Аспекты жанра прозаической миниатюры

Жанр прозаической миниатюры в значительной мере оказывал содействие углублению психологизма в литературе. Авторы современных прозаических миниатюр часто прибегают к изображению переживания как «определенного духовно-психического компонента» и оно «дает возможность глубже постигнуть тайну человеческой души, попробовать постичь ее законы». Украинский исследователь Ю. Кузнецов отмечает: «Переживание... становится тем источником, который питает художественный конфликт и определяет композицию настроения и своеобразный внутренний сюжет произведения. Это определенный импрессионистический рисунок как индивидуальной психики, так и социально-психологической атмосферы общества, его настроений, идей в тот или иной исторический момент». Согласно наблюдениям Ю. Кузнецова, поток переживаний, «взаимосвязанных настроений и состояний личности» передается через три сферы: чувствительную, рациональную и волевую. В зависимости от того, изображение какой сферы преобладает, ученый определяет «три основные подхода к изображению внутреннего мира героя - через поток мировосприятия (чувство), поток сознания (мысли) и поток речи (а также движения, действия и поступки героев)».

Художественное познание внутреннего мира делермовских персонажей осуществляется большей частью через поток мировосприятия. Используя широкий спектр чувствительных впечатлений (зрительных, вкусовых, обонятельных) в изображении простых, будничных мелочей, Ф. Делерм старается разобраться в сложной системе ценностей внутреннего мира личности. В этой связи К. Каваллеро в статье «Онтология повседневного» справедливо делает замечание: «Ситуации из повседневной жизни, изображенные Делермом, навевают какую-то задушевность, особенно в тех местах, где они более всего трогают рассказчика-персонажа, который является настоящей посреднической инстанцией в тексте.

Эти выбранные отрывки экзистенции смоделированы большей мерой «принципом интериоризации», ... благодаря которому художественный текст приобретает возможность передавать психическую жизнь, мысли и переживания виртуальных существ, которыми есть персонажи. Какое-то простое ощущение, случайный взгляд, какой-либо запах - и перед нами появляются далекие воспоминания, самые тайные мысли личности. К этой задушевности приобщается особенно важное соучастие читателя, которого Делерм невольно делает эксклюзивным свидетелем описанной сцены». К. Каваллеро обращает внимание на постоянно присутствующее у писателя взаимопроникновение действий и предметов из внешнего мира и глубоко субъективного внутреннего мира воспоминаний. Начиная с изображения незначительных деталей повседневной жизни сквозь призму будто случайного приостановления времени, рассказ переходит в парадигму неясного воспоминания, и здесь уже тяжело не проводить аналогии с известными опытами Пруста относительно невольной памяти, даже если отдаленность и масштаб делермовских ретроспекций являются совсем другими.

Прозаическая миниатюра И. Зиедониса сравнительно с произведениями Делерма оказывается ближе к потоку сознания. Особенно ярко в ней зафиксированы такие компоненты этого явления, как элементы интуитивно-подсознательной активности. Миниатюры-Прозрения Зиедониса основываются на внутреннем монологе, на «песне одной души». Форма их изложения ритмическая: сюжет составляют не события, а импульсы, интуитивные озарения, «ритмы человеческой мысли», ее «приплывы и отплывы». Мышление латышского писателя ассоциативное, прерывчатое, ритмическое. Такой поток волн и импульсов мыслей отображается и на внешней форме его произведений: автор использует непривычный порядок слов, контаминацию, прерывание фраз, чередование длинных и коротких фраз и т. п.: «…Обойти вокруг…Это все равно– обойти вокруг цветка, обойти ли вокруг моря. Цветок такой же большой, как море. Не бежать прямо в море, не брести в цветок, не лезть в чужую душу, но идти близко рядом, обойти вокруг, остаться рядом. Днем море полно света, его ему дает небо. Ночью море полное тепла, его ему дает день».

Такая излагательная форма, - отмечает И. Денисюк, имея в виду поток сознания, - «оказалась пригодной для художественного показа поисков смысла бытия, углубление философичности литературы». Но вместе с тем философские миниатюры Зиедониса не является чистой формой потока сознания. Сегодня в литературоведении появляются исследования, в которых ученые рассматривают эпифанию как отдельную сложную форму психологизма: «...эпифания является, прежде всего, озарением, а итак, касается опыта ментального». «То, что доверено эпифаниям, весьма выразительно принадлежит мысленному пространству, часто сталкиваясь с вызовом не просто «выражения не выразительного», а и с потребностью ответить на вопрос, целесообразно ли оно, есть ли потребность поиска возможности его передать, высказать». Молодой литературный критик Богдана Матияш называет эпифании сюжетом, «что более всего захватывает, так как и сам рождается из увлечения».

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Аспекты жанра прозаической миниатюры. И в закладках появилось готовое сочинение.

Аспекты жанра прозаической миниатюры.