Булгарин и Сенковский о комедии «Ревизор»

Первая постановка «Ревизора» на театральной сцене совпала с выходом пьесы из печати. Комедия Гоголя, привлекшая к себе широкое внимание, сразу же стала объектом суровых нападок реакционной критики, которая увидела в ней «опасное» явление. Лидеры реакционной журналистики — Булгарин и Сенковский — стремились доказать, что комедия Гоголя лишена жизненной правды, далека от реальной действительности.

В статье, напечатанной в «Северной пчеле», Булгарин писал: «Он (Гоголь) основал свою пьесу не на сходстве или правдоподобии, а па невероятности и несбыточности»1, С нескрываемой враждой к творцу «Ревизора» Булгарин писал о том, что в комедии изображены «люди, у которых автор отнял все человеческие принадлежности, кроме дара слова, употребляемого ими на пустомелье. Городничий, земский судья, почтмейстер, смотритель училищ представлены величайшими плутами и дураками. Помещики и отставные чиновники — ниже человеческой глупости... Купцы и подрядчики сущие разбойники; полицейские чиновники — ужас!»

Стремясь полностью развенчать «Ревизора», Булгарин утверждал, что Гоголь не только отступил от жизни, но и нарушил незыблемые законы искусства. В качестве такого незыблемого закона Булгарин выдвигал положение о том, что «на злоупотреблениях нельзя основать настоящей комедии». Под видом непреложных начал искусства он развивал идею отказа от критики социального зла. Развязность Булгарина не могла скрыть тех глубоких опасений, которые внушали реакционным кругам сатирические образы «Ревизора». Гоголевская комедия слишком сильно и глубоко затрагивала важнейшие явление социальной действительности, чтобы этот верный хранитель устоев мог оставаться спокойным.

Оценки, близкие к булгаринским, высказывал в печати п Сенковский, Указав на некоторые достоинства «Реви ора, он также попытался «разнести» Гоголя. Не наколи никакой идеи В «Ревизоре», Сенковский утверждал, НТО «его («Ревизора») предмет—анекдот; старый, всем известный, тысячу раз напечатанный, рассказанный обделанный в разных видах и на разных языках». С развязным высокомерием Сенковский заявлял: «И ней (комедии) нет ни завязки, нет развязки потому, что это история одного известного случая, а не художественное создание... В пей все действующие липа— плуты пли дураки: оно и не могло быть иначе,— анекдот выдуман только па плутов и дураков, и для честных людей В нем даже нет места».

Так же как и Булгарин, Сенковский отрицал глубоко реалистическую направленность «Ревизора». Он заявлял, что гоголевская комедия не имеет решительно никакого отношения к русской жизни. «О картине русского общества и говорить нечего... Административные злоупотребления, в местах отдаленных и мало посещаемых, существуют в целом мире, и нет никакой достаточной причины приписывать их одной России, перенося анекдот на пашу землю и обставляя его одними только лицами нашего народа».

Выдавая «Ревизора» за пьесу анекдотического содержания, Сенковский щедро дарил Гоголю советы относительно того, как следовало бы «оживить» комедию, сделать ее более забавной, увлекательной. «Оставаясь дней десять без дела в маленьком городишке,— менторски заявлял Сенковский,— Хлестаков мог бы приволокнуться за какой-нибудь уездною барышней, приятельницей или не приятельницею дочери городничего, и возбудить в ней нежное чувство, которое родило бы интерес на всю пьесу. Прибавивши к двум первым актам две или три сцены для этой любви, автор оживил бы остальную часть сочинения интригою, которая в четвертом действии могла бы запутаться ревностью Марьи Антоновны и доставить комическому дарованию Гоголя много забавных черт соперничества двух провинциальных барышень». С большой самонадеянностью и, разумеется, без малейшей надежды на успех Сенковский пытался увлечь писателя на путь создания легковесных водевилей, забавных пустяков.

К печатным выступлениям Булгарина в газете «Северная пчела», Сенковского в «Библиотеке для чтения» прибавились различные отклики на комедию представителей дворянской знати и кругов, с нею связанных. Граф Толстой-Американец заявлял, что автор «Ревизора» — враг России и что его следует в кандалах направить в Сибирь. Закоснелый реакционер Вигель в письме к Загоскину отзывался о Гоголе следующим образом: «Я знаю автора «Ревизора»: это юная Россия, во всей своей наглости и цинизме»2. К общему хору нападок присоединял свой голос и «либерально» настроенный Лажечников. В письме к Белинскому он заявлял: «Высоко уважаю талант автора «Старосветских помещиков» и «Бульбы», по не дам гроша за то, чтобы написать «Ревизора», эту потешку райка русского, Признаюсь, Я сержусь на пас: вы пристрастны!.. Зачем, взыскивая с других за все и про все, вы прощаете все Гоголю?» П. Анненков, рассказывая о первом представлении «Ревизора», отмечал, что «общий голос, слышавшийся по всем сторонам избранной публики, был: «Это — невозможность, клевета и фарс».

Оценку комедии Гоголя, отличную от той, которую давали ей Булгарин и Сенковский, содержали в себе статьи В. Андросова («Московский наблюдатель») и П. Вяземского («Современник»). Главное достоинство «Ревизора» В. Андросов видел в том, что это —современная комедия, затрагивающая общественные темы, рисующая живых людей, а не отвлеченные человеческие пороки. Подчеркивая с этой точки зрения значение «Ревизора», он указывал на то, что гоголевская комедия — «явление чрезвычайно важное в нашей словесности».

Среди критических откликов на постановку и первое издание «Ревизора» выделяется статья, напечатанная в журнале «Молва» за подписью «А. Б. В.». Относительно авторской се принадлежности были высказаны различные предположения. Статья эта попеременно приписывалась В. Г. Белинскому, С, Т. Аксакову, Надеждину и некоторым другим лицам. Сейчас исследователи вопроса приводят серьезные доказательства в пользу того, что она принадлежит Н. И. Надеждину известному журналисту и критику того времени.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Булгарин и Сенковский о комедии «Ревизор». И в закладках появилось готовое сочинение.

Булгарин и Сенковский о комедии «Ревизор».