Гоголь Николай Васильевич – писатель

В 1835 выходят в свет сборники Гоголя «Арабески» и «Миргород». Экземпляр «Миргорода» он передает Уварову для поднесения имп. Николаю I. Критики были единодушны в оценке таланта Гоголя. Особо среди повестей «Миргорода» они выделили «Тараса Бульбу». Летом того же года Гоголь вновь посещает Москву, Васильевку, отдыхает в Крыму, заезжает в Киев к Максимовичу, где совершает продолжительные прогулки по старому Киеву и его Святым местам. В этом же году он оставляет службу в Петербургском университете и Патриотическом институте, начинает работать над поэмой «Мертвые души», создает комедию «Ревизор». Оба этих замысла имеют непосредственное отношение к проблеме народности, поставленной перед литераторами министром Уваровым. Сам Гоголь так излагал свое понимание народности: «Хорошо возлелеянные в сердце семена Христовы дали все лучшее, что ни есть в русском характере... Для того, чтобы сделаться русским... к источнику всего русского, к Нему Самому, следует за этим обратиться». В этом определении заключается главная, основополагающая идея «Мертвых душ». Смерть души героев поэмы заключается, по Гоголю, в том, что вместо Источника всего русского — Спасителя — его герои, герои «Мертвых душ», обращаются к западному еретическому «просвещению», являются носителями европейского «чужебесия». Выведенные Гоголем типы являются «мертвыми душами» потому, что они неправославны, неверноподданны (в подлинном смысле этого слова) и ненародны. Эти убеждения и определяют основное содержание творчества Гоголя — критику плодов европейского секуляризованного «просвещения» на русской почве (на самом обыденном, бытовом уровне) и утверждение идеалов патриархального русского быта.

19 апреля 1836 состоялась премьера «Ревизора» на сцене Александрийского театра в Петербурге, на которой присутствовал Государь Николай Павлович, разрешивший пьесу к постановке и печатанию. За экземпляр «Ревизора», поднесенный Императору, Гоголь получил бриллиантовый перстень.

6 июня 1836 Гоголь уезжает за границу, предполагая провести там полтора года. Из своих заграничных странствий он вынес глубокое убеждение в великом призвании России как единственной свободной державы в мире, исповедующей Православие. Объясняя свое долгое пребывание вне пределов отечества, Гоголь признавался: «...Из каждого угла Европы взор мой видит новые стороны России». О своей поэме в то же время он писал: «Вовсе не губерния и не несколько уродливых помещиков, и не то, что им приписывают, есть предмет «Мертвых душ». Это пока еще тайна, которая должна была вдруг, к изумлению всех... раскрыться в последующих томах...» Разгадка этой «тайны» заключается во многом в том, что в «Мертвых душах», как и в «Ревизоре», выведены Гоголем отнюдь не русские типы, а, по словам самого писателя, «временные, преходящие лица, образовавшиеся среди броженья новой закваски» — представляющие собой результат европейского влияния. Поэтому не только в воспоминаниях о России, но и в непосредственных впечатлениях от Западной Европы, — где главным образом и создавались «Мертвые души», — Гоголь черпал материал для своей поэмы, объездив для этого почти все европейские земли. Представлением о преимущественно западных истоках общемировой апостасии, изображенной в «Мертвых душах», во многом и объясняется патриотический замысел «Тараса Бульбы», вторая редакция которого была написана Гоголем — «возлюбившим, — по его словам, — спасенье земли своей» — одновременно окончанием первого тома поэмы.

Весной 1840 Гоголь отправляется в Рим — предположительно на пять месяцев, однако проводит здесь почти полтора года — до завершения первого тома «Мертвых душ». Тогда же он начинает работу над вторым томом поэмы, продолжение которой было связано с размышлениями писателя о духовном, «небесном братстве» русского народа, его верой в то, что всякий русский человек, подобно самоотверженным запорожцам «Тараса Бульбы», способен «вдруг» «поступить в рыцарство». Осенью 1841 Гоголь возвращается в Россию для издания первой части «Мертвых душ» (1842) и подготовки в печати собрания сочинений (1843), где впервые были напечатаны «Шинель», «Театральный разъезд», вторая редакция «Тараса Бульбы» и др. Во время пребывания в Москве Гоголь получает от преосвященного Иннокентия (Борисова), епископа Харьковского (впоследствии архиепископа), благословение на паломничество в Иерусалим.

В марте 1845 Гоголю от Государя Николая Павловича был назначен трехгодичный пансион по тысяче рублей в год серебром; Наследник Александр Николаевич добавил от себя такую же сумму.

