Конради Карл Отто. Ґете. Життя й творчість. т.2. «Сільська фантазія» в Оберроссле

Конради Карл Отто. Ґете. Життя й творчість. т.2.
"Сільська фантазія" в Оберроссле В початок сайту

"Сільська фантазія" в Оберроссле

Альцест (персонаж комедии Ж. Б. Мольера «Мизантроп»)

Вл. А. Луков. Французская литература (XVII век - рубеж XVIII века)
Альцест (персонаж комедии Ж. Б. Мольера «Мизантроп») / Я в бешенстве, нет сил мне справиться с собой, / И вызвать я б хотел весь род людской на бой!» (Акт I, явл. 1). В качестве примера Альцест приводит некоего лицемера, с которым у него тяжба. Филинт согласен с уничтожающей характеристикой этого человека и именно поэтому предлагает Альцесту заняться не его критикой, а существом дела. Но Альцест в ожидании решения суда ничего не хочет предпринимать, он с радостью бы проиграл дело, лишь бы найти подтверждение «низости и злобы у людей». Но почему же, так низко ценя род людской, он терпит недостатки легкомысленной Селимены, неужели он их не замечает, спрашивает Филинт друга. Альцест отвечает: «О нет! Моя любовь не знает ослепленья. / Все недостатки в ней мне ясны без сомненья. (...) Огонь моей любви — в то верю я глубоко — / Очистит душу ей от накипи порока» (Акт I, явл. 1). Альцест явился сюда, в дом Селимены, чтобы объясниться с ней. Появляется Оронт, поклонник Селимены. Он просит Альцеста стать другом, неумеренно превознося его достоинства. На это Альцест произносит замечательные слова о дружбе: «Ведь дружба — таинство, и тайна ей милей; / Так легкомысленно играть не должно ей. / Союз по выбору — вот дружбы выраженье; Сперва — познание, потом уже — сближенье» (Акт I, явл. 2). Оронт согласен подождать с дружбой и просит у Альцеста совета, может ли он представить публике свой последний сонет. Альцест предупреждает о том, что слишком искренен как критик, но это не останавливает Оронта: ему нужна истина. Его сонет «Надежда» слушает Филинт: «Изящнее стиха нигде я не слыхал» — и Альцест: «Он годен лишь на то, чтоб выбросить его! / (...) Игра пустая слов, рисовка или мода. / Да разве, боже мой, так говорит природа?» (Акт I, явл. 2) — и дважды читает стихи народной песни, где о любви говорится просто, без прикрас. Оронт обижен, спор едва не приводит к дуэли, и только вмешательство Филинта разряжает обстановку. Благоразумный Филинт сетует: «Вы нажили врага! Ну что ж, вперед наука. / А стоило б слегка вам похвалить сонет...», ответ Альцеста: «Ни слова больше» (Акт I, явл. 3).

Гарін И. И. Пророки й поети. Блейк. Пророчі книги

Гарін И. И. Пророки й поети
Блейк. Пророчі книги В початок сайту

"Джерело: Історія всесвітньої літератури. 19 століття теософія, що продовжує Загублений і Повернутий Рай.

"Джерело: Історія всесвітньої літератури. 19 століття містерії шеллі-байроновского титанизма й вагнеровскую битву богів, Блейк вкладає в боротьбу той же зміст: битва йде в душах людей - битва заліза й вогню. Орк спалює, але й звільняє, трощачи й зло, і добро, Лос - Час і Пророцтво - плавильна піч, що з'єднує залізо й вогонь, енисармон - Уява, що перетворює в Индустриальность, Юрайзен - механічний Прогрес, созидатель-крушитель.

Питання й завдання до вірша В дорозі

Тема:Соціальна трагедія народу в місті й селі. Доля народу як предмет ліричних переживань страждаючого поета

Питання й завдання до вірша "У дорозі".

У ДОРОЗІ.
- Нудно? нудно!.. Ямщик відважний,

Акройд П. Завещание Оскара Уайльда. 13 августа 1900г

Акройд П.: Завещание Оскара Уайльда.
13 августа 1900г.

"воды поднялись до головы моей" [11], &"Балладу", желая показать всем, что страдание только укрепило мой дар. Я замышлял после "Баллады" вернуться к Библии как источнику величайших драматических сюжетов, начисто забытых современной Европой; я хотел создать из истории Иезавели и Ииуя произведение такой же выразительной силы, как "Саломея". Но планы мои рухнули, едва успев оформиться. Воля дрогнула и обратилась в бегство. Мне не удастся осуществить свои замыслы, да я и пытаться не буду. Жалеть об этом бессмысленно &"Великие писатели" мистера Вальтера Скотта моего имени не будет.

Агнеса (персонаж комедии Ж. Б. Мольера «Школа жен»)

Вл. А. Луков. Французская литература (XVII век - рубеж XVIII века)
Агнеса (персонаж комедии Ж. Б. Мольера «Школа жен») пер. Вас. Гиппиуса). При первом появлении на сцене Агнеса именно такова: жалуется на блох, мешающих спать, говорит о ночных рубашках и колпаках, которые она сшила для Арнольфа. Наивность отмечает в ней и Орас, сын давнего друга Арнольфа, который, не догадываясь о том, что Агнеса — его воспитанница, признается Арнольфу в любви к девушке и ругает ее опекуна, прячущего ее от света.

Акройд П. Завещание Оскара Уайльда. 24 августа 1900г

Акройд П.: Завещание Оскара Уайльда.
24 августа 1900г.

"дух сегодняшнего и завтрашнего дня".

Но я быстро уставал от всего яркого и норовил погрузиться в тень, которая это яркое окружала. Я ощущал болезненное наслаждение, углубляясь в путаницу переулков и проходных дворов, встречая опустившихся мужчин и женщин. Вдали от главных улиц, среди ветхих домишек, я видел грязь и унижение, которые казались мне всего лишь живописными &"Альгамбре" я с замиранием сердца ждал выхода Артура Робертса, который умел создавать из лондонской жизни фантазии, достойные жестокого смеха Отуэя [36] или гротесков Гойи. Когда под звуки обшарпанного оркестрика Робертс запевал своим особенным надтреснутым голосом: "Дай мне денег на кеб, дорогуша, &", &"Флоренции". Никогда потом не было у меня так много знакомств среди женщин. Герцогиню Вестминстерскую и герцогиню Боуфорт едва ли не слишком быстро сменили Лили Лэнгтри и Эллен Терри [37]. Фрэнк их рисовал, я &"нахожу общий язык" с женщинами: я их понимаю. Но в то время я еще и боготворил их, ибо, используя тонкое искусство, свойственное их полу, они умели брать в жизни верх. Помню, как однажды вечером мы с Лили шли по Стрэнду, и возницы кебов выкрикивали ей приветствия, и прохожие на нее оглядывались. Я купался в лучах ее славы, но даже в такие минуты думал о том, насколько приятнее было бы, если бы подобные знаки внимания оказывались мне.