Истории из военного госпиталя

Истории из военного госпиталя

Историю прислал Георгий Сидоров

Мой отец Сидоров Владимир Иванович,1912 г. р. незадолго до своей кончины, написал по моей просьбе воспоминания о своей жизни. Одна из частей этих воспоминаний о войне. До войны отец был педагогом в одной из сельских школ Курской области.

Так получилось, что он очень быстро был ранен, а потом оставлен в госпитале политруком, как человек с высшим образованием и партийный. Почти всю войну он и проработал в госпитале, который все время передвигался по стране.

Отец прожил 92 года.

Быстро шло время и  вот  уже  выпускной  вечер  двух  десятых классов. Играл духовой оркестр, сияли лица, слышались восторженные возгласы и... танцы, танцы до глубокой ночи. Впереди  вся  жизнь. Долго и неохотно расходились ученики в ночь на 22 июня 1941 года.

Проснулись мы уже в военном времени. Узнав, что враг напал на нашу землю, мы были ошарашены, возмущены и  готовы  защищать  нашу Родину.  Начался  призыв  в  Красную  Армию.  Люди  верили  старым лозунгам, что наша Армия непобедима, что если на нас нападет враг, то он тут же будет разгромлен. Люди верили, что война будет быстро окончена нашей победой. Поэтому в нашей жизни ничего не изменилось шумели попрежнему базары, люди не  прятались  при  вое  сирены, была некоторая беспечность. НКВД создал  заградительный  батальон, был туда зачислен и я. В задачу батальона входила поимка  вражеских шпионов и диверсантов, наблюдение порядка, очистка площадей и улиц от граждан во время воздушной тревоги и задержание  подозрительных лиц. Вооружены мы были трофейным японским и французским оружием  и находились на казарменном положении.

Во второй половине июля в 12 километрах от Теткина вражеская авиация разбомбила воинский эшелон. Рвались  снаряды  и  бомбы,  в домах села лопались стекла. Вот тогдато,  во  время  тревоги,  на улице не было ни одного человека, все попрятались кто куда.  После этого случая народ стал рыть щели и укрепления на случай бомбежки. Немецкие самолеты безнаказанно летали в нашем небе, лишь один  раз мы наблюдали бой нашего самолета с немецким,  вражескому  самолету пришлось удирать. В начале августа немецкие самолеты почти  каждый день делали налеты на  железную  дорогу,  препятствуя  прохождению воинских  эшелонов  на  фронт.  Ближайшая  к  нам  станция Ворожбаузловая стояла на дороге в города : Воронеж, Киев, Брянск, Сумы, Москва. Немецкие летчики  ровно  в  700  бомбили  дорогу  в четырех местах, там, где она проходила по  высокой  насыпи  и  тем самым  отрезали  ее  от  станции.  Если  наши  рабочие  пытались восстановить  путь  днем,  то  немцы  мешали,  поливая разрушенный участок из пулемета. Приходилось проводить работы вечером и ночью, в это же время проходили через станцию и эшелоны. А  на  следующий день все снова повторялось. В августе нашей армии пришлось туго  немцы наступали по всей  линии  фронта.  Многие  наши  части  были разбиты и  к  нам  в  село  попадали  отступающие  военнослужащие, встречались и высшие чины армии. Нам приходилось  их  задерживать, выяснять личность и передавать  военным  властям.  С  каждым  днем фашисты становились  наглее.  Начались  бомбежки  железнодорожного моста через реку Сейм, но для немцев  они  были  неудачны    мост остался цел. Были и курьезные случаи. Так нам сообщили, что сторож отстойника на сахарном заводе обнаружил неразорвавшуюся бомбу. Нас послали охранять опасное место.  Мы  прибыли  и  увидели массивный металлический предмет,  но  никто  не  знал,  что  это  такое.  До приезда  спецов мы держались  от  непонятного  предмета  подальше. Прибыли люди  из  военкомата,  посмотрели  на  него  издали  и  не определив, что это такое, уехали. Стали мы дежурить. Дежурим сутки, другие, все тихо и спокойно. Наш начальник решил проверить,  бомба ли это. Отошли в укрытие и он выстрелил. Пуля звякнула  о  железо, взрыва не последовало.  Позже  приехали  специалисты  из  Курска  и определили, что это стабилизатор большой  авиабомбы,  а  сама  она ушла в мягкую землю не разорвавшись.
 Немцы  приблизились  к  границе  Глушковского  района.  Наш батальон направили на фронт в район  города  Глухова,  там  я  был ранен в левую руку. Ранение было  сравнительно  легкое    немного задело кость и вырвало кусок мяса. Меня направили  в  госпиталь  в Теткино,  который  находился  в  школе  и  местной  больнице. По требованию руководства  госпиталя  я  был  призван  в  армию  в должности политрука госпиталя N 2715 с  3  августа  1941  года,  в котором и служил до 1 июля 1943 года.
 Немецкие  войска,  преодолевая  упорное  сопротивление  наших войск продвигались на восток. Наши войска несли  огромные  потери. Госпиталь стал наполняться ранеными.  Только  мы  развернули  свою работу, как немец оказался в опасной близости от нас. Мы снялись с места  и  двинулись  на  восток.  Меня  назначили  начальником эвакослужбы.  Нужно  было  определить,  с  какой  станции эвакуироваться,  как  и  где  производить  погрузку  имущества госпиталя, было множество и  других  важных  вопросов.  Станция  в Теткино отпадала изза сильных  бомбежек,  ближайшей  станцией  к востоку была Волоросно, куда мы и поехали с начфином Клименко.  Мы знали, что ехать в открытом  поле  опасно    фашистские  самолеты охотятся даже за отдельными автомашинами, но  выбора  не  было.  Я сидел в кузове и наблюдал за небом и  как  только  видел  самолет, останавливал  машину.  Машину  мы  забрасывали  снопами,  а  сами укрывались. Пролетит самолет, едем  дальше.  Наконец  приехали  на станцию. Дежурный связал нас по селектору  с  военным  комендантом станции Ворожба.  Комендант  нам  сказал,  что  у  него  грузиться нельзя, а нам следует двигаться дальше на восток к Льгову.  Тут  же пришло сообщение, что  в  нашу  сторону  летит  немецкий  самолет. Дежурный сказал нам, что станция уже не раз подвергалась  бомбежке и следует бежать в укрытие. Только мы  спрятались  под  деревьями, как появился фашист. Летел он низко, строчил из пулемета и  грозил нам сверху кулаком. После обстрела здание станции было  изрешечено пулями.

Пришлось вывозить госпиталь на станцию Льгов, что была от нас на  расстоянии  150  километров.  Госпиталь  располагал  тремя грузовиками и тремя лошадьми. Загрузились  и  поехали.  Лошадей  и имущество оставили на станции,  а  с  автомашинами  я  вернулся  в Теткино. Вторым рейсом вывезли людей и оставшееся  имущество.  Всю ночь мы грузились, а утром выехали. Недалеко отчетливо была слышна артиллерийская стрельба. Эвакуация удалась без прошествий, только в одном месте машина застряла в грязи. Мы  замерзали.  Мои  шофера предложили согреться спиртом, который был  в  одной  из  машин.  Я разрешил. Взяли немного, развели водой из  лужи  и  выпили.  Стало легче, довели машины  до  хорошей  дороги.

Страницы: 1 2 3

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Истории из военного госпиталя. И в закладках появилось готовое сочинение.

Истории из военного госпиталя.