Белицкий П.: Пан Флобер

Белицкий П.: Пан Флобер.

"ПРОЛОГ"

"Флобер - стиліст"...

Флобер - булавочник, і "Пані Бовари" надряпана самою дрібною шпилькою

У сутності - офорт, але офорт травлений жовчю, сарказмом і іронією

Око Флобера, - круглий, випнутий, - начебто пристосований читати тільки набране петитом

Афанасьев Н. Мистер Доджсон и Льюис Кэрролл

Афанасьев Н.: Мистер Доджсон и Льюис Кэрролл

"Улисс" известного тогда лишь в элитарной среде Джеймса Джойса. Тем не менее в письме автору он мудро заметил, что в литературе хватит места заблуждаться всем.

Вот, кстати, удобный момент от оговорок двинуться к сути. Канон искусителен двояко. С одной стороны, он располагает к безусловному приятию, не напрасно же в чреде поколений сложилась именно эта, а не иная норма. Стоит отступить от неё, как немедленно соскальзываешь в хаос и анархию. С другой &"ушёл в реку истории"; подобно Петеру Шлемилю, европеец потерял собственную тень. Это именно то, что случается в полдень”. Более того, ровно в том же 1925 году, что замечательный испанский философ и теоретик культуры Хосе Ортега-и-Гассет написал свою знаменитую книгу "Дегуманизация искусства" (именно на неё я только что и сослался), английская писательница Вирджиния Вулф высказалась совершенно иначе: “На равнине, в толпе, полуслепые от пыли, мы с завистью оглядываемся на тех более счастливых воителей, чья битва выиграна, чьи победы несут такой явный отпечаток совершенства, что мы с трудом удерживаемся, чтобы не считать их борьбу менее тяжёлой, чем наша”. Кто же эти “те”, кто эти воители-победители, на фоне которых даже "Улисс" кажется Вирджинии Вулф, пламенной поклоннице и последовательнице Джойса, памятной катастрофой? Лоренс Стерн. Толстой. Тургенев. Джейн Остин.

Пахсарьян Н. Т. Английская литература XVIII века

Пахсарьян Н. Т.: История зарубежной литературы XVII - XVIII веков.
Английская литература XVIII века В начало сайта

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

"Источник: История всемирной литературы. 19 век Это тем не менее не только не приглушило просветительских устремлений английских деятелей культуры, но, напротив, способствовало раннему появлению этих устремлений, обусловило серьезное влияние английской раннепросветительской мысли на европейскую. Поэтому целесообразно начать знакомство с западноевропейской литературой XVIII века именно через литературу этой страны.

Особенности «русского» глобалитета

Каждый из четырех кризисов русского глобалитета отбрасывал Россию далеко назад, а каждый подъем глобалитета в России сопровождался ростом имперских амбиций, мощи государства и комплексом мирового величия, далеко не всегда подтверждаемыми в реальности, но нередко пугающими и даже устрашающими - для ближайших соседей. В результате история русского глобалитета, неустойчивого, изменчивого, динамичного, носит явно выраженный циклический и «пульсирующий» характер. Отсюда идет объяснение его удивительной «стойкости» и исторической «живучести», а также непредсказуемости в контексте смежных культур, в том числе славянских.

Мокульский С. История западноевропейского театра , т. 2. Альфьери

Мокульский С. История западноевропейского театра, т. 2.
Альфьери. ческого являлась общая отсталость итальянской буржуазии, в мировоззрении которой отсутствовал героический пафос борьбы за свободу, являющийся обязательной предпосылкой для воз­никновения гражданской политической трагедии. Между тем именно такой трагедии требовало крепнущее политическое со­знание передовой части итальянского общества.

Анненская А. Н. Франсуа Рабле. Его жизнь и литературная деятельность Глава 8

Анненская А. Н.: Франсуа Рабле. Его жизнь и литературная деятельность
Глава 8. La Sciomachie", подробное описание турнира и праздников, данных кардиналом Дю Белле в честь рождения второго сына короля Генриха.

"Источник: svr-lit.) из первых мест отводил "Пантагрюэлю". Он упрекал автора в безбожии, в богохульстве, в глумлении и над святынями веры, и над почтенными людьми; выставлял его пьяницей, обжорой, циником, человеком вполне безнравственным и удивлялся, как мог он найти поддержку у такого сановника церкви, как кардинал парижский. "Хорошо, если он и его пантагрюэлизм скрываются в Женеве или если он совсем исчез со света! - восклицал озлобленный критик. - Мы слышали, что при вступлении на престол нынешнего государя он бежал в Рим за толпой отставленных и изгнанных кардиналов".

Значение Съезда русских журналистов 1908 года

Русская печать горячо откликнулась на призыв комитета съезда «оказать содействие» в организации «национального праздника». «Беспримерный юбилей», «День перемирия», «Национальный праздник», «Грандиозное торжество» – такими заголовками пестрели газеты.