Борисенко А. Кое-что о чародеях и фокусниках

Борисенко А.: Кое-что о чародеях и фокусниках

"Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим". Перевод А. Кривцовой и Е. Ланна

Англичане почти перестали читать Диккенса. Он ассоциируется у них с чем-то школьным, скучным, обязательным. Забывая Диккенса, они "перестают узнавать себя". Например, один мой английский приятель чрезвычайно гордится тем, что он совершенно нетипичный представитель нации. Придя домой из офиса и сняв надоевший галстук, он достает из ящика крошечные причудливые фигурки и часами раскрашивает их специальными красками. Под штрихами тонкой кисточки обозначаются черты гномов, чародеев, королей. (Один чародей был преподнесен мне в подарок и теперь управляет ветрами и бурями с моей книжной полки.)

Если бы мой приятель читал "Большие надежды", то непременно вспомнил бы мистера Уэммика, который, приходя домой из Сити, слышал приветственный залп игрушечной пушки и по миниатюрному подъемному мосту радостно спешил в свою сказочную домашнюю крепость к Престарелому Родителю. А после снова, застегнувшись на все пуговицы, шел в Сити. "Контора ".

Диккенс кажется вам сентиментальным? Но послушайте, как заразителен, как зорок его смех "Тайну Эдвина Друда" "Домби и сын", пишет, что поэт намеренно смешал диккенсовские образы и персонажи для достижения определенного художественного эффекта. "Все образы "Домби и сын" они не сводимы. Оливер Твист "Николас Никльби"; но любвеобильная дочь опять возвращает нас к "Домби и сыну". Получается монтаж отрывков, дающий как бы синтетический образ диккенсовского мира, - все связи между ними новые. Читатель, воспринимая их на фоне заглавия "Домби и сын", ощущает все эти образные сдвиги с особой остротой".

Рискну высказать кощунственное предположение: Мандельштам вполне мог просто не помнить о том, что Домби-сын не общался с клерками, а Оливер Твист не работал в конторе. Это было бы неудивительно - каждый роман Диккенса населен таким количеством персонажей, оплетен таким клубком сюжетных линий, что их мудрено запомнить. Но вот в чем штука: среди общих мест, банальных ситуаций и повторов встают такие яркие, причудливые, неожиданные фигуры, всплывают такие незатертые, особенные фразы "аналоги", с которыми их нетрудно перепутать. Самого же Диккенса не перепутать ни с кем.

Что вспоминается, когда слышишь: "Дэвид Копперфильд"? Пунктирный сюжет: злой отчим, сиротство, тяготы и лишения. Годы учения, любовь, смерть юной жены. Годы скитаний и творчества, счастливое воссоединение с возлюбленной. Во все стороны разбегаются тропинки побочных сюжетных линий.

Нет, вспоминается не это "... просил сказать, что Баркис очень не прочь".

Бабушка в садовых перчатках громовым голосом кричит "Дженет, ослы!"

Добросердечная карлица мисс Моучер победоносно предъявляет обрезки княжеских ногтей.

Урия Гип извивается в угрожающем подобострастии.

Мистер Дик запускает воздушного змея.

Агнес сидит у камина.

Они могут перепутаться и смешаться, эти живые картины, но они не забудутся. Они проникнут в стихи Мандельштама, они аукнутся со страниц каверинских "Двух капитанов", они вернутся чудачествами ваших знакомых англичан "с картинками и разговорами". Картинки "ФИЗА" (Х. Н. Брауна) - черно-белые, какие-то диковинные, слегка диспропорциональные. Такие странные картинки можно встретить в английских пабах. Переводы разные: легкие, виртуозные переводы О. Холмской, В. Топпер, Е. Калашниковой, М. Лорие (их много хвалили). Громоздкие, тяжеловатые "... Под эгидой Е. Ланна в 30-томнике так и остались сухими, формалистическими, неудобочитаемыми несколько лучших творений Диккенса, в том числе "Записки Пиквикского клуба", "Оливер Твист", "Дэвид"...

Все-таки, думается мне, дело не в переводах, а в детях. Просто они выбирают пепси. (А вовсе не Холмскую с Топпер, как думала доверчивая Нора Галь). Мне же хочется вступиться за Ланна с Кривцовой "буквализм" и "формализм", их развернутый комментарий так явно проистекает от любви - к Диккенсу, к Англии, к девятнадцатому веку. Странные громоздкие фразы умиротворяюще гармонируют с диспропорциями картинок, темен смысл непонятных слов со звездочкой...

Бедные дети, отвергшие Кривцову и Ланна! Слыша "Дэвид Копперфилд", они только и представляют себе, что импозантного фокусника, соломенного жениха Клаудии Шиффер. А он ведь

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Борисенко А. Кое-что о чародеях и фокусниках. И в закладках появилось готовое сочинение.

Борисенко А. Кое-что о чародеях и фокусниках.





|