Кнабе Г. С. Корнелий Тацит. (Время. Жизнь. Книги). Глава девятая. Диалектика истории. «Диалог об ораторах»

Кнабе Г. С.: Корнелий Тацит. (Время. Жизнь. Книги).

Глава девятая. Диалектика истории. «Диалог об ораторах». ДИАЛОГ ОБ ОРАТОРАХ"

"форум римского народа... забыл изысканную речь, достойную слуха римлян "1 "Источник: a)"Сатирикона " Петрония начинается с рассуждения на эту же тему: "Именно вы, риторы, не в обиду вам будь сказано, первыми загубили красноречие" 2, и в эти же годы корреспондент Сенеки прокуратор Луцилий интересовался, почему время от времени вообще и в их эпоху в частности "возникает род испорченного красноречия" 3. Квинтилиан, обобщив и проанализировав накопленный в Риме опыт ораторского искусства, пришел к необходимости написать книгу "О причинах порчи красноречия" 4"Источник: a)"Ты часто спрашиваешь меня, Фабий Юст,— начинается это сочинение,— почему предшествующие столетия отличались таким обилием одаренных и знаменитых ораторов, а наш покинутый ими и лишенный славы красноречия век едва сохраняет самое слово "оратор"" (гл. 1). Книга и представляет собой ответ на этот вопрос.

"Источник: a) а самые выдающиеся деятели культуры упорно размышляли о его причинах, дело, видимо, заключалось не только в литературе и стилистике.

"Источник: a)"порчи ораторского искусства ". Первая носит непосредственно общественно-политический характер: красноречие — выражение и залог свободы; только в государстве, где важные решения обсуждаются публично, искусство доказывать и убеждать имеет смысл, живет и развивается; там, где такие решения принимаются принцепсом и выполнение их обеспечивается военной силой, оратору делать нечего и искусство его никнет; режим принципата именно поэтому означает конец красноречия. К этому сводилась основная мысль диалога Цицерона "Брут"; о страданиях, которые им приходится терпеть за свою верность свободе, разглагольствуют наставники ораторского искусства у Петрония.

"Одна лишь свобода способна питать и лелеять великие умы,—говорилось в анонимном трактате "О возвышенном ".— Мы же, современные люди, с детских лет воспитывались в правилах исправного раболепия и... по моему глубокому убеждению, способны сделаться всего лишь великолепными льстецами"5.

"Источник: a)— на первый взгляд не связанное с политикой, а носящее скорее психологический характер. Оно развито особенно полно в трактате "О возвышенном". В основе словесного искусства лежит категория возвышенного. "Возвышенное — отзвук величия души", и "самым возвышенным следует признать уместный и благородный пафос" (с. 17). Его антиподом являются погружение в повседневный быт и в помыслы о благополучии, его источником — "возвышенная героика" (с. 20), "действие и борьба" (с. 21). Именно борьба, столкновение индивидуальностей и взглядов, состязание между ними и образуют психологический климат, в котором расцветает искусство слова: "Дух питается благородным соперничеством " 6; "какова у людей жизнь, такова и речь"7.

Причина упадка красноречия — в дегероизации человека и жизненной атмосферы, его окружающей.

"Источник: a) и означал не только оттеснение от них римского сената, но и "деполитизацию" провинциальных рабовладельцев.

"Источник: a) государства и ответственность за его судьбы, инициатива и личная энергия в деле его защиты и укрепления, твердость в отстаивании своих взглядов были такой же частью республиканской традиции, как определенные формы власти и принципы государственного управления. Политическое содержание было неотделимо здесь от содержания человеческого, жизненного, общественно-нравственного, поведенческого; политика и нравственность объединялись нормативным представлением о свободной деятельной энергии, поставленной на службу государству, как о высшем благе. Поэтому теоретики словесного искусства, рассуждавшие о губительности единоличной власти для красноречия, и те, что скорбели об упадке ораторского дела в результате отчуждения общественной жизни и прозаизации типа человека, говорили в сущности об одном и том же. Философы и писатели I в. были правы, говоря о том, что кризис традиционного красноречия неуклонно углубляется, а авторитет оратора падает: высокая роль общественного красноречия и высокий авторитет оратора были порождениями республиканского строя и должны были исчезнуть вместе с ним.

