Бахмутский В. Я., Лилеева И. А. Вольтер

Бахмутский В. Я., Лилеева И. А.: Вольтер.

"Источник: Литература Просвещения)́Р (Voltaire) [псевд.; наст. имя — Мари Франсуа Аруэ (Arouet); 21. XI. 1694, Париж, — 30. V. 1778, там же] — франц. писатель, философ, историк. По настоянию отца-нотариуса В. готовился к профессии юриста; однако его влекла к себе лит-ра. Сблизившись по окончании иезуитского коллежа с кружком вольнодумцев-аристократов (т. н. об-во Тампля), он начал писать стихи в духе тогдашней "легкой поэзии". Лирика молодого В. проникнута эпикурейскими мотивами, но содержит и политич. выпады против регента и его двора. За это В. был заключен в Бастилию (1717); там он закончил свою первую трагедию "Эдип" (пост. 1718, изд. 1719, рус. пер. 1791). После выхода из тюрьмы В. стал модным поэтом светских гостиных, но вскоре, из-за ссоры с дворянином Роганом, он снова оказался в Бастилии, а затем был выслан за пределы Франции (1726). В Англии (1726—29) В. изучал политич. жизнь, философию и лит-ру. Его "философские письма", изд. в 1733 в Лондоне под назв. "Письма об английской нации" ("Letters co), — не только дневник впечатлений; их гл. мысль — противопоставление более передовых и свободных англ. обществ. порядков абсолютистской Франции. Изданное во Франции в 1734 соч. В. было осуждено парламентом на сожжение. В. бежал на границу Лотарингии — в Сире́, в имение маркизы дю Шатле, где прожил до 1745. Здесь были написаны философские работы, историч. труды: "Век Людовика XIV" ("Siècle de Louis XIV", изд. 1751 и 1768), "Опыт о нравах и духе народов" ("Essai sur les moeurs et l’esprit des ", изд. 1756); поэмы: "Орлеанская девственница" ("La pucelle d’Orléa", 1735, анонимное изд. 1755, несколько измененное изд. 1762), "Светский человек" ("Le mo", 1736), "Рассуждение о человеке" ("Discours e", 1738, рус. пер. 1788), трагедии "Альзира, или Американцы" ("Alzire ou les américai", 1736, рус. пер. 1786), "Фанатизм, или Магомет пророк" ("Le fa", 1742, рус. пер. 1798), "Меропа" ("Mérope", пост. 1743) и др.

"Источник: Литература Просвещения) Сторонник "просвещенного абсолютизма", В. путем приближения ко двору стремился повлиять на общественную жизнь Франции. Однако попытка превратить Людовика XV в образцового монарха, конечно, не увенчалась успехом, и В. пришлось покинуть Версаль. Столь же неудачным оказалось пребывание В. при дворе прусского короля Фридриха II (1750—53). В 1754 В. направился в Швейцарию, поселился близ Женевы в имении Делис, но и в кальвинистской республике он не нашел себе места. Только в своем имении Ферне́, на границе Франции и Швейцарии, в к-ром В. поселился с 1758, он почувствовал себя независимо. С этого времени начался последний и наиболее плодотворный период его деятельности. В. поддерживал самые тесные отношения с молодым поколением просветителей — Д. Дидро, Ж. Л. Д’Аламбером, К. А. Гельвецием, П. А. Гольбахом, активно сотрудничал в Энциклопедии, где писал по вопросам истории, философии и морали.

"Источник: Литература Просвещения)"Кандид, или Оптимизм" ("Ca", 1759), "Простодушный" ("L’i", 1767, рус. пер. 1775) и др.; трагедии "Танкред" ("Ta", пост. 1760, изд. 1761, рус. пер. 1816), "Олимпия" ("Olimpe", изд. 1763, пост. 1764), "Скифы" ("Les scythes", 1767) и др., публицистика; гл. направление его интересов связано с борьбой против религ. нетерпимости и мракобесия. Фраза "раздавите гадину" (подразумевалась католич. церковь), к-рой В. обычно заканчивал свои письма к друзьям, стала как бы паролем просветителей. Памфлеты, брошюры и листовки В. разрушали авторитет церкви, оплота реакц. сил старого порядка. Этой цели служили и судебные процессы, к-рые вел В. в защиту невинных жертв религ. фанатизма (дела Каласа, Сирвена, Лабарра, Д’Эталонда и др.). В. опирался теперь на новую силу — обществ. мнение всей Европы и сам являлся наиболее ярким выразителем его. Ферне стал местом паломничества. Венценосные властители Европы — Екатерина II, Фридрих II, Густав III и др. — гордились теперь дружбой с В., всячески расшаркиваясь перед "фернейским патриархом".

