Фронтовой альбом История одного

Фронтовой альбом История одного солдата

Письмо прислала читательница AIF. RU Маргарита Баулина

Второй укос лебеды на огороде. Высокая лебеда. Маленький Андриан в этой лебеде, как в лесу ходит. Мама кричит ему: «Сынок, вон тятька идет!». И правда, отец в военной форме идет через поле.

Андрюша напугался, убежал и спрятался. Тогда он еще не знал, что ему уготована судьба, схожая с судьбой его отца, героя Первой Мировой войны, полного георгиевского кавалера... Позже отец скажет Андриану: «Учись хорошо стрелять, сынок. Тебе придется воевать с немцем». Андриан Алексеевич признавался, что, в общемто, о предстоящей войне знали задолго до ее наступления. К этому готовило все: публикации в газетах, передачи на радио, выступления вождя. Андриан Начинкин успешно выучился на инженера и поступил в аспирантуру в Челябинском институте механизации сельского хозяйства. За три года ему довелось освоить всю американскую технику. Одновременно с этим, на военной кафедре, он изучил и советскую: танкетки Т17, огнеметные танки Т26 и трехбашенные Т28. Судя по обучению, было понятно, что студентов не просто обучали, но и готовили к военным и оборонительным действиям. Вместе с дипломом инженера Андриан Начинкин получил и удостоверение воентехника 2го ранга бронетанковых войск.

Осенью 1940 года Андриан Алексеевич получил пакет с приказом прибыть в Волковыск, в 6й мехкорпус 10й армии. Служба должна была длиться 6 месяцев. Однако, все сложилось иначе. 15 марта 1941 года корпус Андриана Начинкина подняли ночью по тревоге и повезли в Белосток, на границу. Каждую ночь туда прибывали эшелоны: с техникой, с боеприпасами, с дизтопливом. Затем, рота за ротой, стали прибывать солдаты. А в начале мая 1941 года, прибыл особый эшелон с суровыми и молчаливыми мужчинами в странном обмундировании. Командовал им такой же суровый военный. Мужчины оказались заключенными из сибирских лагерей. Солдаты, грешным делом, подумали, что зеков привезли строить какойто объект. Но когда им выделили место для размещения в лесу неподалеку от остальных и начали обучать военному мастерству, никаких сомнений уже не осталось скоро будет война. Да и местные жители, не скрывая, ожидали ее со дня на день.

20 апреля полгода службы истекли. Часть солдат было засобиралась домой да куда там! Те, кто посмышленее были, только с грустью улыбнулись: «Вы что, ребята, до сих пор не поняли? Мы же на войну приехали». Вскоре каждый получил холщевый мешок, куда положил все свои гражданские вещи, документы и коротенькую записку домашним, одинакового у всех содержания: «Дорогие родные, я остаюсь на сверхсрочную службу, здоров, погода хорошая». Записки тщательно проверил лично комиссар как бы чего лишнего не написали. До этого уже была строго запрещена любая переписка. А когда выдали «смертные медальоны, сомнений не осталось уже ни у кого. Война могла начаться в любую минуту. И солдаты были полностью к ней готовы! В пятницу, 20го июня, в лесу стали появляться склады боеприпасов, укрытые ветками. А уже ранним утром 22 июня Андриана Алексеевича разбудил грохот бомб и запах гари. Именно тогда Андриану Начинкину довелось увидеть первую смерть.

Все бросились по машинам и выехали на Варшавское шоссе. Рота добралась до нового места, но уже через несколько минут туда прилетели немецкие бомбардировщики. И начали бомбить. «Бомба, она как недорезанная свинья визжит», вспоминает Андриан Алексеевич. Бомбили снова и снова. Было принято решение дать немцу бой. Около четырех часов дня в первом бою встретились наши и немецкие танки. Бой был коротким: немецкие танки против наших оказались слабоваты. Наша армия разбила 12 немецких танков, не потеряв ни одного человека. Но вред, нанесенный немцем, оказался огромный все склады боеприпасов были уничтожены. А пополнить запасы было нечем. Уже ночью наши войска двинулись к Гродно, где получили приказ оборонять город до последней возможности. А чем оборонятьто? Через два дня боеприпасы закончились полностью.

Было принято решение двинуться на Волковыский аэродром и отбить у немцев захваченные оружейные склады. Как захватывать без боеприпасов, никто не знал, но деваться было некуда. С криками «Ура!» Андриан Алексеевич с товарищами пошел в наступление. Те единичные танки, в которых еще оставались снаряды, вышли на прямую наводку и дали залп. За ними следовали остальные: те, у которых из оружия одни наганы. Но, видимо, такая отчаянная сила исходила от наших войск, что враг не решился даже бой принять. Только дал пару пулеметных очередей и сразу же умчался на мотоциклах. Тем временем, танки в окружении стремительно таяли. Так что, вскоре Андриан Начинкин с боевыми товарищами превратился из танкиста в пехотинца. На седьмой день войны, остатки 10й армии, в которой служил Андриан Алексеевич, начал выводить из окружения генераллейтенант Болдин.

