Артамонов C. Философские повести Вольтера

Артамонов C. Философские повести Вольтера

"Источник: Литература Просвещения)"Мир, как он есть, или Видение Бабука" (1746). Известный далеко за пределами своей родины поэт, драматург, историк и философ, он выступал теперь в новой роли повествователя-прозаика. "Все жанры хороши, кроме скучного", - лукаво заявлял он и в философской повести достиг, пожалуй, самого большого успеха у читателей. "Всех больше перечитан, всех менее томит",- отзывался о "творце "Кандида" молодой Пушкин.

"Источник: Литература Просвещения)&"Все, что происходит вокруг меня, бросает зерно революции, которая наступит неминуемо, хотя я сам едва ли буду ее свидетелем". Политическая обстановка в стране требовала от передовых и мыслящих людей укрепления их связей с массами, - отсюда и поиски новых литературных и художественных форм, отсюда и обращение Вольтера к повествовательной прозе.

"Источник: Литература Просвещения)"Вам следовало бы непременно сочинять философские сказки, где вы можете предавать осмеянию кое-каких глупцов и кое-какие глупости, кое-каких подлецов и кое-какие подлости, - все это с умом, в надлежащую минуту, подстригая когти зверя, как только застанете его спящим", - обращался он к Мармонтелю.

"Источник: Литература Просвещения) во Франции в период подготовки и свершения революции, приобретало в XVIII столетии международное значение. Более того, даже XIX век живет еще вопросами и идеями, порожденными накануне т в процессе французской революции, - " все развитие всего цивилизованного человечества во всем XIX веке &"[1], - говорил В. И. Ленин.

"Источник: Литература Просвещения)

"Великие мужи, подготовившие во Франции умы для восприятия грядущей могучей революции, сами выступили в высшей степени революционно. Они не признавали никакого авторитета. Религия, взгляд на природу, государственный строй, общество &"[2], - писал о них Ф. Энгельс.

"Источник: Литература Просвещения)"вожаками буржуазии" в те дни, когда она выступала от имени всего народа за революционное переустройство общества. Не все им было ясно в грядущих судьбах человечества. В ряде случаев они заблуждались, веря, например, в то, что порядок и справедливость в обществе может установить некий благородный государь, "просвещенный монарх". Вольтер в повести " Царевна вавилонская" прославляет страну киммерийцев (Россию): "Нет еще и трехсот лет, как здесь царствовала дикая природа со всеми ее ужасами, а теперь здесь можно видеть искусство, блеск, славу и вежливость". Вольтеру важно было воздать хвалу Петру I и Екатерине II и тем подкрепить теорию “просвещенной монархии".

"Источник: Литература Просвещения)"Великие мыслители XVIII века &"[3], - писал Ф. Энгельс.

"Источник: Литература Просвещения) (1848), не может не вызвать ответного отклика в каждом из нас. "Но что это за благородная личность Вольтера! Какая горячая симпатия ко всему человеческому, разумному, к бедствиям простого народа! Что он сделал для человечества!" [4]

Вольтер весь свой громадный талант обратил на пропаганду новых идей. Просвещение народа, гражданское равенство, отмена всех дворянских привилегий, свобода слова, печати &"Раздавите гадину"" - восклицал он. Этот клич стал его девизом, он подписывал им свои письма. Его голос взволновал мировую общественность. Преступления церкви, совершенные давно и совершаемые в новые времена, представали пораженному взору современников и потрясали их. Знаете ли вы, говорил Вольтер своей многочисленной аудитории, что за восемнадцать веков существования христианства загублено не менее восемнадцати миллионов человек во имя господа бога? По миллиону в столетие! Не было ни одного дня, когда бы не казнили кого-нибудь за ересь и вероотступничество.

Имена современников, невинно казненного Каласа и девятнадцатилетнего юноши Делябара, сожженного на костре, далеко прозвучали за пределами Франции, громко названные Вольтером и повторенные стоустой народной молвой.

Церковь боялась Вольтера. Папа Климент XIV пытался даже найти пути примирения с властителем дум своего времени. Вольтер смеялся и неотступно преследовал духовенство своей убийственной иронией или негодующей речью поэта-трибуна. Французское духовенство выделило однажды восемнадцать миллионов ливров из фондов церкви в опустевшую государственную казну, с тем, чтобы правительство наложило запрет на издание сочинений просветителя.

