Борисов Л. Под флагом Катрионы. Часть шестая. На пути к Самоа. Глава вторая

Борисов Л. : Под флагом Катрионы.

Часть шестая. На пути к Самоа. Глава вторая

"Каско". На берегу ждут туземцы с носилками. Медлить нельзя.

— Есть у вас что-нибудь в голове, Дик? — грозно потрясая кулаками, спросил мистер Отис. — Мистера Стивенсона выносить на берег? Да он умрет!

— Возможно, — согласился помощник. — Но когда приказывает женщина, сэр, то…

— Знаю без вас, помолчите! — буркнул капитан. — Я старше вас и достаточно поплавал по свету!

— А я хорошо знаю женское сердце, сэр! Ему следует повиноваться.

— Кто должен повиноваться — мы или Стивенсон?

— Все трое, сэр. Простите, но она беспокоится.

— Гм… В шлюпку сяду я. Вы останетесь на борту. Стоянка будет недолгой.

— Как вам угодно, сэр, только поторопитесь!

— Это чистое безумие, Дик! Почему она прислала вас без врача?

— Очевидно, потому, сэр, что она лучше нас знает своего мужа и состояние его здоровья. Когда заболеете вы или я…

— Только попробуйте! Она первая вам не поверит! Вы самонадеянный юноша, хотя и мой помощник! Знаток женского сердца! Ха! Вы знаете сердце, а я — женщину! И потрудитесь не возражать!

Капитан постучал в дверь каюты. Последовало разрешение войти. Стивенсон лежал в постели и тяжело дышал. Лоб его покрывала испарина, влажные волосы слиплись и торчали жесткими прямыми прядями. Глаза блестели и казались очень большими. Капитан Отис указал на своего помощника и заявил, что миссис Стивенсон желает, чтобы ее супруг немедленно был доставлен на берег, где его ждут туземцы с носилками. Стивенсон улыбнулся и сказал, что ему больно даже перевернуться на бок, не то что совершить путешествие с борта яхты на остров.

— Чистейшее безумие, сэр! — пробормотал капитан и опустился в кресло. — Я не позволю коснуться вас, не говоря уже о том, чтобы..,

— Моя жена эксцентричная женщина, — сказал Стивенсон. — Прошу вас, сэр, попросить ее прибыть сюда, хотя бы и без врача.

— Вот что должен говорить мужчина, — назидательно произнес капитан, обращаясь к своему помощнику. — А вы рассуждаете о женщинах!

— Да будут благословенны матери, жёны, сестры и дочери наши, — вздохнув, медленно проговорил Стивенсон.

— Аминь, — глухо пробасил капитан и добавил: — Мой помощник немедленно рапортует вашей супруге, что вы настоятельно требуете ее и врача на борт. Разрешите действовать?

Стивенсон молча кивнул головой. Капитан и его помощник вышли из каюты.

— Эксцентричная женщина, абсолютно верно. Дик! Но — даже святая может быть эксцентричной; одну такую я видел. Отправляйтесь, Дик! Держите себя, как подобает рыцарю. Молодец Стивенсон! Я люблю его! Но и эта, как он называет ее, Фенни — тоже характер! Пойдет на дно и спросит: "А где тут портниха?" Гм…

Спустя час Дик доставил на борт Фенни и врача — француза из консульства. Он читал "Черную стрелу" и "Остров сокровищ" и был счастлив познакомиться с их автором. Осмотрев и детально выслушав больного, он шепнул Фенни:

— Возможно кровоизлияние в мозг. Случай тяжелый. Немедленно лед и абсолютный покой. А вы, сударыня, хотели, чтобы супруг ваш был доставлен в гостиницу! Простите, вы давно замужем?

Фенни вспыхнула.

— Подобные вопросы я могу простить только французу, — раздраженно сказала она.

— Я уроженец Прованса, мадам, — поклонился врач и дернул себя за эспаньолку. — Ради ваших чудных глаз и бесподобного писателя Стивенсона я не сойду на берег до тех пор, пока температура его не станет нормальной.

— А когда она станет нормальной, месье?

— Подобный вопрос я могу простить только американке! — воскликнул врач и поклонился на манер мушкетера, приветствующего королеву.

Стивенсон, до этого сохранявший молчание, произнес:

— Дорогой доктор, я верю вам и вашему диагнозу относительно кровоизлияния в мозг, а поэтому скажите откровенно: дела мои очень плохи?

— А вот такой вопрос мог задать только англичанин! — восхищенно произнес врач, а Стивенсон поправил:

— Шотландец, месье!

— Это одно и то же, — отозвался врач.

— О нет! — упрямо возразил Стивенсон. — Но об этом больше ни слова. Я приговорен?

— Не знаю, — ответил врач. — Если доживете до завтрашнего вечера, приговор отменяется на неопределенное время. Относительно кровоизлияния я ошибся. Вы крайне истощены.