Армия ночами шла на восток, а днем пряталась в густых лесах. Там Андриан Алексеевич обнаружил, что, оказывается, вся трава годится для еды. Если, конечно, хорошенько ее жевать. Несколько раз голодные солдаты находили брошенные машины с продуктами. А однажды набрели, как им тогда показалось, на бочонки с красной смородиной. Попробовали а она соленая и рыбой отдает. Оказалось, что это красная икра. Многие солдаты видели икру впервые. Бочонков много было, но и армия была немаленькая. Каждому досталась едва ли ложка.

Несколько раз армия пыталась вырваться из окружения боем. Перед каждой атакой Болдин показывал на карте точку сбора и разбивал отряды на несколько групп. Но до назначенного места каждый раз не доходило и половины. Чтобы пополнить ряды, генерал приказал организовать заградотряды, куда отбирали только самых надежных. В частности, коммунистов, которые сохранили свои партбилеты. И в армию начали идти люди: кто в чем и кто с чем. Даже военной формы никому не выдали, что уж говорить об оружии.

16 августа 1941 года вышел приказ Наркома обороны за № 270, в котором, как образец стойкости, была упомянута «группа генерала Болдина», которая 45 суток выходила с боями из окружения, уничтожила несколько тысяч солдат противника и захватила большие трофеи. В приказе говорилось, что «пройдя по тылам противника около 600 километров, из окружения вышло 1654 красноармейца и командира, в том числе 103 раненых.» Андриан Начинкин комментировал эти строки так: «Приятно, конечно, это читать, но я точно помню, что вместе с генералом Болдиным в район Вязьмы вышло немногим более трехсот человек. И почестей нам никаких не воздавали, приказали сдать оружие и передали в особый отдел фронта. Со мной проблем не было, все на лицо: форма, документы, «кубари» лейтенантские, винтовка снайперская. Три недели окопы копали, пока проверка шла. Потом вызывают меня: «Пойдете сержантом в артиллерию». Я про свое звание и заикаться не стал, скорее бы канитель кончилась. Так я стал командиром «сорокапятки». В феврале 1942 младшего лейтенанта дали, месяца через три – лейтенанта. Так что до командирского звания я второй раз дослужился…»

Андриан Алексеевич прошел всю Вторую Мировую войну, дошел до Берлина. Домой, в город Троицк, он вернулся только в декабре 1945 года. Оказалось, что кроме него, вернулись в заштатный городок единицы, и то, покалеченные. Отец встретил его руганью: «Дурак, зачем ты вернулся? Мы тут дохнем, и ты с нами сдохнешь!» У отца Андриана, Алексея Матвеевича, была резкая речь. Это у него с Первой Мировой войны осталось. Он же чуть ли не десяток лет на войне провел. Так что, навсегда у него сохранился командирский голос и резкие оценки. Однако, посмотрев по сторонам, Андриан Начинкин понял, что отец был прав. Было очень плохо. Его сестра тяжело болела. Трое ее маленьких детишек – худые и синие. Муж сестры, Степан, погиб еще в самом начале войны.

А где матьто? спросил Андриан.Да ты что, не знаешь? Мать умерла в 1943 году, мы же тебе писали!

А письма фронтовые так типографской краской замазывали, что ничего не прочитаешь. Очень уж цензоры заботились о спокойствии солдат... Заикнулся было Андриан Алексеевич о том, что хочет в аспирантуру вернуться… Заплакала не только сестра, но и отец: «Ты нас хочешь бросить. А мы тогда погибнем тут». И Андриан остался. Пошел было в МТС Ковылкинского района, да только там герою Второй Мировой войны места не нашлось. Так Андриан Начинкин перебрался в город Саранск, что располагался неподалеку. Там он и прожил всю оставшуюся жизнь, помогая отцу и сестре с детишками.

Мы каждый год празднуем 9 мая. Но сразу после войны это день даже красным днем календаря не был. Нигде не были ни вечных огней, ни могил неизвестному солдату. Только с 1965 года страна стала отмечать этот знаменательный день. Андриан Алексеевич очень чтил этот праздник. И с замиранием сердца ждал 9 мая 2010 года, юбилейное 9 мая. До 65летия Великой Победы Андриан Начинкин не дожил меньше полугода.

«Война не в природе, всегда говорил он, в генах этого нет. Я почемуто верю в это. И человечество, с развитием науки, техники, а главное, мысли, идет к тому, чтобы обуздать оружие. Я верю в то, что Мировой войны больше не будет. Иначе планета просто сгорит. И не будет ни побежденных, ни победителей».

Ссылка на источник Http://aif. ru/pobeda/article/34306

Редакция сайта не отвечает за достоверность присланных читателями писем и историй

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Фронтовой альбом История одного. И в закладках появилось готовое сочинение.

Фронтовой альбом История одного.