Асоян А. А. Судьба «Божественной комедии» Данте в России Глава IV. «… Светом высшей правды»

Манн высказывает соображение, что трехчастная компо­зиция "Мертвых душ" могла возникнуть не только под вли­янием "Божественной Комедии". В своих усилиях создать поэму-трилогию Гоголь мог руководствоваться и современ­ной ему философской мыслью об особой роли триады как наиболее верной и адекватной категории познания. Но как бы далеко не отходил Гоголь от поэмы Данте, считает Манн, "Мертвые души" сохраняют то свойство, о котором, как при­надлежности "Божественной Комедии", писал Ф. Шеллинг: произведение Данте "не сводится ни к одной из этих форм (драмы, романа, дидактической поэмы. - А. А.) особо, ни к их соединению, но есть совершенно своеобразное, как бы ор­ганическое, не воспроизводимое никаким произвольным ухищрением сочетание всех элементов этих жанров, абсо­лютный индивидуум, ни с чем не сравнимый, кроме самого себя"17.

К дантовской традиции восходит, по мнению исследовате­ля, и особая универсальность "Мертвых душ", создаваемая уподоблением части - целому, внешнего - внутреннему, ма­териального существования человека - истории его души. Указывая на это, Манн ссылается на известные слова Гоголя из заготовок к первому тому поэмы: "Весь город со всем вихрем сплетней - преобразование бездеятельности жизни, всего человечества в массе... Как низвести все мира безделья во всех родах до сходства с городским бездельем? И как го­родское безделье возвести до преобразования безделья мира?" (I, 693).

Наконец, вслед за Шевыревым, Манн отмечает влияние "Комедии" на характер гоголевских сравнений. Он приводит высказывание О. Э. Мандельштама о стилистике Данте, ко­торое, на его взгляд, приложимо и к характеристике гого­левского письма: "Попробуйте указать, где здесь второй, где первый здесь член сравнения, что с чем сравнивается, где здесь главное и где второстепенное, где поясняющее"18. И действительно, сравнения в "Мертвых душах" похожи на то, что применительно к Данте Мандельштам называл "гераклитовой метафорой, - с такой силой подчеркивающей теку­честь явления..."19

Статье Манна созвучны некоторые важные положения работ о Гоголе Е. Н. Купреяновой. "Чудесное превращение брички Чичикова (в "птицу-тройку". - А. А.), - пишет она, - обнажает, причем демонстративно, символическую многоз­начность всей художественной структуры замысла и его во­площения в первом томе "Мертвых душ" как эпопеи наци­онального духа, его движения от мертвенного усыпления к новой и прекрасной жизни. Отсюда - не роман, а "поэма", охватывающая по замыслу все сущностные свойства и ис­торически разнородные состояния "русского человека" и в этом смысле ориентированная на эпос Гомера, а одновре­менно и на "Божественную Комедию" Данта <...> Подска­занное "Божественной Комедией" осмысление всего изобра­женного в первом томе - как ее "чистилища" и намерение изобразить в третьем томе ее грядущий "рай" не подлежит сомнению и не раз отмечалось критиками и последователями. Но глубинный и еще до конца не проясненный смысл этого несомненного факта заключается в куда более сложном уподоблении наличного национального бытия и его исто­рических перспектив заплутавшейся и обретающей свой ис­тинный путь национальной душе, в свою очередь уподоб­ленной душе человека. Душа человеческая во всех трех ее измерениях - индивидуальном, национальном и общече­ловеческом - и есть подлинный герой поэмы Гоголя..."20

Как известно, многозначность художественного произве­дения обусловлена самой природой искусства, но в данном случае крайне важно, что сам Гоголь настойчиво указывал на особый замысел "Мертвых душ". Недаром П. В. Анненков, лучше других знакомый с устремлениями писателя в период обдумывания всей "постройки" поэмы, свидетельствовал, что для второго тома Гоголь начинал "сводить к одному общему выражению как свою жизнь, образ мыслей, нравственное направление, так и самый взгляд на дух и свойства русского общества"21.

"Источник: svr-lit.)"Божественной Комедии". В письме к Кан Гранде делла Скала он заявил: "... смысл этого произведения не прост, более того, оно может быть названо многосмысленным, т. е. имеющим много смыслов"22. Один из смыслов, самый пер­вый, - это буквальный, второй - аллегорический, третий - моральный, четвертый - анагогический (сверхсмысл). Сред­невековые богословы, применяя метод толкования по че­тырем смыслам к Библии, составили стихи:

Littera gesta docet, quid eredes allegoria;

Moralis; quid agas; quo te"Четырех письмах к разным лицам по поводу "Мертвых душ"" пытался натолкнуть читателей на более глубокое и широкое восприятие своей поэмы: "Бывает время, - говорил он, - когда нельзя иначе устремить общество или даже все поколение к прекрасному, пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости" (VIII, 298). В этих словах есть удивительная перекличка с тем, о чем писал Шеллинг.

