Борисов Л. Под флагом Катрионы. Часть пятая. Светлое имя. Глава четвертая

Борисов Л. : Под флагом Катрионы.

Часть пятая. Светлое имя. Глава четвертая

"Новые арабские ночи", эту остроумную пародию на все приключения в мире.

— Именем Кэт — в лузу! — громко произнес Стивенсон и с силой толкнул кием шар. — Есть! — еще громче сказал он, когда шар с треском упал в лузу. — Это чудо, сэр Артур! — вскрикнул он. — А теперь прошу вас заказать мне следующий удар. Я суеверен.

Сэр Артур указал наиболее трудный шар, разрешая взять его двойным или даже тройным, от борта, ударом. "Это не выйдет, — подумал Стивенсон. — И чего я хвастаю, не понимаю! Очевидно, потому, что с этим человеком иначе и нельзя…"

— Смотрите, сэр, — обратился он к партнеру, — именем Кэт!

И этот шар упал в лузу слева посередине. Спустя пять минут в лузе оказался и третий шар. Сэр Артур куда-то скрылся на четверть минуты и возвратился с группой каких-то молодых людей, которых он пригласил для того, чтобы они посмотрели на "дерзкого чемпиона".

— Кто, позвольте спросить, эта магическая Кэт, так немилосердно помогающая вам, сэр? — обратился он к Стивенсону. — Что касается меня, то я прошу о помощи у бога, но, представьте, он помогает мне в редких случаях.

— Потому что вы не верите в него, а если вспоминаете, то по привычке, — скороговоркой отозвался Стивенсон. — Моя Кэт… впрочем, о ней я и расскажу вам спустя несколько минут.

— Давно играете? — спросил Стивенсона один из молодых людей и получил в ответ:

— Третий раз в жизни.

— Скромничаете, — махнул рукой молодой человек.

— Совершенно верно; надо было сказать: в первый раз. Но я и сам не верю в это. Внимание: именем Кэт — в лузу направо пятнадцатого шара! Гоп-ля!

Шар намертво упал в лузу. Сэр Артур помянул черта и, отойдя к стенке, не мигая принялся рассматривать своего партнера. А тот, уложив еще один шар и опередив по очкам сэра Артура, устало опустился на бархатный диван.

— Создатель Шерлока Холмса, ради бога, объясните, почему и как это происходит? Кэт — само собою разумеется, но то, что не разумеется, — это как? Даю честное слово: играю на бильярде второй раз в жизни.

— Чудо, — громко вздыхая, ответил сэр Артур.

— Страстная любовь, желание, тоска… — продолжал Стивенсон.

Один раз и с именем Кэт ничего не вышло, но потом и без ее имени ему удалось дважды подряд положить шары в лузу. Прошло пять минут, и Стивенсон выиграл. Молодые люди, с завистью поглядывая на него, благоговейно удалились. Сэр Артур заметил:

— И жаль, и досадно, и необъяснимо! Значит, мне не придется слушать вас, сэр..

— Я расскажу. — Стивенсон вымыл руки и пригласил своего партнера в ресторанный зал. Слуга принес и поставил на круглый стол вино, холодные блюда, виноград. Стивенсон выпил бокал, налил второй, чуть пригубил.

Сэр Артур управлялся с холодным мясом, энергично работая челюстями.

— Овладевает хмель, — сказал Стивенсон и залпом допил бокал. — Я возбужден, сэр! Мы реалисты-романтики, если так можно выразиться, — романтики жизни. Нам чужда театральная приподнятость раннего романтизма. Нас тянет к земному, домашнему, к морали, а она без того, что называется бытом, невозможна. Немыслима.

— Да, но — Кэт? — Сэр Артур поднял брови и долго не опускал их. — Не о случайности на бильярде, а именно о Кэт. Или это нескромно с моей стороны? Тогда простите…

— Я, сэр, шотландец, — осторожно выговаривая каждое слово, начал Стивенсон, ближе придвигаясь к собеседнику. — Кэт — это воспоминание о моей родине, а одновременно…

— Понимаю, и простите, сэр…

— Родина помогает мне на расстоянии, — продолжал Стивенсон. — Я служу ей всей моей кровью — так, как этого она не понимает и не хочет. Я служу ей во имя будущего, аристократичнейший патриотизм, — не правда ли, сэр Артур?

— О! — только и ответил внимательно слушавший сэр Артур Конан-Дойль.

— Кэт… что значит Кэт, сэр? Кэт — это мечта о родной земле, о романтике ее прошлого. Кэт я очень люблю. И — точка. Скажите — вас не мутит от чопорности современной Англии? От ее фарисейства? Вас не тянут острова на Тихом океане?

— Вы забыли, что я долгое время служил в качестве врача в Африке, — несколько обидчиво отозвался вовсе не обидчивый собеседник.

— Знаю, помню, сэр, но вы по-прежнему подданный своего отечества, ради которого никуда уже не сбежите, хотя… хотя Шерлок Холмс — это тоже своего рода бегство. Итак, Кэт. Это такая страсть, это такой призыв к совершенству, к чуду, к родине, на земле которой совсем не то и всё не так; это такое желание чуда, что…

— Вы необыкновенный человек, сэр, — произнес сэр Артур и, приподнявшись, склонился в поклоне. — Я был свидетелем самогипноза, творящего чудеса. Теперь я всё понимаю, сэр!

Стивенсон и его собеседник замолчали. И надолго. Наконец Стивенсон встал, коснулся пальцем плеча сэра Артура и проговорил:

— Только напрасно, кажется, я искал чуда в игре с вами… Я очень плохой игрок, — я сумел бы выиграть и без помощи Кэт

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Борисов Л. Под флагом Катрионы. Часть пятая. Светлое имя. Глава четвертая. И в закладках появилось готовое сочинение.

Борисов Л. Под флагом Катрионы. Часть пятая. Светлое имя. Глава четвертая.