"Источник: Литература Просвещения) его; но племянник В., аббат Миньо, тайно отвез его тело в аббатство Сельер в Шампани и там предал его земле. Во время революции в 1791 по решению Конвента останки В. были перенесены в Пантеон.

"Источник: Литература Просвещения) ощущать и мыслить. При этом В. опирался на теорию предустановленной гармонии Г. В. Лейбница. Позднее, в 50—60-х гг. 18 в., В., видя социальное зло, подверг резкой критике эту теорию и открыто выражал сомнения в существовании божеств. разума. Но на позиции атеизма В. никогда не становился. Он допускал, что образованные люди — философы — без религии могут обойтись, но для народа она необходима. В. — сторонник учения о "естественной религии", основанного на идеалистич. представлении, что существуют некие общие для всех времен и народов принципы нравственности, заложенные в природе человека, но проявляющиеся лишь в обществе, в ходе развития цивилизации. В религии В. видел не только моральную узду; религия необходима и для того, чтобы охранять частную собственность и обществ. порядок. Понимая, что в бурж. обществе останутся нищета и невежество народа, В. считал все же бурж. порядки единственно возможными и разумными, двигающими общество по пути прогресса, а движение низов с требованиями имуществ. равенства — опасным для судеб цивилизации; вместе с сочувствием к страданиям народа у В. проявлялся и страх перед ним. Революц. ломка старого общества мыслилась В. лишь в виде "революции сверху", осуществляемой "просвещенным" монархом в интересах нации. Ориентация на просвещенный абсолютизм часто толкала В. на путь поддержки самых скромных реформ, проводимых королевской властью. Однако революц. сторона мировоззрения В. в конечном счете брала верх над консервативной. Об этом говорит та взаимная вражда, к-рой каждый раз кончались его отношения со всеми государями и дворами. В 60-е гг. наряду с идеалом просвещенной монархии В. выдвигал идеал республики как наиболее разумной формы гос. устройства ("Республиканские идеи" — "Idées républicai", 1762). Призыв к установлению республики содержит и последняя трагедия В. "Агафокл" ("Agathocle", пост. 1779).

"Источник: Литература Просвещения) п.), уделяя гл. внимание истории народов, их нравам, обычаям, культуре. Отвергая идею провиденциализма, В. выдвинул принцип прогрессивной эволюции мира, независимой от воли божества. Но сама идея прогресса у В. носила еще абстрактный, идеалистич. характер; в его глазах история являлась ареной борьбы разума и неразумия, добра и зла.

"Источник: Литература Просвещения) В., однако, убежден, что существуют незыблемые для всего человечества правила хорошего вкуса. Историч. многообразие худож. форм и общие законы иск-ва выступали у В. в неразрешимом противоречии. Гл. направление худож. интересов В. связано с театром. Лит. деятельность его открывается трагедией "Эдип" ("Oedipe", 1718), а завершается трагедиями "Ирина" ("Irè", пост. 1778, изд. 1779) и "Агафокл". В. принадлежат 54 драматич. произв. (трагедии, комедии, драмы в прозе, либретто опер, комич. опер и дивертисментов). В театре В. видел могучее средство воспитания людей, трагедия для него — "школа добродетели". Такое понимание драматургии характеризует большинство трагедий В., проникнутых злободневной политич. или философской мыслью. Особенно явственно это выступает в одной из лучших трагедий В. "Магомет", где все подчинено идее разоблачения преступной роли религии и церкви. Для эстетики и драматургии В. громадное значение имело творчество У. Шекспира с его грандиозными образами, гуманистич. пафосом, большой социально-историч. темой. Высокая оценка Шекспира сочеталась, однако, у В. с резкой его критикой и ориентацией на эстетику и худож. практику франц. классицизма 17 в. Принцип "природы" и "свободы", воплощенный для В. в шекспировском театре, составляет только одну сторону его просветительского идеала. Перед третьим сословием Франции стояли задачи революц. борьбы, требовавшие героизма, самоотречения и дисциплины. Герои Шекспира поэтому привлекали В. своей естественностью и свободой, но одновременно казались слишком своевольными, необузданными. Народность и реализм шекспировской драмы В. воспринимал как проявление варварства, нарушение худож. меры. В трагедиях П. Корнеля и Ж. Расина он видел преимущества — в умении их героев подчинять чувства сознанию долга, в чеканной форме, являвшейся в его глазах результатом развития цивилизации и культуры.

Страницы: 1 2 3

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Бахмутский В. Я., Лилеева И. А. Вольтер. И в закладках появилось готовое сочинение.

Бахмутский В. Я., Лилеева И. А. Вольтер.