Гарин И. И. Пророки и поэты. Свифт. Дневник для Стеллы

Гарин И. И. Пророки и поэты.

Свифт. Дневник для Стеллы каковы суммы, проигранные им в карты, - двадцать три шиллинга за 1712 год! - сколько заплатил он за новый парик ("три пенни, и, клянусь Богом, я разорен); как он переехал за город на дачу, и как он иногда для здоровья ходит из города на дачу пешком, и он сосчитал количество шагов - 5748; и как он по утрам завтракает молочной кашей: "я ее не люблю, я ее ненавижу, черт возьми, но это дешево и полезно для здоровья". "Опять пришлось заплатить два шиллинга извозчику, честное слово, я разорен!" Да еще Патрику (слуге) нужно сшить новую ливрею стоимостью в фунт стерлингов, этому ленивому негодяю Патрику. Ливрея сшита, но Патрик ее не получит, нужно ведь решить важнейший вопрос: возможно, чю он всё же расстанется с Патриком, неудобно ведь будет тогда отнимать ливрею.

"Источник: Литература Просвещения)"Мы долго думали с Эразмусом Льюисом, как бы заработать триста-четыреста фунтов, но решили, что ничего не выйдет".

Это непостижимо: делатель герцогов и графов, считающий гроши...

Мой проект был таков: у меня есть в Ирландии 300 фунтов, и я написал Стрэтфорду, чтобы он купил для меня акций на 300 фунтов, я за них заплачу, и рискну: поднимутся они или упадут... Стрэтфорд, великодушнейший из людей, сделал всё это, процент мне стоил 30 шиллингов - это было сделано неделю назад, и я уже заработал пять фунтов.

Собственная "предприимчивость" нравится Свифту; как всякий непрактичный человек, он поднимается в собственных глазах мелкой аферой. Конечно, "афера" эта чревата крахом, и, действительно, в один момент Свифт чуть не лишается своего "капитала". "Стелла очень посмеялась бы надо мной, если б вышло, что такой осторожный и подозрительный человек, как я, оказался бы обманутым". Осторожный и подозрительный... Наивный, он считает себя деловитым, сражаясь за гроши, рискуя потерять всё и пренебрегая реальной возможностью сколотить себе крупное состояние.

В настоятельном подчеркивании самому себе своих качеств солидного человека, умеющего справляться со всеми житейскими затруднениями, в активности "опекуна" и "благодетеля" было, может быть, и скрытое стремление уйти от сознания своей беспомощности в этом мире...

И все-таки главное в Дневнике - другое: его подлинные стремления и признания: исповедь Стелле. Нет, он никогда никого не просил за себя - за кого угодно, только не за себя. Он просто служил - платить должны были патроны, и они платили - обещаниями.

Мои новые друзья очень любезны, и у меня достаточно обещаний; но я на это не рассчитываю. Во всяком случае, мы увидим, что будет сделано, и если ничего - я не буду разочарован.

Они меня называют - Джонатан, и я им сказал: по-моему меня оставят таким же Джонатаном, каким и нашли, но я об этом не забочусь. У меня есть проект заработать... и т. д.

Я тоскую по Ирландии, но министры настаивают, чтобы я оставался.

Может быть, и они меня обманут. Но есть важные причины, по которым они вряд ли так поступят.

Честное слово, если б я мог всё бросить и вернуться, я б это сделал и расстался бы навсегда со всей этой политикой и честолюбивыми планами.

Меня удерживает здесь капризная игра судьбы, и честь и приличие не позволяют мне пойти ей наперекор. Возвратиться без какого-либо доказательства успеха - это будет выглядеть весьма плачевно. И помимо этого, я хотел бы быть немного богаче, чем я есть.

Если со мной поступят гадко, и окажутся неблагодарными, как это было раньше, - я к этому вполне готов и отнюдь не удивлюсь.

Боюсь, что министры останутся у меня в долгу до самой моей смерти.

Я ни разу не получил от них ни одного пенни и не рассчитываю получить. С меня хватит дворцов и министров, и я хотел бы быть уже в Ларакоре.

Ожидаю с недели на неделю, что что-нибудь произойдет в моем деле, но ничего не происходит, и я не знаю, произойдет ли: люди так медлительны, когда они оказывают милость... Сижу здесь только для того, чтобы увидеть, сделают ли они что-нибудь для меня, и если увижу, что ничего не выходит, - уеду.

Они мне все надоели, и как только смогу - скроюсь отсюда. Меня совсем не страшит возврат к моему прежнему положению.

"Источник: Литература Просвещения) сообщить лорду-казначею, что я ничего против него не имею, и в претензии лишь на то, что он своевременно мне об этом не сообщил: он обещал это сделать...

В полдень зашел лорд-казначей и наговорил мне много вещей, слишком длинных, чтобы их повторять. Я сказал ему, что мне остается лишь немедленно уехать в Ирландию: оставаться здесь, не получив немедленно какого-нибудь назначения, это значит потерять всякую репутацию. Я не так расстроен, как вы можете подумать, и я бы еще меньше обратил на это внимания, если б не предвидел, что последуют лицемерные сочувствия всяких наглецов.

65 писем. Нужно ли комментировать? Нужна ли дешифровка?

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Гарин И. И. Пророки и поэты. Свифт. Дневник для Стеллы. И в закладках появилось готовое сочинение.

Гарин И. И. Пророки и поэты. Свифт. Дневник для Стеллы.