Левидов. Путешествие Свифта. Глава 13. Свифт получает счет

Левидов. Путешествие Свифта.

Глава 13. Свифт получает счет ... Все мы здесь очертя голову бежим к катастрофе... От всего сердца мы хотели бы, чтоб вы были здесь, вы оказались бы очень полезным для нас вашими усилиями примирить их..." (речь идет, конечно, о Роберте Харли графе Оксфорде и Генри Сент-Джоне виконте Болинброке).

А через три недели:

"Лорд-казначей очень просит вас поторопиться насколько возможно, ибо мы крайне нуждаемся в вас!" -- пишет Свифту все тот же Льюис 30 июля. И Свифт, который, уезжая, не думал вернуться в Лондон, спешно снимается с места, бросает свой новый пост. В начале сентября он снова в Лондоне.

"Источник: Литература Просвещения) примирителя, посредника между Оксфордом и Болинброком -- изнутри.

"Источник: Литература Просвещения) грозный вопрос: что же дальше?

Невозможность уйти от этого вопроса, она и обострила их конфликт.

"Нельзя было найти двух людей более различных и по методу своих занятий и по характеру своих развлечений, по выбору друзей, по манере беседы, по деловым привычкам", -- писал о них Свифт вскоре после наступившей катастрофы.

А как многого он еще не знал, верней, не хотел, боялся знать...

А крах надвигался неотвратимо.

Со второй половины 1713 года здоровье Анны резко ухудшилось, смерти ее ожидали каждую минуту. И вопрос о престолонаследии стал центральным.

"Источник: Литература Просвещения) круги склонны были им верить, что партия тори готовит маленький переворот, имея в виду после смерти Анны передать трон "претенденту", притом не без помощи Франции. И хотя один из пунктов Утрехтского договора устанавливал, что Франция отказывается от всякой поддержки "претендента" и даже удаляет его из пределов Франции, но ходили слухи, что Болинброк -- один из авторов этого договора -- ввел туда тайные статьи, аннулировавшие этот пункт.

Какова же в действительности была позиция Оксфорда и Болинброка в этом вопросе и во всем комплексе политических вопросов дня?

Увы, определенной позиции и политической программы ни на настоящее, ни тем более на будущее не было у одного из них -- графа Оксфорда.

"Источник: Литература Просвещения) в лагерь вигов и всеми силами замедлял, несмотря на требования своих коллег и особенно Болинброка, процесс очищения правительственного и административного аппарата государства от вигов. Он был бы не прочь просто переметнуться к вигам, если б это было возможно. Но, чувствуя, что это вряд ли возможно, Оксфорд подумывал и о лагере "претендента", поддерживая в то же время сношения с ганноверской династией. К сложной системе перестраховки сводилась, по существу, вся его тактика.

Но была и позиция и программа у Генри Сент-Джона виконта Болинброка. Хаотическая, правда, утопическая, но смелая, далеко идущая.

Не отразилось ли на этой программе могучее воздействие Свифта?

"Источник: Литература Просвещения)"защитников церкви" и вместе с тем считал эту партию молотом в своих руках, чтоб сокрушить вигов. А вигов он ненавидел как представителей денежных интересов, как партию Английского банка, Ост-Индской компании, "шерстяного мешка", на котором восседал в палате лордов лорд-канцлер... Чувствительнейший удар вигам хотел он нанести, разработав одновременно с Утрехтским договором проект англо-французского торгового договора. Это был замечательный проект, очень смелый по тем временам, в основе которого лежал принцип открытых дверей и свободной торговли, главным образом в отношении вывоза необработанной шерсти: осуществление такого проекта должно было подорвать устои Ост-Индской компании и монополию английских экспортеров сукон -- в большинстве своем вигов. Сити приняло в штыки этот проект, он был сорван еще до его обсуждения, и лишь впоследствии, через несколько десятков лет, при изменившейся политико-экономической ситуации, Уильям Питт вдохнул новую жизнь в старый проект Болинброка и тесно связал идеологию вигов с принципами свободной торговли.

"Источник: Литература Просвещения)"просвещенного абсолютизма" как наилучшего государственного строя: эту систему изложил он впоследствии в своих политических трактатах. Понимал он, конечно, что такая система может быть осуществлена лишь новыми людьми, и отсюда его стремление к созданию "третьей партии" -- по существу личной партии Болинброка. И так как ганноверская династия тесно связана с вигами и не приходится на нее надеяться как на выполнителя болинброковской политической концепции, -- мыслим был лишь один политический план: передача трона "претенденту", при первом министре и фактическом распорядителе судеб Англии Болинброке. И если серьезные историки не подтверждают слухов о тайных статьях Утрехтского договора, то трудно сомневаться, что Болинброк все время находился в тайных сношениях с "претендентом".

