Твір на тему: Своєрідність і унікальність «Пісні про царя Івана Васильовича…»

 Першою поемою, що Лермонтов зважився опублікувати, з'явилася «Пісня про царя Івана Васильовича, молодого опричника й відважного купця Калашникова». Поема є стилізацією російського фольклору у великій епічній формі. По жанрі й художній своєрідності вона виявилася єдиної у своєму роді й не одержала продовження ні у творчості її автора, ні в інших поетів. Не було в «Пісні...» перекликів і з попередніми творами Лермонтова. Правда в поемі «Боярин Орша» автор торкається сімейної теми, але особливість «Пісні...» у тім, що дана Твір на тему тут представлена зовсім інакше, хоча мова йде теж про бесчестьи сім'ї. . _

Образ и характеристика Евгения Онегина в романе А. С. Пушкина

В образе главного героя романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» воплотился тип «современного человека» пушкинской эпохи. Над осмыслением и художественным воплощением этого образа Пушкин работал свыше десяти лет.

Евгений Онегин — личность сложная и глубоко противоречивая. С одной стороны, он эгоистичен и жесток: «проникнутый тщеславием, он обладал сверх того еще особенной гордостью, которая побуждает признаваться с одинаковым равнодушием как в своих добрых, так и дурных поступках». С другой стороны, он раним, имеет тонкую душевную организацию, ему присущ дух, стремящийся обрести свободу. Именно эти качества привлекают внимание читателя и ставят образ Евгения Онегина в ряд незаурядных «героев нашего времени». Знакомство читателя с Евгением Онегиным происходит уже в первой главе, которая открывается внутренним монологом героя, наполненным желчной иронией и нескрываемым раздражением. Перед нами предстает «молодой повеса», который ни в чем не видит смысла и равнодушен, казалось бы, ко всему на свете. Он зло иронизирует по поводу болезни своего дядюшки: эта болезнь оторвала юношу от привычной, но порядком опостылевшей светской жизни в Петербурге, но ради денег он готов «на вздохи, скуку и обман».

Слово к малым народам и народностям

И после всех отделений наше государство все равно, неизбежно, останется многонародным, хотя мы не гонимся за тем. Для некоторых, даже и крупных, наций, как татары, башкиры, удмурты, коми, чуваши, мордва, марийцы, якуты, — почти что и выбора нет: непрактично существовать государству, вкруговую охваченному другим. У иных национальных областей — будет внешняя граница, и если они захотят отделяться — запрета не может быть и здесь. (Да еще и не во всех автономных республиках коренная народность составляет большинство.) Но при сохранении всей их национальной самобытности в культуре, религии, экономике — есть им смысл и остаться в Союзе.

Поле Куликово (случай из жизни)

Спустя два года мы снова вернулись на Поле Куликово. Это было через две недели после юбилейных торжеств, посвященных 600-летию Куликовской битвы. Вернулись в той же машине и с тем же шофером, почти без изменения той же компанией, неравнодушной к судьбе отечественной истории. И приехали мы так же вечером, как в первый раз. Однако теперь вечер был теплый и тихий, словно как бы объятый какою-то великой вселенской усталостью, светлой и натруженной, относящейся не к окончанию дня, а к завершению огромного событийного круга. Назавтра и верно предстоял не простой день - 8 сентября по старому стилю и церковный праздник Рождества Богородицы, в который, как свидетельствуют летописи, и состоялась битва. Кэтомудню, признаться, мы и подгадывали, чтобы при нас замкнулась невидимая черта, что-то вольно или невольно высказав, и время русской истории от Куликова Поля двинулось по новому кругу. Что будет, когда через сто лет оно снова сойдется с началом отсчета, какие грядут события, придет ли кто сюда отметить новый юбилей и с какой верой, с каким сердцем придет?

Волнующий шепот Фета: Маруся Климова (Кондратович Т.)

Долгое время стихи Фета сливались у меня в сознании со стихами Тютчева, Майкова, Плещеева и прочих поэтов, описывавших природные явления. А потом вдруг случайно я где-то увидела его портрет и сразу почувствовала к нему глубокую симпатию: он чем-то походил на моего любимого кота – с большим носом, огромными, обведенными темными кругами глазами и с черной бородой. В школе наша учительница литературы Александра Павловна вообще Фета терпеть не могла и все повторяла, что он был настоящим, типичным «крепостником» и любил наблюдать за тем, как пороли крестьян: уютно устраивался в беседке в саду под раскидистыми липами, пил чаек с блюдечка и с наслаждением слушал вопли истязаемых крепостных. Как ни странно, но именно такая характеристика заставила меня обратить более пристальное внимание на стихи Фета, уж больно этот образ отличался от стандартной модели поведения, которую нам постоянно навязывали в школе, и постепенно Фет стал моим любимым поэтом.

Притча о белом мраморе. Изложение

 Много лет тому назад шел пустынной дорогой юноша. Он ушел из страны по решению старейшин. В своей стране он был замечательным мастером, бедным, но талантливым. От его изделий скупой становился более щедрым, хмурый - приветливым, некрасивая женщина - красавицей. Но мудрые старейшины знали, что только страдание, работа и далекие странствования превращают мастера в настоящего художника. Поэтому и устроили юноше испытания: найти в далеких краях белый мрамор, вырезать из него статую любимой девушки, только тогда юноше разрешалось возвратиться домой и вступить в брак с любимой. После долгих странствований юноша нашел в горах глыбу белого мрамора. Но у него не было резца, и он обратился к кузнецу. Тот поставил условие: за резец отработать подручным в кузнице или из мрамора сделать ошейник для собаки. Юноша решил, что год - это очень долго, и сделал ошейник. Получив резец, мастер принялся вытачивать образ своей Любимой.

О любимом занятии на природе

Я проезжаю село, старый сруб, который стал покосный лугом, и оказываюсь в дубраве. Дубрава сверху обволакивается небом, а снизу туманом. А клены сейчас такими испуганными стали - вот-вот полетят за перелетными птицами. Возле их ног всхлипывает и всхлипывает источник. А какая-то птичка перескакивает с листка на листок, весело воспевает себе и будто не видит, что между кленами холод синеет. Я размышляю, куда же пойти по грибы. В загоне Костюков всегда осенью бывает много опят. И опята у нас считают  неполноценными грибами, их найдет и малыш. Совсем другое дело - найти боровик! Здесь надо быть очень внимательным. Для меня найти боровик или подосиновик радостно и неожиданно. И я не могу сразу схватить гриб. Мне надо посмотреть и побеседовать с ним, а потом уже срезать.