"Источник: a) античный мир был немыслим, и принципат, отменив городскую республику как политическую структуру, не мог устранить строй жизни, мыслей и чувств, основанный на признании гражданской энергии, воплощенной в действии и слове, идеалом и нормой. Этика общественной энергии, основанная на преданности государству, гражданской доблести, правовой свободе и защите их словом, как бы отделялась от республиканских порядков как таковых и признавалась органической чертой гражданской общины вообще, а потому и сохранявшей все свое значение при принципате I в., который и в самосознании, и объективно был с этой общиной так крепко связан.

Эта ситуация составляла главное содержание жизни Тацита и его творчества. На "трудолюбии и деятельной энергии" он построил свою сенатскую карьеру, а потом и идеальный образ современного сенатора.

При сопоставлении с иным, варварским строем эта же ситуация раскрылась как источник не только силы, но и слабостей римского мира. Споры о былом красноречии и причинах его теперешнего упадка давали возможность подойти все к той же этике "трудолюбия и деятельной энергии" еще с одной точки зрения — с точки зрения сопоставления красноречия при Республике (и тем самым самой республики) и красноречия эпохи принципата (и тем самым самого принципата), т. е. с точки зрения исторического развития римского государства.

"самое значительное сочинение по истории римской литературы, дошедшее до нас от древности"8, иногда как "драгоценнейшая жемчужина латинской литературы " 9. Можно принимать подобные оценки или отвергать их. Трудно, однако, не согласиться с тем, что перед нами шедевр художественно-философской диалектики, стоящий в одном ряду с "Федоном", "Племянником Рамо" или "С того берега".

"Источник: a)"Диалоге" передается разговор, посвященный состоянию ораторского искусства и причинам его упадка. Участники разговора, свидетелем которого, как сообщается на первой же странице, был и молодой Тацит,— крупнейшие ораторы описываемой эпохи — 70-х годов I в. Некоторые из них — Випстан Мессала, Юлий Секунд — известны по иным источникам и представляют собой реальных деятелей римской истории, другие — Куриаций Матерн, Марк Апр — почти или полностью не поддаются отождествлению с конкретными лицами.

В центре диалога речи трех из них — Апра, Мессалы и Матерна. В каждой мы без труда узнаем одну из общественных позиций, описанных в главе 1 настоящей книги и характерных для флавианского времени.

Для Апра высшим видом духовной деятельности является судебное и политическое красноречие. Превосходство его явствует как из практических, так и теоретических соображений. С точки зрения "житейской полезности " красноречие предпочтительно потому, что приносит славу, деньги, влияние, удовлетворяет честолюбие и обеспечивает благосклонность принцепса (гл. 5—10).

С более общей точки зрения в деятельности судебного оратора самое важное — связь его с живой жизнью сегодняшнего дня, непосредственное участие в конфликтах и спорах современников (гл. 10).

Эта особенность судебного оратора раскрывает перед ним всю ценность и значительность сегодняшней общественной практики и несущественность старомодной, покрытой пылью мертвой древности. "Признаюсь вам откровенно, что при чтении одних древних ораторов я едва подавляю смех, а при чтении других — сон" (гл. 21). За отрицательным отношением Апра к старому красноречию стоит целая эстетическая система: прекрасное для него — это преизбыток жизни — пышность, блеск, изобилие, расцвет, наслаждение (гл. 22).

Ораторское искусство конца Республики плохо тем, что ему "не хватает дарования и сил" (гл. 21), что в нем мы "не ощущаем блеск и возвышенность современного красноречия" (там же), "овладевшего более красивой и изящной" манерой выражаться, не став от этого менее действенным и убедительным: "ведь не сочтешь же ты современные храмы менее прочными потому, что они возводятся не из беспорядочных глыб и кирпича грубой выделки, а сияют мрамором и горят золотом?" (гл. 20).

"Источник: a)— сила, здоровье и напор жизни: "как и человеческое тело, прекрасна только та речь, в которой не выпирают жилы и не пересчитываются все кости, в которой равномерно текущая и здоровая кровь заполняет собой члены и приливает к мышцам" (гл. 21). Таков же и критерий человеческой ценности в целом: "Я хочу, чтобы человек был смел, полнокровен, бодр" (гл. 23).

Страницы: 1 2 3 4

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Кнабе Г. С. Корнелий Тацит. (Время. Жизнь. Книги). Глава девятая. Диалектика истории. «Диалог об ораторах». И в закладках появилось готовое сочинение.

Кнабе Г. С. Корнелий Тацит. (Время. Жизнь. Книги). Глава девятая. Диалектика истории. «Диалог об ораторах».





|