Драма «Гроза». Основное содержание — Действие первое

На высоком берегу Волги раскинулся городской сад. Каждый день сюда приходит местный часовщик-самоучка Кулигин, глядит на Волгу и не может наглядеться. Вот и сегодня он на своей любимой скамейке. Беседует с Ваней Кудряшом, лихим парнем, конторщиком самого богатого здешнего купца - Савел а Прокофьевича Дикого. Кудряшу скучны восторги Кулигина: ну вид, ну красиво, так что с того?

Неподалеку они замечают хозяина Кудряша, Дикого, который отчитывает своего племянника Бориса Григорьевича.

- Пронзительный мужик! - усмехается Кудряш.

Под стать Дикому разве что богатая купчиха, вдова Марфа Игнатьевна Кабанова, которую все за глаза называют Кабанихой.

- Ну, да та все под видом благочестия, а этот как с цепи сорвался! А все потому, - утверждает Кудряш, - мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его постращали бы хорошенько. Я с ним разговаривать умею: он - слово, а я - десять; плюнет, да и пойдет.

- С него, что ль, пример брать! - возражает Кулигин.

Их разговор прерван появлением Дикого и Бориса. Кудряш, завидев хозяина, благоразумно отходит в сторонку.

- Баклуши ты, что ль, бить сюда приехал! - орет во весь голос Дикой. - Дармоед! Пропади ты пропадом!

Робкие попытки Бориса понять, в чем же он провинился перед дядей, вызывают новый поток ругательств. Наконец Дикой удаляется.

- Охота вам, сударь, жить у него да брань переносить, - недоумевает Кулигин.

- Уж какая охота! - вздыхает Борис. - Неволя.

Он рассказывает Кулигину о причинах своего появления у дяди.

Бабушка невзлюбила одного из своих сыновей, отца Бориса, за то, что он женился «на благородной». Родители уехали в Москву и постарались дать сыну и дочери хорошее воспитание. Борис учился в Коммерческой академии, а его сестра в пансионе, когда от холеры умерли их отец и мать. Вскоре пришло известие и о кончине бабушки. Бабушка оставила им наследство, но при условии, что внуки будут почтительны к своему дяде, Савелу Прокофьевичу Дикому.

- Это значит, сударь, вам наследства вашего не видать никогда, - замечает Кулигин.

- Да нет, этого мало! - в сердцах продолжает Борис. - Он прежде наломается над нами, наругается всячески, а кончит все-таки тем, что не даст ничего.

Кулигин понимающе кивает:

- Уж это у нас в купечестве такое заведение.

- Кабы я один, так бы ничего! Я бы бросил все да уехал. А то сестру жаль.

Сестра Бориса живет у родственников со стороны матери. По счастью, они не отпустили ее к дяде.

Борис, образованный человек, делает у Дикого, что прикажут, а жалованье... Через год, как угодно будет дяде, так и разочтет.

В разговор вступает Кудряш:

- У нас никто и пикнуть не смей о жалованье, изругает на чем свет стоит. Кто ж ему угодит, коли у него вся жизнь основана на ругательстве? Ни одного расчета без брани не обходится. Другой рад от своего отступиться, только бы он унялся.

- Тетка каждое утро со слезами умоляет, - подхватывает Борис, - «Батюшки, не рассердите, голубчики, не рассердите!»

В саду становится оживленнее: народ возвращается из церкви от вечерни. Кудряш намерен продолжить свою прогулку.

Борис и Кулигин остаются.

- Эх, Кулигин, - Борису необходимо высказаться, - больно трудно мне здесь. Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.

- И не привыкнете никогда, сударь, - отвечает Кулигин. - Жестокие нравы в нашем городе, жестокие. В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности, не увидите. А у кого деньги, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать.

Кулигин рассказывает Борису хорошо известную в городе Историю о том, как мужики пожаловались на Дикого самому городничему. Городничий попытался урезонить купца. А тот только по плечу его похлопал: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Вы поймите: недоплачу по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются». Так дело ничем и кончилось.

- А между собой-то, сударь, как живут! - продолжает свой рассказ Кулигин. - Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга. Судятся-судятся...

Мимо медленно проходят две странницы. Одна из них, которую все называют просто Феклушей, славословит благочестивое, щедрое и добродетелью украшенное купечество. А особенно дом Кабановых.

Борис интересуется, о ком речь.

- Ханжа, сударь! - коротко отзывается Кулигин. - Нищих оделяет, а домашних заела совсем.

Кулигин прощается: ему пора за работу, он занят изобретением перпетуум-мобиле - вечного двигателя.

Борис остается один.