"Данте, - отмечал он, - мстит с пророческой силой в своем "Аде" от лица страшного суда, как признанный карающий судья, мстит не из-за личной ненависти, но с благочестивой душой, возмущенной мерзостью переживаемого времени"24. Привлекают внимание и следующие за этим строки: "Ужас мучений обреченных он (Данте. - А. А.) смягчает своим собс­твенным ощущением их; у пределов стольких стенаний оно так омрачает его взор, что он готов плакать..."25

И слезы действительно льются из глаз Данте. И в его сложной эмоции, в которой слились и сострадание и презре­ние, угадывается противоречивая гамма чувства, свойствен­ная гоголевскому смеху сквозь слезы.

"Мерзость окружающей жизни" глубоко волновала рус­ского писателя, но не только ее изображение входило в задачи Гоголя. Работая над "Мертвыми душами", он полагал, что о "многом существенном и главном следует напомнить чело­веку вообще и русскому в особенности"26."Источник: svr-lit.)"Мертвые души", Гоголь утверждал: "... все мои последние сочинения - история моей собственной души" (VIII, 292). И тут снова напрашивается параллель с автором "Божественной Комедии", о котором Гегель писал: "... о соз­даниях своей фантазии он может повествовать, как о собс­твенных переживаниях, а потому получает право включать в объективное произведение и свои собственные чувства и размышления"27.

"Источник: svr-lit.)"Комедии", Гегель сказал: "Более высоким делом является то, которое каждый человек должен осуществить в самом себе, - его земная жизнь, определяющая жизнь вечную"28. Данте считал создание "Комедии" своим долгом перед родиной, перед потомками. Он называл ее "поэмою священной" ("Рай", XXV, 1). Для него это был труд, выполнение которого бог поручает гению29. Насколько эти представления были созвучны Гоголю, можно судить по его словам: "Рожден я вовсе не затем, чтоб произ­вести эпоху в области литературной. Дело мое проще и ближе: дело мое есть то, о котором прежде всего должен подумать всякий человек, не только один я. Дело мое - душа и прочное дело жизни" (VIII, 298-299).

С половины 1843 года, рассказывал Анненков, Гоголь начинает молить бога "дать ему силы поднять произведение свое на высоту тех откровений, какие уже получила душа его"30"Источник: svr-lit.)­предельному, неосуществимому помимо искусства идеалу31"Источник: svr-lit.)"Русь! Чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем все, что ни есть в тебе, обратило и на меня полные ожидания очи?" (VI, 221).

Гоголь неоднократно заявлял, что "вовсе не губерния и не несколько уродливых помещиков, и не то, что им припи­сывают, есть предмет "Мертвых душ"" (XXII, 504). Вели­чественный замысел русского гения был сродни идее "Ко­медии", автор которой писал: "... цель целого и части - вы­рвать живущих в этой жизни из состояния бедствия и привести их к состоянию счастья."32

Решение такой грандиозной проблемы русским писателем неминуемо бы привело к созданию в мировой литературе еще одного "памятника своей внутренней субъективной рели­гии"33,"Источник: svr-lit.)"Божественная Ко­медия". Как и Данте, Гоголь надеялся на "разгадку тайны", на "откровения". "Сочинения мои, - говорил он, - так тесно связаны с духовным образованием меня самого и такое мне нужно до того времени вынести внутреннее, сильное воспи­тание душевное, глубокое воспитание, что нельзя и надеяться на скорое появление моих новых сочинений" (XII, 222). Но для того чтобы "озирать всю громадно-несущуюся жизнь", чтобы выразить "русского человека вполне", в том идеале, "в каком он должен быть" (VIII, 404), нужен был воистину "дантовский глаз", который, словно взор Фаринаты, способен разомкнуть "сокрытые в грядущем времена" ("Ад", X, 98). В этом смысле интересно признание Гоголя. "Была у меня точно гордость, - писал он А. О. Смирновой, - но не моим на­стоящим, не теми свойствами, которыми владел я; гордость будущим шевелилась в груди - тем, что представлялось мне впереди, - счастливым открытием, которым угодно было, вследствие Божией милости, озарить мою душу" (XII, 504).

Страницы: 1 2 3

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Асоян А. А. Судьба «Божественной комедии» Данте в России Глава IV. «… Светом высшей правды». И в закладках появилось готовое сочинение.

Асоян А. А. Судьба «Божественной комедии» Данте в России Глава IV. «… Светом высшей правды».