Авторская позиция в романе (на примере эпизода «Тараса Бульбы»)

Подобному восприятию авторской установки явно и принципиально противоречит лишь один фрагмент текста гоголевской повести. Зато этот фрагмент — в несомненной связи с особенностями его речевой и субъектной структуры — занимает в произведении центральное место.

Речь идет о том эпизоде «Тараса Бульбы», который следует непосредственно за убийством Андрия и новыми известиями о прибывшей большой подмоге ляхам, о скорой гибели запорожцев и их желании проститься перед смертью со своим атаманом. Содержание же эпизода — сражение Остапа и Тараса с неприятельской силой, которое заканчивается взятием в плен первого и смертельным ранением второго. Иначе говоря, частная ситуация дублирует для главных героев общую ситуацию этого момента, что характерно для жанра эпопеи (война всегда предстает в ней как цепь поединков). Однако в этом случае действия героев впервые показаны не с безлично-коллективной, а с индивидуально-определенной точки зрения.

С самого начала фрагмента перед нами особый, можно даже сказать — уникальный для произведения, образ пространства: «Но не выехали они еще из лесу, а уж неприятельская сила окружила со всех сторон лес, и меж деревьями везде показались всадники с саблями и копьями». Лес, о котором раньше лишь упоминалось, внезапно оказывается пространством, отделяющим Тараса и Остапа от других запорожцев (пространство тех других — поле), со всех сторон ограниченным и воспринимаемым изнутри. Судя по следующей фразе — «Остап!.. Остап, не поддавайся!..» — кричал Тарас...» — эта индивидуализированная внутренняя точка зрения принадлежит Тарасу.

Его глазами и видит далее читатель две стычки Остапа с неприятелями. Конечно, последовательность этих «микрособытий» (Остап успешно отбивается от шестерых ляхов, а потом не может противостоять превосходящей силе) воспроизводит общий для повести сюжетный переход от победы к поражению. Но поскольку эпопейное событие совершается в неэпопейном пространстве, оно в какой-то степени утрачивает свою суть. Действительно, и бой Остапа с врагами, и «едва-не-смерть» Тараса происходят — в отличие от всех предшествующих подобных событий — не на миру.

С другой стороны, Тарас до самого последнего мгновения не думает о себе, так что финальный поворот в этом эпизоде совершается одновременно по отношению и к главному предмету изображения — им становится сам Тарас, и к способу освещения завершающего события. В кругозоре героя впервые — ближайшее к нему пространство и случайные детали предметного окружения, которые даны здесь крупным планом (как бы наездом снимающей камеры) и подчеркнуто субъективированно: «Все закружилось и перевернулось в глазах его. На миг смешанно сверкнули перед ним головы, копья, дым, блески огня, сучья с древесными листьями, мелькнувшие ему в самые очи».

Один этот «кадр» с его вполне кинематографической техникой вступает в резкое противоречие с доминирующей формой «эпопейного» повествования, предвосхищая аналогичное изображение последних мгновений сознания у Л. Толстого. Но значение его этим не исчерпывается. Новая, а именно — «персональная» — точка зрения входит в последующий текст повести, определяя принципиальную новизну восприятия действительности пережившим «временную смерть», как бы «воскресшим» Тарасом. В частности, те образы «вечного пира души» и «тесного круга школьных товарищей», которые появились в начале главы III, в Х главе повторяются в новом освещении — в кругозоре Тараса.

Итак, благодаря «персональной» повествовательной ситуации наиболее значимый выход за пределы замкнутого на себе героического мировосприятия осуществляется не в исторических комментариях повествователя, а в самосознании героя. И в полном соответствии с законами исторической эстетики внутренний кризис героики (расхождение между целью героя и его внеличным назначением) порождает трагизм. Героическому миру, который осознал, что вечный пир должен быть закончен, ничего не остается, как устроить по себе пышные поминки.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Авторская позиция в романе (на примере эпизода «Тараса Бульбы»). И в закладках появилось готовое сочинение.

Авторская позиция в романе (на примере эпизода «Тараса Бульбы»).





|