Банах И. В. Структура повествования в «Сентиментальном путешествии»

Банах И. В. Структура повествования в "Сентиментальном путешествии"

"Жизнь и мнения Тристрама Шенди,

джентльмена" и "Сентиментальное путешествие

по Франции и Италии" Л. Стерна)

"Источник: Литература Просвещения) роману Стерна в рамках указанной проблемы диктуется следующими соображениями. Во-первых, объединение этих произведений входило в творческую концепцию автора: героем - повествователем "Сентиментального путешествия" оказывается пастор Йорик &"Жизни и мнений Тристрама Шенди, дженльмена", в путешествие включается продолжение рассказанной в первом романе истории Марии, сошедшей с ума от несчастной любви, вводятся обращения повествователя к Евгению, известному читателям по первому роману в качестве "благоразумного" друга Йорика, и т. п. В результате читатель XVIII века воспринимал произведения Стерна как единый текст, чему способствовало и появление сразу после публикации обоих произведений компендиума "Красоты Стерна", в который были включены многие "трогательные" эпизоды из обоих произведений автора: история Ле Февра, "бедной" Марии, монаха Лоренцо и др.

"Источник: Литература Просвещения)"режиссерский", комментирующий характер нарратива в первом стерновском романе позволяет ретроспективно многое объяснить в повествовательной структуре "Сентиментального путешествия…". Во-вторых, VII том “Жизни и мнений…” представляет собой путевые записки Тристрама, который, спасаясь от настигающей его Смерти, предпринял путешествие по Франции. Поэтому этот том тематически и структурно соотносим со вторым стерновским произведением как еще один вариант сентиментальной разновидности жанра. Подчеркнутая пародийная природа путевых записок Тристрама позволяет, с одной стороны, воспроизвести тот литературный фон, на котором формировался и осуществлялся жанровый опыт Стерна, а с другой &"Источник: Литература Просвещения) жизни и расширением социально-политических контактов с европейскими странами в XVII веке в английской литературе сложилась традиция составления научных и научно-популярных путеводителей. Литература этого времени изобилует многочисленными изданиями путешествий: в 1642 году выходит в свет самый известный путеводитель Джеймса Хоуэлла, претерпевший с выхода в свет множество изданий; в 1705 году публикуются "Заметки об Италии" Дж. Аддисона; с 1724 г. неоднократно переиздается книга французского географа П. де ла Форса "Новое путешествие по Франции"; с 1724 по 1727 гг. выходит трехтомник Д. Дефо "Путешествие по всему острову Великобритании"; в 1766 г. публикуются "Письма из Италии" С. Шарпа. Необычайно популярным (выдержавшим семь изданий за двенадцать лет) стало "Путешествие по Франции и Италии" Т. Смоллетта (1766). По количеству изданий просветительское путешествие становится одним из ведущих жанров английской литературы1"Источник: Литература Просвещения)"…Вы прочтете самое необычайное путешествие по Франции, какое когда-либо с сотворения мира было задумано или осуществлено путешественником или автором путевых очерков. &"2. Вспомним, что название книги (“A Se"Источник: Литература Просвещения) заключается в экстенсивном освоении внеположного человеку географического пространства. В своем "Сентиментальном путешествии по Франции и Италии" Л. Стерн посягает на эту фундаментальную "мировоззренческую" установку жанра: его герой Йорик предпринимает путешествие по Франции и Италии не с целью изучения и описания географических и исторических памятников этих стран, но с целью "сделать пробу человеческой природы"4"Источник: Литература Просвещения) путешествия. Именно в этом суть полемической реплики Йорика в адрес путешественника Мундунгуса, в котором современники видели Сэмюэля Шарпа, автора "Писем из Италии" (1766): "он проехал из Рима в Неаполь &" (566). Путешественнику ставится в вину его сосредоточенность на описании внешнего мира и отсутствие интереса к "внутреннему человеку" и "интимным связям между внутренними людьми"5.