То была авантюристическая и утопическая программа, обрекавшая Болинброка на политическую гибель также и в том случае, если б сумел он договориться с Оксфордом и превратить его в свое орудие. Болинброк все же не был политиком крупного масштаба, не умел он прикладывать своего уха к пульсу страны, не мог понять, что вторая реставрация Стюартов объективно противоречит историческому ходу развития страны, что пребывание тори у власти -- это лишь случайный эпизод, что будущее за вигами, стоящими на центральной линии интересов господствующих группировок.

И были совершенно правы виги, заявлявшие во всеуслышание, что правительство Оксфорда -- Болинброка не может, да и не хочет обеспечить после смерти Анны безболезненный переход трона к Георгу Ганноверскому.

Вот с этим основным аргументом вигов предстояло боротьса Свифту в качестве правительственного памфлетиста по возвращении в Лондон.

"Источник: Литература Просвещения) и выставлено вигами лишь для того, чтоб замаскировать их собственные подпольные интриги с "претендентом".

Можно ли было так грубо ошибаться, так безжалостно насиловать логику и здравый смысл!

Свифт ошибался грубо, но добросовестно.

Этот человек могучего ума, яркого дара логического мышлений всю свою жизнь, а особенно в этот период, направлял и разум свой и логику в русло потока страстных эмоций, в опору стихийного своего чувства. Его мнение о мире, изначальное, составляющее существо его личности, предопределяло и оформляло его знание мира; в этом принципиальное его отличие от политических мыслителей -- Локка, Тоббса, от людей философского мышления -- Спинозы, Декарта. Он не искал истины, ощущая ее всегда с собою; лишь доказывал ее, вернее, внушал -- страстной диалектикой, мощью темперамента. И этой истиной была в каждый данный момент доминирующая эмоция. А в этот период -- ненависть к вигам: было уже сказано, что в них хотел он видеть концентрат всего лживого, развращенного, гибельного в морали и политике.

И поскольку политическая борьба для него была лишь точкой приложения его деятельности морального реформатора, "подметателя Бедлама", постольку он с гневным презрением закрывал глаза на политические реальности дня.

Известная концепция -- "тем хуже для фактов"? Нет, Свифт еще решительнее: подталкиваемый своей страстной активностью, своим неуемным стремлением реализовать собственную истину, то есть свое чувство, он не только игнорирует факты, противоречащие этому чувству, но как бы создает факты, этим чувством внушаемые.

Но, кроме того, Свифт просто не мог представить себе -- бытово, житейски, -- что он в положении дурачка, что Оксфорд и Болинброк обманывают его.

Как бы там ни было, мало радости доставило Свифту его нынешнее пребывание в Лондоне.

Хороши, все так же хороши, если не лучше, были его политические памфлеты данного периода. Энергия натиска в памфлете против Ричарда Стила -- очертя голову бросился Стил в 1713 года в политическую борьбу -- не была превзойдена Свифтом ни раньше, ни потом; эти памфлеты -- физический почти акт, он стремится не убедить, а победить и даже не победить, а раздавить своего противника, растоптать слоновьей своей стопой. Стил для него не противник даже, а нечто неодушевленное и мешающее, что нужно убрать с дороги, отшвырнуть ногой, брезгливо и небрежно; и сообразно этому тон памфлетов оскорбительно небрежен, Свифт как бы нехотя, сквозь зубы цедит свою ярость, гнев его мрачен и брезглив...

Памфлеты произвели впечатление. Сильное.

И однако далеко не такое, как памфлеты "Экзаминера" или "Поведение союзников": общественное мнение Англии входило уже в новую фазу.

А второй из этих памфлетов -- "Общественный дух вигов" -- принес Свифту неожиданные неприятности личного свойства.

В одной части памфлета он обрушился -- по пути -- на целую корпорацию шотландских лордов, заседавших со времени объединения Англии и Шотландии (1707 год) в палате лордов, обвинив их всех оптом в коррупции, практике политического шантажа и прочих грехах. Шестнадцать лордов в торжественной процессии явились к Анне и принесли официальную жалобу против безымянного памфлетиста -- всем было известно, что это Свифт, но фактические доказательства отсутствовали. Анна приказала арестовать типографщика и издателя памфлета -- нелюбовь ее к Свифту отнюдь не уменьшилась оттого, что ее вынудили сделать его деканом св. Патрика,-- и заставила, кроме того, министерство опубликовать сообщение о розыске автора памфлета и о вознаграждении тому, кто раскроет его имя. Правда, Оксфорд принял все меры, чтоб затушить дело, но Свифт мог лишний раз убедиться, как непрочно его положение.

Страницы: 1 2 3

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Левидов. Путешествие Свифта. Глава 13. Свифт получает счет. И в закладках появилось готовое сочинение.

Левидов. Путешествие Свифта. Глава 13. Свифт получает счет.