Единый принцип характеристики всего множества действующих лиц в романе «Война и мир»

Все герои «Войны и мира» (как вымышленные персонажи, так» и исторические лица) сгруппированы и оценены Толстым в зависимости от степени их близости или отдаленности от народа. Этот единый принцип характеристики и оценки всего множества действующих лиц (а их в романе более пятисот) позволил писателю свести воедино изображение людей самых разных социальных слоев и различных индивидуальных судеб.

Главное обвинение, которое Толстой предъявляет петербургскому светскому обществу, ведущему «призрачную», искусственную жизнь, заключается в оторванности от парода особенно и годину грозных испытаний.

«Война и мир» начинается с описания вечера в салоне Анны Павловны Шерер, где собирается столичная знать. Само по себе сравнение вечера с прядильной мастерской («Веретена с разных сторон равномерно и не умолкая шумели») достаточно точно и определенно выражало авторское отношение к миру фальши и пустоты, к той искусственной жизни, для которой характерны механистичность, мертвенность. Мысль старого князя Болконского о европейской политике: «какая-то кукольная комедия» — получает обобщенное значение.

Толстой выдвигает определенные критерии, с помощью которых он определяет ценность человеческой личности: отношение человека к родине, народу, природе, способность к самоанализу, глубине переживаний, нравственные искания. Представители светского общества испытания на человечность не выдерживают. Среда Курагиных и им подобных (Адольф Берг, Борис Друбецкой, Растопчин с его псевдопатриотизмом) отличается именно безжизненностью, кукольностью, враждебностью ко всему подлинно человеческому, естественному, наконец, просто порядочному. Василий Курагин пытался ограбить Пьера, его сын, Анатоль, вовлекал Пьера в скандальные истории, он же принес много горя Марье Болконской, Наташе Ростовой. У Пьера были все основания сказать, обращаясь к Элен и имея в виду не только ее Одну, но и весь светский мир, который она воплощала: там разврат, зло...».

Основной принцип изображения Толстым отрицательных персонажей — статика, отсутствие движения, глубины переживаний. Их нравственный мир всегда примитивен, лишен интеллектуального богатства и моральной привлекательности; им не дано живого восприятия природыш никто из них не изображен вне городских домов, светских вечеров, балов и т. д.). Так уже в «Войне и мире» начинается - то «срывание всех и всяческих масок», которое станет особенно характерным для последующего творчества Толстого. Выработанные позы, не изменяющиеся улыбки, актерская, игра являлись обычными как для привычных посетителей салона Анны Павловны, так и для Наполеона.

Мотивы кукольности и игры как признаков неестественности п искусственности особенно отчетливо звучат в эпизодах, где речь идет о том, как Наташа, только что вернувшаяся из деревни и не успевшая еще привыкнуть к условностям светского Общества, посещает оперный театр. Толстой описывает оперный спектакль, увиденный как бы ее глазами, то есть с точки зрения.. явственного человека: «...потом прибежали еще какие-то люди И стили тащить прочь ту девицу, которая была прежде в белом и в голубом платье. Они не утащили ее сразу, а. долго I пси ноли, а потом уже ее утащили...». Именно здесь, в театре, происходит знакомство Наташи с Анатолем, увлечение им. Обстановка искусственности, фальши, когда стыдное, недозволенное оказывается дозволенным и обычным («Голая Элен сидела подле нее...»), лишает Наташу простых, естественных человеческих представлений, ориентиры ее сместились, и то, что совсем недавно было бы невозможно для ее нравственного чувства, теперь становится вполне допустимым.

Толстой не принимает жизни, озабоченной лишь «призрак нами, отражениями», лишенной подлинно человеческих ценностей. И характерно, что представители ненавистного автору светского мира постепенно занимают все меньше и меньше места в развитии действия, под конец почти полностью исчезая со страниц романа. Неожиданно от странной и таинственной болезни умирает Элен; ничего не говорится в эпилоге о Курагиных и Шерер, Берге и Друбецком. Забыт и Наполеон. Все темное, эгоистическое, отрицательное уходит, побеждают добро, свет, открытость и естественность.

Наташа становится своеобразным «эталоном» для Толстого. Она нередко помогает писателю оценить нравственные качества других персонажей. В сравнении с простотой и естественностью Наташи, с ее органической народностью и искренним патриотизмом, чуткостью и неистребимой любовью к людям особенно отчетливо видны отрицательные свойства Элен. И не случайно именно под воздействием Наташи князь Андрей открывает для себя возможность радоваться жизни; для него воскресает прелесть молодости, поэзии, природы. Нечто подобное происходит с Пьером — и не с ним одним. Все любят Наташу — не за красоту (ведь если говорить о ее внешности, то она скорее некрасива — в отличие «от Элен), а за то, что в ней явственно ощущается внутренняя прелесть, душевное обаяние, чуткая отзывчивость на радость и боль других людей, то народное начало, которое позволяло ей «понять все то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тетке, и в матери, и во всяком русском человеке».

Толстой выделяет в своей героине не столько ум (по словам Пьера, она «не удостаивает быть умной»), сколько душевную чуткость, поразительную интуицию. В разговоре с матерью она говорит о своем восприятии Бориса Друбецкого: «...он узкий такой, как часы столовые... Вы не ПОБ смаете?.. Узкий, знаете, серый, светлый» и Пьера Безухова: «.. тот синий, темно-синий с красным, и он четвероугольный». Перевести это на язык логических понятий чрезвычайно трудно, мы вместе с Наташей ощущаем, что она не ошибается: безличность, «серость», неустойчивость, «узость» Бориса и основательность, устойчивость, глубину Пьера (с его насыщенной цветовой гаммой) она прочувствовала совершенно правильно.

Для Толстого именно Наташа становится олицетворением идеала женственности и материнства. Вместе с тем прямая полемика с революционно-демократическим решением популярного в 60-е годы «женского вопроса» приводит к заостренному изображению Наташи в Эпилоге только как жены и матери (в прямом противопоставлении с образами эмансипированных женщин типа Веры Павловны у Чернышевского). Одни исследователи считают, что восхищение Толстого материнскими и семейными чувствами Наташи не противоречит нравственному идеалу народа и что через ее образ раскрывается не только мысль семейная, но и мысль народная, которые сосуществуют в «Войне и мире» в органическом единстве. Другие утверждают, что возвеличивание Наташи в Эпилоге имеет не абсолютное, а относительное значение.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Единый принцип характеристики всего множества действующих лиц в романе «Война и мир». И в закладках появилось готовое сочинение.

Единый принцип характеристики всего множества действующих лиц в романе «Война и мир».