Н. М. Абакарова. Хто почув «спів русалок», або метафізика любові:Д. Донн і Т. елиот

Н. М. Абакарова. Хто почув «спів русалок», або метафізика любові:Д. Донн і Т. елиот.

Хто почув "спів русалок", або метафізика любові:Д. Донн і Т. елиот.

"Джерело: 17 v-euro-lit.)"Восьмі Лафонтеновские читання". Серія “Symposium”, випуск 26. Спб.: Санкт-Петербурзьке філософське суспільство, 2002. С. 121-124

Отклик Вяземского на книгу «Сочинения В. Жуковского в прозе»

Наибольшей полнотой, глубиной и взвешенностью разбора литературно-критических и публицистических опытов Жуковского первой четверти ХIХ века отличается развернутая рецензия Вяземского на второе издание «Сочинений В. Жуковского в прозе» (1826). Отклик на книгу, объединившую публикации «Вестника Европы» и статьи начала 20-х годов, появился в том же году в «Московском телеграфе» – как уже отмечалось, с основания журнала Вяземский был одним из его ключевых сотрудников36. Задержка с публикацией рецензии (цензурное разрешение «Сочинений…» помечено мартом, а рецензия вышла в декабре), очевидно, обусловлена целым рядом обстоятельств, отнюдь не способствовавших творческому энтузиазму Вяземского в 1826 году. Он тяжело переживал потрясения декабря 1825 года, болезнь и смерть Карамзина, жестокий приговор декабристам, многие из которых были ему и лично близки, трагедию братьев Тургеневых, неулучшающееся состояние здоровье Батюшкова, болезнь и отъезд за границу Жуковского. Незадолго до отъезда самого Вяземского на лето в Ревель (он сопровождал осиротевшую семью Карамзина) 3 мая 1826 года он писал Жуковскому: «Настоящее нестерпимо дурно, а в будущем никаких нет надежд, а напротив, одни утраты <…> Карамзины, Батюшков, Тургеневы, Жуковский, Вяземский – все эти деревья более или менее опалены молниею. В прежнем цвете уже никому не бывать».

М. К. Морозова после смерти мужа

По завещанию мужа М. К. Морозова получала полное право распоряжаться всеми деньгами своей семьи и становилась обладательницей огромного состояния. Однако от состояния мужа Маргарита отказалась в пользу детей, оставив за собой право распоряжаться деньгами до их совершеннолетия, и эту непростую задачу она также выполнила с честью: не просто сохранила, но и приумножила семейные деньги. Об этом свидетельствуют опекунские отчеты, хранящиеся в архивах, а также то уважение, которое оказывали Маргарите родственники мужа, за исключением свекрови – Варвары Алексеевны Морозовой. По завещанию мужа Варвара Алексеевна в случае выхода замуж теряла свое состояние. М. К. Морозова получила наследство без каких бы то ни было условий, что не могло не задеть взбалмошную и самолюбивую Варвару Алексеевну.

Борисов Л. Під прапором Катриони. Частина восьма. Майстер великої мрії. Глава шоста

Борисов Л. : Під прапором Катриони.
Частина восьма. Майстер великої мрії. Глава шоста

"Острів скарбів", — з його я почав, як відомо, хоча до цього я написав багато віршів і дріб'язків по різних приводах. Я написав "Острів скарбів" за замовленням Ллойда. Записуйте, мій безцінний помічник, записуйте! "Принц Отто" написаний у годинники дурного настрою. "Надзвичайна історія доктора Джекила й містера Хайда" мені приснилася. "Чорна стріла" і "Викрадений" — це… це… одну мінуту, зараз я скажу, що це таке

Н. Т. Пахсарьян. «Театральне» і «природне» У драматичній пасторалі ракана «Пастухування»

Н. Т. Пахсарьян. «Театральне» і «природне» У драматичній пасторалі ракана «Пастухування»

Н. Т.Пахсарьян.
«ТЕАТРАЛЬНЕ» И «ПРИРОДНЕ» У ДРАМАТИЧНОЇ
ПАСТОРАЛІ РАКАНА «ПАСТУХУВАННЯ»

Пастораль у театрі й театральність у пасторалі. - М.: Видавництво МГОПУ. С. 13

Работа Чижова над «Вестником промышленности»

Весной 1857 года Ф. В. Чижов возбудил ходатайство о разрешении издавать в Москве журнал «Вестник промышленности». Главное управление цензуры в течение нескольких месяцев рассматривало его просьбу: вело работу с Третьим отделением по уточнению обстоятельств заведенного на него в 1847 году дела, выясняло степень его благонадежности у киевского губернатора.

Акройд П. Завещание Оскара Уайльда. 25 сентября 1900г

Акройд П.: Завещание Оскара Уайльда.
25 сентября 1900г.

"Дориана Грея" и "Портрета господина У. X."; поначалу это сделало меня совершенно больным. Хотя мне казалось, что я создал вещи, целиком лежащие в сфере воображения, повсюду стали раздаваться шепотки о моей жуткой безнравственности. Я потерял равновесие, как это может случиться, когда твои действия приносят непредвиденные результаты; я утратил и покой, и сон. Я полагал, что Искусство поможет мне укрыться от чужих глаз, &"Сент-Джеймс газетт", что, согласно главному закону воображения, в творчестве художник выходит за пределы собственного "я", &"Дориан Грей" вышел отдельной книгой, Хенли [87] не пожелал раскланяться со мной на улице; оригинальность его представлений о правилах поведения в цивилизованном обществе видна уже по тому, как яростно он поносил меня на страницах своей газеты, &"Албемарл" застал меня с молодым человеком. Хотя я заплатил ему за молчание более чем достаточную сумму, он несколько раз приходил к моему дому и спрашивал мистера Уайльда. Я совал ему банкноту и гнал его прочь; на вопрос жены я ответил, что это торговец приносил счет. Но были и другие, многие; иные, как Вуд и Клибборн, буквально вцеплялись в меня и шли со мной от Тайт-стрит до самого "Кафе-руаяль". Я чувствовал себя загнанным зверем, в которого со всех сторон летят стрелы, и жаждал покоя &"говорить начистоту", не обладая чистотой ни в малейшей степени. Во время наших немногочисленных встреч он говорил вещи, которых я не понимал. Он был сумасшедший, а мне в присутствии сумасшедших всегда было чрезвычайно не по себе. Когда он начал войну против меня и Бози, я испугался не на шутку &"Сент-Джеймс" с букетом из овощей. Это, конечно, было нелепо; и если бы я смог убедить себя в том, что это всего лишь нелепо, я сделался бы одним из зрителей разворачивавшейся драмы &"Новый Тиберий"; это выглядело совершенно непристойно. Но злобными выпадами он не ограничился. Совершенно случайно он обнаружил искомое доказательство &"обдумывать свое положение", как предлагали мне друзья, ибо оно было опаснее, чем им казалось, и, должно быть, в глубине души я ощущал, что любой сделанный мною ход неизбежно обернется против меня. Как же иначе? Быть может, я стремился навстречу судьбе, как жених к невесте; быть может, я хотел наконец взглянуть ей в глаза, после того как столько лет то подманивал ее, то отталкивал. Кто знает?