"Источник: Литература Просвещения)"пестрое собранье" "plai" (обыгрывается многозначность слова: "равнинные" истории и "простые, безыскусственные истории": "Я превратил свою равнину в город) (448). В VII томе "Жизни и мнений Тристрама Шенди, джентльмена" Тристрам дает обоснование собственному взгляду на предмет изображения в путешествии. Вещный мир подвержен разрушению: знаменитые башенные часы работы Липия в Лионе "расстроились и не ходят уже несколько лет" (443), осмотр иезуитской библиотеки невозможен из-за случившихся у иезуитов колик, а гробницы несчастных влюбленных уже не существует. Вечным бытием обладает лишь мир человеческих чувств. Поэтому при описании города предпочтение отдается рассказу о несчастной любви Амандуса и Аманды, который "дает больше пищи мозгу, нежели все остатки и объедки античности, какими только могут угостить <…> путешественники" (434). И если в первом романе интерес Тристрама еще изредка был направлен на топографические реалии "чужого" мира (предпринимается попытка дать описание Кале, вскользь упоминаются исторические особенности Санса, Фонтенбло, Авиньона), то в "Сентиментальном путешествии" единственная попытка Йорика осмотреть достопримечательности Версаля обречена на неуспех, поскольку в последнюю минуту герой предпочтет встретиться с графом де Б***, а пространственные локусы, в которых разворачивается действие путешествия, ограничатся сараем, дезоближаном и гостиничной комнатой (глава "Кале).

"Источник: Литература Просвещения) передвинул в сферу художественного, "иллюзорного", повысив меру условности текста.

"Источник: Литература Просвещения)"Сентиментальном путешествии…" Стерн подвергает сомнению повествовательную установку традиционного путешествия на объективное отражение действительности, на отождествление события реального жизненного факта и события художественного мира, утверждает их принципиальную разнокачественность. Объективизм просветительских путешествий проявлялся в тщательности и подробности измерений наблюдаемых объектов, в ссылках на документальные источники, подтверждающие факт достоверности излагаемого (легенды, предания, почерпнутые из исторических хроник, и др.). Так, например, "Новое путешествие по Франции" Пигавиоля де ла Форса, изданное в качестве сокращенного варианта 15- томного "Географического и исторического описания Франции", было снабжено топографическими картами, планами городов и практическими указаниями для путешественников, а к "Путешествию по Франции и Италии" Т. Смоллетта (1766) прилагался календарь погоды, удостоверявший факт пребывания автора в этом городе в течение 18 месяцев.

Повествовательная стратегия Стерна принципиально иная. Продолжая намеченную Сервантесом и Филдингом традицию6"Источник: Литература Просвещения)"Жизни и мнений…" он ведет риторическую полемику с авторами путевой литературы. "Но прежде чем покинуть Кале, — сказал бы путешественник-писатель, — не худо бы кое - что о нем рассказать". &" (401). И в следующей главе предлагает собственный иронический вариант описания Кале, предуведомив предварительно читателей, что основной источник его знаний о городе не какой-либо известный и почитаемый путешественниками бедекер, а местный цирюльник.

"Источник: Литература Просвещения)"Кале, Calatium, Calusium, Calesium), не объясняя значений указанного ложного этимологического ряда, повествователь пытается дать историческую справку о городе, но попытка не оправдывает читательских ожиданий, поскольку вся историческая динамика города в изложении повествователя подменяется констатацией количества городских жителей. Предположением, что город "достиг нынешней своей величины не сразу и не вдруг", историческая справка исчерпывается. Вместо индивидуального лица города читателю предлагается набор топографических "общих мест": информация о площади, расположенной в центре города, о ратуше, "удовлетворявшей своему назначению", о построенной в форме креста приходской церкви и т. п. Сожаление же повествователя о неудавшейся попытке точно измерить величину церкви или снять точный план городских укреплений выглядит сущей издевкой не только в адрес авторов путеводителей, пародируемых Стерном, но и в адрес обескураженного читателя, воспитанного на чтении подобной литературы. Ироническое подражание традиционным путешествиям заканчивается последним невыполненным обещанием изложить на пространстве пятидесяти страниц романтическую историю спасения Кале "в подлинных словах Рапена".

"Источник: Литература Просвещения)"Скорее, чем <…> заставлю тебя, беднягу, заплатить за пятьдесят страниц, которые я не имею никакого права продавать тебе, - я предпочту, какой я ни есть голыш, щипать траву на склонах гор и улыбаться северному ветру" (404-405).

Страницы: 1 2 3 4

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Банах И. В. Структура повествования в «Сентиментальном путешествии». И в закладках появилось готовое сочинение.

Банах И. В. Структура повествования в «Сентиментальном путешествии».