— Трость в чехле, — сказал Стивенсон.

Врач глазами сделал знак Фенни, и оба они вышли из каюты.

— На всякий случай, мадам: если у вашего супруга есть какие-либо распоряжения, пусть он отдаст их немедленно. Положение скверное, мадам. Ваш супруг шутит и острит, но это ничего не значит, Где лед? Не отходите от больного ни на секунду. Я пройду к капитану.

В каюту вошла заплаканная Фенни. Стивенсон рассмеялся.

— Мне, право, нехорошо, дорогая, — сказал он, протягивая к ней руки, — но этот д'Артаньян насмешил меня. Кровоизлияние в мозг! На всякий случай, если действительно когда-нибудь мне станет нехорошо на борту "Каско", похорони меня на острове, не выбрасывай в океан! И на могильной плите сделай надпись: "Роберт Льюис Стивенсон"…

Проговорив это, он потерял сознание. А когда очнулся и открыл глаза, увидел светлых пушистых зверьков на столе, книжном шкафу и своем портрете на стене против круглого окна. Солнце стояло в зените, за окном что-то мягко плескалось, словно там была ванная и кто-то, очень большой, возбужденно обливался водой, покрякивая и продолжительно вздыхая. "Где я?" — спросил Стивенсон, медленно поворачивая голову на подушке. Ему показалось, что он дома, в своем родном углу, рядом с кабинетом отца, что пора вставать, пить кофе и делать гимнастику, а потом бегать по дорожкам сада вместе с Пиратом. Он вспомнил Кэт Драммонд и понял, что и его дом и Кэт где-то очень далеко от него — в прошлом, в могиле памяти, а сейчас только вспоминаешь о том, что было когда-то и чем не сумел распорядиться так, чтобы воспоминания не жгли, не печалили и не причиняли боли. Он пришел в себя окончательно и спросил: "А зачем и куда я плыву?.. Для того, чтобы жить? Ах да, климат, вечное солнце, лето…" Он громко позвал жену и попросил пить — только для того, чтобы убедиться, что Фенни — это она и есть, а питье — это холодная вода с лимоном. Всё так, как надо: земля вертится, яхта плывет; где-то, еще очень далеко, Самоа, а тут, в двух шагах, Фенни. И где-то там, позади, родина и на земле ее Кэт, если только она жива…

— Кэт… — произнес он вслух.

— Что? — спросила Фенни, подавая ему стакан с водой.

— Не тебя, — нахмурясь, ответил Стивенсон и припал губами к стакану. — Спасибо, Кэт!

— Что с тобой, Луи? — Рука Фенни дрогнула.

— Ничего. Я разговариваю с моим прошлым, Фенни. Разве у тебя его нет?

— Было, — всё поняв, ответила Фенни. — Пей, Луи! Тебе легче?

— Мне легче. — Он посмотрел куда-то поверх ее головы. — Не ревнуй меня к моему прошлому, Фенни. Это очень, очень маленький кружок…

— Но в центре его Кэт, — с ревнивой назидательностью проговорила Фенни.

— И в центре и по окружности, — добавил Стивенсон. — Всё и всюду Кэт. Я не виноват, Фенни. Ты всё же моя жена, а Кэт…

— Что-то побольше, Луи, я это чувствую. Пей, мой дорогой скиталец! Вот скоро мы приплывем, заживем на новом месте, к нам приедут Хэнли, Кольвин; ты будешь писать, ты…

— Фенни, — оживился Стивенсон, — возьми вон те листы и прочти вслух то, что я написал.

— Хорошо, Луи, но я должна посоветоваться с доктором.

— О, святая назидательность! — усмехнулся Стивенсон. — Доктор плывет с нами? Мы уже не на Таити?

— Дней через десять мы прибудем на остров Тарава, Луи. Этот смешной доктор обещал быть с нами до Гонолулу. Там он навестит брата и вернется домой на попутном корабле.

— Ему надо хорошо заплатить, Фенни!

— Он отказался от денег. Он просит твою книгу с автографом.

— О! — воскликнул Стивенсон. — Он чудак! В мире не перевелись чудаки! Значит, я прав, Фенни, — еще нужны романтики, еше нужны сказки, стихи и небылицы. Приведи ко мне доктора, Фенни!

… Принцесса на острове Тарава пожаловала на борт "Каско", она принесла Стивенсону сырую рыбу, разрезанную не поперек, а вдоль, и свернутую колечками. Принцесса — неопределенных лет женщина, вся покрытая татуировкой, — советовала Стивенсону съесть два колечка рыбы, а потом прыгнуть с борта в океан и окунуться.

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Борисов Л. Под флагом Катрионы. Часть шестая. На пути к Самоа. Глава вторая. И в закладках появилось готовое сочинение.

Борисов Л. Под флагом Катрионы. Часть шестая. На пути к Самоа. Глава вторая.