Вольтер прожил долгую жизнь (1694 &"Вольтер" ( тоже псевдоним. Подлинное имя писателя &"Я не сочинял "Простодушного", я никогда бы не стал его сочинять, я невинен, как голубка",

В 1773 году, по просьбе одного издателя, Вольтер дал маленькую автобиографическую справку. В ней он перечислил все свои трагедии и сочинения по истории, не без гордости сообщал о том, что является членом французской, английской, итальянской и русской Академий, но ни словом не обмолвился о своих философских повестях, которые были уже широко известны европейской общественности, и завоевывали просветительскому движению все новых и новых сторонников.

Полиция сбилась с ног, пытаясь найти след автора. Любопытно в этой связи письмо женевского генерального прокурора начальнику полиции после выхода в свет повести Вольтера "Кандид". "Прошу вас не терять времени, и, если вы разыщете свидетелей, готовых принести показания против автора и распространителей, известите меня, дабы я мог их допросить".

Жанр философской повести был избран Вольтером не случайно. Пользуясь им, можно было излагать в самой доступной и увлекательной форме наиболее сложные политические и философские теории и, следовательно, обращаться непосредственно к широким кругам читателей, которые не всегда охотно брали в руки строгие ученые трактаты с их труднопостижимой терминологией. Вольтер довел этот жано до высокого совершенства. Каждая его повесть &"оптимизма" пыталась объяснить давно волновавшую людей проблему мирового зла. Лейбниц пришел к выводу, что в мире царит гармония, что все обусловлено и целесообразно, что даже само зло необходимо, ибо без него нет блага. Отдельная личность, руководствуясь разумом, по его мнению, стремится к самоусовершенствованию так же, как и весь человеческий коллектив. Эти мысли немецкого философа изложены в ранней повести Вольтера "Задиг, или Судьба".

Жизнь постоянно ставит перед героем этой повести неразрешимые загадки, все его действия приводят к самым неожиданным результатам. Он проявил чудеса наблюдательности, угадав по следам конских копыт достоинства и отличительные качества королевской лошади, - за это ему пришлось уплатить штраф. Он защищает женщину от побоев и в награду получает от пострадавшей брань и оскорбления. "Мои знания, честность, мужество были постоянно только источниками моего несчастья", - недоумевает юноша и готов уже поверить, что "миром правит злой рок, который угнетает добрых". Но на его пути встречается ангел в образе отшельника Иезрада и объясняет ему, что "нет такого зла, которое не порождало бы добра".

Вольтер, однако, без большого энтузиазма проповедует эту теорию. Скептическая улыбка автора проступает за каждой строкой. "Слабый смертный, перестань спорить против того, перед чем ты должен благоговеть!" - "Но..." - начал Задиг. А в это время ангел уже летел на десятое небо". Это выразительное "Но..." говорило больше, чем десятки фраз. В нем уже таился протест против теории оптимизма.

В повести рассыпаны острые критические замечания, которые бьют по всем сложившимся понятиям средневекового мира, всем охранительным правовым нормам той поры. "Я приходил в отчаяние, видя, что на земле, которая Одинаково принадлежит всем людям, судьба не оставила ничего на мою долю", - говорит один персонаж повести. Другой, намекая на сословные предрассудки дворянства, заявляет: "Разум старее предков".

В "Микромегасе" Вольтер, прибегая к методу остроумного повествования о путешествии на нашу Землю двух великанов, жителей Сириуса и Сатурна, обсуждает важные философские проблемы, волновавшие его современников, - сущность вещей, границы человеческих познаний, жизнь и смерть, врожденные идеи. Великаны поражены чрезвычайно малыми размерами земных существ. Людей они могли видеть только через увеличительные стекла, а между тем эти маленькие существа имели изумительные познания и ясные представления о вселенной. Так в аллегорической форме прославляется человеческий разум.

Люди, с которыми беседуют посланцы Сириуса и Сатурна, высказывают различные философские теории, бывшие в ходу в эпоху Вольтера. Микромегас отвергает при этом, как абсурдные, идеалистические взгляды и вымыслы церковников. Когда маленькая фигурка монаха встала перед Микромегасом, презрительно посмотрела на него и гордо заявила, что вся премудрость мира заключена в творениях Фомы Аквинского, богослова XIII века, и что вся вселенная с ее солнцем и звездами создана исключительно для человека, великан ответил взрывом гомерического хохота. Только материалистическая философия Локка пришлась по душе жителям Сириуса и Сатурна.

Микромегас, восхищенный умом малых существ, именуемых людьми, обещает им ответить на загадочный вопрос о сущности вещей, но в книге, подаренной им парижской Академии наук, оказались только чистые листы бумаги: сущность вещей еще предстоит раскрыть, и это могут сделать только сами люди.

Страницы: 1 2 3

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Артамонов C. Философские повести Вольтера. И в закладках появилось готовое сочинение.

Артамонов C. Философские повести Вольтера.