В июне 1845 Гоголь сжигает первоначальную редакцию второго тома «Мертвых душ», пишет завещание, опубликованное впоследствии в книге «Выбранные места из переписки с друзьями». В связи с сожжением второго тома «Мертвых душ» находится его попытка оставить литературное поприще и уйти в монастырь. 29 июня 1845 Гоголь приехал в Веймар, чтобы обсудить свое намерение с православным священником, протоиереем Стефаном Сабининым, но тот, видя его болезненное состояние, убедил не принимать окончательного решения. В 1846, получив известие о переводе первого тома «Мертвых душ» на немецкий язык, Гоголь писал Н. М. Языкову: «...Этому сочинению неприлично являться в переводе ни в каком случае до времени его окончания, и я бы не хотел, чтобы иностранцы впали в такую глупую ошибку, в какую впала большая часть моих соотечественников, принявшая «Мертвые души» за портрет России».

В начале 1847 выходит в свет книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями», замысел которой, как и продолжение «Мертвых душ», был связан с раздумьями писателя над судьбами России и всего мира. Своим проповедническим тоном книга для большинства читателей явилась неожиданностью, а у некоторых из них вызвала резкое неприятие (В. Г. Белинский и др.). Намереваясь объясниться с читателями, Гоголь работает над «Авторской исповедью» и статьей «Искусство есть примирение с жизнью». В начале 1848 из Неаполя он отправляется в паломничество в Святую Землю, где приобщается Святых Тайн у алтаря Гроба Господня.

В апреле 1848 Гоголь возвращается в Россию и, проведя лето на родине в Васильевке, приезжает в Москву, где останавливается у Погодина. Ф. В. Чижов, встретивший в 1848 Гоголя в Киеве после его возвращения из Иерусалима, вспоминал, как тот сказал ему тогда: «...Кто сильно вжился в жизнь римскую, тому после Рима только Москва и может нравиться». В 1850 Гоголь писал А. САЛТЫКОВ Стурдзе из Васильевки: «Ни за что бы я не выехал из Москвы которую, так люблю. Да и вообще Россия всё мне становится ближе и ближе. Кроме свойства родины, есть в ней что-то еще выше родины, точно как бы это та земля, откуда ближе к родине небесной». Присутствуя в 1851, в день празднования двадцатипятилетия царствования имп. Николая I, на бельведере дома Пашкова в Москве — и глядя на празднично освященную столицу, Гоголь произнес: «Как это зрелище напоминает мне вечный город».

В конце 1848 писатель переезжает от Погодина к графу А. П. Толстому на Никитский бульвар. Дом на Никитском бульваре, принадлежавший графу Толстому (впоследствии обер-прокурор Святейшего Синода), и стал последним местом земного обитания Гоголя (ныне в этом доме располагается мемориал, посвященный памяти писателя). В 1849 он читает у Смирновой, Шевырева, Аксаковых главы второго тома «Мертвых душ», встречается с архим. Феодором (Бухаревым). 17 — 19 июня 1850 проездом на родину Гоголь впервые посещает Оптину пустынь. Лето того же года он живет в Васильевке, на зиму переезжает в Одессу, где задумывает новое издание своих сочинений. Весной 1851 Гоголь в последний раз приезжает в Васильевку, а на обратном пути в Москву, 2 июня, еще раз посещает Оптину пустынь. Осенью 1851 Гоголь намеревался побывать на Святой горе Афон.

В июле — начале августа 1851 Гоголь читал Шевыреву под большим секретом новые главы второго тома «Мертвых душ»; в сентябре, перед несостоявшейся новой поездкой на родину, — начало книги о Божественной Литургии. 22 сентября выехал из Москвы в Васильевку и около 27 сентября вернулся обратно в Москву, побывав 24 — 25 сентября в третий раз в Оптиной пустыни. Спустя несколько дней, 1 октября, Гоголь посетил Троице-Сергиеву лавру, где встречался со студентами Московской Духовной Академии. 5 ноября 1851 на квартире графа А. П. Толстого он читал московским писателям и артистам «Ревизора».

26 января 1852 последовала кончина Е. М. Хомяковой (жены А. САЛТЫКОВ Хомякова и сестры Языкова), которая произвела на Гоголя глубокое впечатление. 7 февраля 1852 он едет в свою бывшую приходскую церковь, исповедуется и причащается Святых Христовых Тайн. В ночь с 11 на 12 февраля сжигает рукописи второго тома «Мертвых душ» (черновые наброски отдельных глав этого тома, вместе с рукописями «Размышлений о Божественной Литургии», были обнаружены после смерти писателя в его бумагах). 18 февраля 1852 Гоголь соборовался и еще раз приобщался Святых Тайн. Кончина писателя последовала 21 февраля 1852, около 8 утра. Накануне, поздно вечером, он громко произнес: «Лестницу, поскорее, давай лестницу!», а последними словами, сказанными им в полном сознании, были: «Как сладко умирать!»

И. А. Виноградов

Страницы: 1 2

Гоголь Николай Васильевич – писатель.