпоху юности, отчасти даже детства мира, когда человечество не успело еще по-настоящему задуматься о о себе11.

В этих словах Шлегеля ощутим уже язык совсем иной культуры— язык, который и подготавливается романтиками с их "прогрессизмом". Эта позднейшая культура, покончившая с риторическим словом, еще восторгается античностью, по уже внутренне равнодушна к ней, как к тому, что близко, но и сторонне,— восторженное безразличие, если такое возможно. Тут античность — позади и внизу. Она либо превзойдена, а если нет, то будет незамедлительно превзойдена, либо она же — нечто непревзойденное, но только по причине своей детскости.

Конечно, греки всегда дети, но в пору открытия архаических слоев культуры, в эпоху Бахофена, архаичность греческой культуры, ее, так сказать, "первобытность", сильно преувеличивалась. И потому ее окружал ореол романтической тайны, и в ней же могли видеть некую умилительную инфантильность.

"не заботится об истинном для разума; коль скоро все дело для него — в том, чтобы одержала победу фантазия, то ему довольно и вероятного" и произведение истинно, если "истинны чувства и фантазия", поскольку оно основывается "на их свидетельстве" (Bodmer J. J. Critische Abha"между" истиной и ложью в прочном положении!— и должно искать себе места. Не проходит и столетия, как эта ситуация проявляется со всеми своими близкими и более далекими перспективами, обрисованными Гегелем: поэзия (вообще искусство) не удовлетворяется "своим", а претендует на все — на все человеческое вообще. В этой ситуации поэзия находится вне знания, морали, философии, религии, тогда как еще совсем недавно она была прочно сопряжена с ними и — вместе со словом — занимала среди них, в единстве с ними, твердое положение. Однако разъединение поэзии и науки как разных сфер (которые после этого могут и стремиться друг к другу и соединяться) лишь относительно ново, коль скоро оно было намечено с самых давних времен, и еще более существенно ново отнесение поэзии к сфере "чувства и фантазии", осмысление которых в XVIII — X I X вв. совершает стремительную эволюцию; в частности фантазия, теряя связь (или почти теряя ее) с греческой "фантасией", становится способностью воображения, всецело укорененной в индивидуальной личности с ее все более неуловимой психологией.

5 Kaiser G. Goethes Faust u

Страницы: 1 2 3 4

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Античность как тип культуры (сборник статей) Михайлов А. В. Античность как идеал и культурная реальность XVIII — XIX вв. И в закладках появилось готовое сочинение.

Античность как тип культуры (сборник статей) Михайлов А. В. Античность как идеал и культурная реальность XVIII — XIX вв.