- Какой хороший человек! - задумчиво говорит он сам с собой. - Мечтает себе и счастлив. А мне, видно, так и загубить свою молодость в этой трущобе. А тут еще сдуру-то влюбиться вздумал. В женщину, с которой даже и говорить-то никогда не удастся.

В этот миг он замечает ту, о которой только что думал: Катерину, жену Тихона Кабанова. С ней муж, свекровь, Марфа Игнатьевна Кабанова, и золовка Варвара. Борис ретируется. А семейство Кабановых рассаживается на скамейках отдохнуть после церковной службы.

- Ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала, - продолжает начатый разговор Кабанова.

- Да как же я могу, маменька, вас ослушаться, - с привычной покорностью подает голос Тихон.

- Поверила бы я тебе, кабы своими глазами не видала да своими ушами не слышала, каково теперь стало почтение родителям от детей-то!

Тихон робко уверяет мать в своем почтении и неизменном послушании. Но Марфа Игнатьевна не унимается:

- А сохрани Господи каким-нибудь словом снохе не угодить, ну и пошел разговор, что свекровь заела совсем. Я уж давно вижу, что тебе жена милее матери.

Катерина хочет отвести от себя и от мужа несправедливые обвинения:

- Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты, да и Тихон тоже тебя любит.

- Ты бы, кажется, могла и помолчать, коли тебя не спрашивают, т - осаживает ее Кабанова. - Что ты выскочила в глазах-то поюлить? Чтобы видели, как ты мужа любишь?.. Я давно вижу, что вам воли хочется. Ну что ж, дождетесь, поживете и на воле, когда меня не будет.

- Да мы об вас, маменька, - пытается умилостивить ее Тихон, - денно и нощно Бога молим, чтобы вам, маменька, Бог дал здоровья и всяческого благополучия.

- Может быть, ты и любил мать, пока был холостой. До меня ли тебе: у тебя жена молодая. Уж я вижу, что я вам помеха.

Тихон, наконец, не выдерживает:

- Я не знаю, что я за несчастный такой человек на свет рожден, что не могу вам угодить ничем.

- Что ты нюни-то распустил? Ну какой ты муж? Станет ли тебя жена бояться после этого?

- Да зачем ей бояться? С меня и того довольно, что она меня любит. Мать потрясена:

- Как зачем бояться? Да ты рехнулся, что ли? Тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же это порядок-то в доме будет? Ведь ты, чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит? Видишь ты, какой еще ум-то у тебя, а ты еще хочешь своей волей жить.

- Да я, маменька, и не хочу своей волей жить, - безнадежно бормочет Тихон. - Где уж мне своей волей жить!

Мать не слушает его.

- Так, по-твоему, уж и не прикрикнуть на нее, и не пригрозить, - горячится она. - Хоть любовника заводи! И это, может быть, по-твоему, ничего?

Тихон окончательно сник. Он снова что-то лепечет в свое оправдание и слышит в ответ хладнокровное:

- Дурак! Все молчат.

Кабанова заявляет, что идет домой. Тихон обещает матери, что они тоже скоро будут, только раз-другой пройдутся по бульвару. Марфа Игнатьевна удаляется. Тихон ворчит на жену:

- Мать все приставала: «Женись да женись». А теперь поедом ест, проходу не дает - все за тебя.

- Так нешто она виновата! - осаживает брата Варвара. - Мать на нее нападает, и ты тоже. А еще говоришь, что любишь жену.

Тихон смущенно переминается с ноги на ногу. У него одно горячее желание - отправиться к Дикому, своему постоянному собутыльнику, и крепко выпить. Он обещает скоро вернуться и спешит прочь.

Катерина тронута заступничеством Варвары:

- Так ты, стало быть, любишь меня?

- За что ж мне тебя не любить, - немного уклончиво отвечает та.

- Ну, спасибо тебе! - целует ее Катерина. - Ты милая такая, я сама люблю тебя до смерти.

Некоторое время они молчат.

- Знаешь, что мне в голову пришло? - мечтательно начинает Катерина. - Отчего люди не летают! Мне иногда кажется, что я птица. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела. Попробовать нешто теперь?

- Что ты выдумываешь-то?

- Я у вас завяла совсем, - вздыхает Катерина. - Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. У нас полон дом был странниц да богомолок. Придем с маменькой из церкви, сядем за какую-нибудь работу, а странницы станут рассказывать, где были, что видели, жития разные, либо поют. После обеда я по саду гуляю. Потом к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково хорошо было!

- Да ведь и у нас то же самое, - удивляется Варвара.

- Да здесь все как будто из-под неволи.

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Драма «Гроза». Основное содержание — Действие первое. И в закладках появилось готовое сочинение.

Драма «Гроза». Основное содержание — Действие первое.