Алташина В. А. Аббат Превописатель, журналист, географ и историк

Алташина В. А. Аббат Прево: писатель, журналист, географ и историк

"Источник: Литература Просвещения)—1763) — автор лишь одного шедевра, "Истории кавалера де Грие и Манон Леско" (1731), хотя перу его принадлежат десять многотомных авантюрно-психологических и два исторических романа. Для читателей XVIII в. он был прежде всего создателем "Жизни благородного "Человека, оставившего свет" (1728—1731) и "Истории Кливленда" (1731—1739), составителем "Всеобщей истории путешествий" (1746—1754), издателем двадцатитомного журнала "За и Против" (1733—1740). Личность этого обаятельного аббата-отступника, его жизнь, полная приключений и покрытая тайной, были предметом постоянного интереса современников и ученых. Как правило, и те и другие впадали в крайности: или очерняли его, обвиняя во всех смертных грехах, или создавали о нем "золотую легенду". Обстоятельства жизни Прево малоизвестны: документов по разным причинам сохранилось немного, свидетельства знавших его людей немногочисленны и противоречивы. Исследователи проделали огромную работу, по крупицам собирая данные о жизни аббата Прево, устанавливая хронологию его творчества, атрибутируя его сочинения1.

Акройд П. Завещание Оскара Уайльда. 21 августа 1900г

Акройд П.: Завещание Оскара Уайльда.
21 августа 1900г.

"Федона". Я переводил Аристофана, и он получался похожим на Суинберна. Я читал Суинберна и воспринимал его как пародию. Я скептически относился ко многим из авторов, которых нам приходилось изучать. Прохладная афористичность Вергилия и глупая рассудительность Овидия раздражали меня; я испытывал отвращение к трескучей похвальбе Цицерона и скучной серьезности Цезаря. Зато я по достоинству оценил звучную африканскую латынь Апулея и сухие сжатые фразы Тертуллиана, писавшего и проповедовавшего во времена бесчинств Элагабала. Но больше всех заинтересовал меня Петроний &"Сатирикон" открыл мне новые изгибы чувственности. Меня не тянуло самому их изведать; достаточно было знать, что они существуют.

Левидов. Путешествие Свифта. Глава 12. Свифт беспомощен, как слон

Левидов. Путешествие Свифта.
Глава 12. Свифт беспомощен, как слон но не потому, что герой не герой, а потому, что камердинер -- камердинер! Гегель

"Источник: Литература Просвещения) но кажущаяся еще очень молодой со своей тонкой девичьей фигурой, большими, черными, грустными глазами и прекрасными густыми волосами, и круглая, веселая старушка, ее компаньонка, мисс Дингли. В руке у мисс Дингли большой плотный пакет с печатями и штампами, только что прибывший из Лондона.

Троцкий об учении Толстого

Мы не встретим у Троцкого обозначения Толстого как «учителя жизни», каковым его признали В. Базаров и М. Неведомский, но зато найдем такое высказывание: «Не будучи революционером и не стремясь к революции, Толстой питал своим гениальным словом революционную стихию, и в книге о великой буре 1905 г. Толстому будет отведена почетная глава».

История французской литературы. К. Ловернья-Ганьер, А. Попер, И. Сталлони, Ж. Ванье. Ален Шартье. (1385 или 1395 – 1430)

История французской литературы. К. Ловернья-Ганьер, А. Попер, И. Сталлони, Ж. Ванье.
Ален Шартье. (1385 или 1395 – 1430). 1430).

"Источник: Литература Просвещения) поэтические произведения. В 1417 г. он становится секретарем дофина Карла (будущего карла VII), которого сопровождает в Бурж. На протяжении десяти лет Шартье остается королевским нотариусом и секретарем, получая также различные церковные должности (в том числе должность настоятеля в 1426 г.). В 1422 г. он пишет "Четырехголосную инвективу", в 1424 г. &"Жестокую красавицу". Начиная с 1425 г. Шартье исполняет различные дипломатические миссии. В 1428 г. он пишет "Книгу о Надежде" и завершает ее. Умирает в Авиньоне в 1430 г. (вероятно, во время одной из миссий).

«Переписки» Вяземского и Жуковского

Свое восприятие сложившейся тогда ситуации Вяземский эмоционально передал в письме Жуковскому от 22 августа 1809 года: «Благодарю тебя и цалую за ответ Шаликову. Признаюсь, молчание твое бесило меня, и я уже брал оружие за тебя. Пиеса и написана, а может быть, будет и напечатана в Рус. Вестнике». Показательно, что одобрение самого факта ответа Жуковского вовсе не отменяет для Вяземского актуальности собственной заметки – полемической по отношению к содержанию этого ответа. В данном письме Вяземский не счел нужным раскрывать подробности своей позиции, возможно, опасаясь попыток Жуковского противодействовать, по крайней мере, отговорить его от публикации «Двух слов постороннего». Показательно и отправление заметки в «чужой» журнал. Вяземский явно стремился дистанцироваться от своего старшего друга, от тех карамзинистов (и не только карамзинистов), которые по разным причинам скептически относились к боевой журнальной полемике – так начиналось затянувшееся на годы их противостояние, и свои резоны были у обеих сторон.

Акройд П. Завещание Оскара Уайльда. 12 сентября 1900г

Акройд П.: Завещание Оскара Уайльда.
12 сентября 1900г.

"Воображаемые беседы литераторов и политиков" Лэндора, и посреди главы, посвященной Порсону и Саути, обнаружил газетные вырезки. Хранить подобное не в моих правилах, но, возможно, я хотел пополнить этими статьями собрание Лэндора. Большая их часть не стоит внимания, но меня позабавила заметка из "Сан-Франциско трибюн":