Мокульский С. История западноевропейского театра , т. 2. Драматургия начала XVIII века

Мокульский С. История западноевропейского театра, т. 2.

Драматургия начала XVIII века. В начало сайта

ДРАМАТУРГИЯ НАЧАЛА XVIII ВЕКА

"Источник: История всемирной литературы. 19 век shy;тизм в полной мере обнажил свою реакционную сущность. Вреshy;менное равновесие классовых сил дворянства и буржуазии было нарушено. На усиливающуюся оппозицию со стороны третьего сословия абсолютизм ответил открытыми политическими репресshy;сиями. Буржуазии было нанесено два чувствительных удара: в 1685 году был отменен Нантский эдикт, что заставило гугеноshy;тов, в массе своей занимавшихся торговлей и промышленностью, бежать за границу; одновременно началось самое свирепое гонеshy;ние на янсенистов, представлявших буржуазное крыло католиshy;ческой церкви. Людовик XIV окружил себя иезуитами, находившимися под покровительством мадам де Ментенон. Оставшихся в стране гугенотов насильственно обращали в католицизм, янсеshy;нистов целыми толпами гнали в тюрьмы.

Неудачная война за "Испанское наследство" окончательно подорвала авторитет государственной власти и вконец истощила финансы королевства.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век "короля-солнца" у большинства французов вызвала вздох облегчения. Наследнику престола Людовику XV было всего пять лет, и бразды правления взял опекун малолетнего короля - герцог Филипп Орлеанский.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век shy;сударственные долги, правительство регента пустилось в соshy;мнительные операции: по предложению некоего Джона Лоу было выпущено огромное количество ничем не обеспеченных акций. Эти акции должны были окупиться теми сокровищами, которые предстояло добыть во французских колониях. Феодальshy;ное государство, оказавшись в критическом положении, пытаshy;лось поправить свои дела чисто буржуазным способом. Акции были распроданы моментально: никто не мог устоять перед ноshy;вым способом зарабатывать деньги, ничего не делая. Но афера скоро раскрылась - в государственной казне не было и десятой доли той суммы, на которую было распродано акций. В резульshy;тате мошенничества Лоу займодержатели не получили обратно двух миллиардов франков. Зато были покрыты частично госуshy;дарственные обязательства, а герцог Орлеанский успел полshy;ностью уплатить свои личные долги.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век shy;лась к своему новому правительству. Ненависть эта увеличиваshy;лась еще и в связи с дальнейшим усилением общественной реакции. Кардинал Флёри, в качестве первого министра смеshy;нивший регента, начал жесточайшую борьбу со всяким проявлеshy;нием свободомыслия и способствовал усилению партии, иезуитов.

В такой атмосфере развивался французский театр первой половины XVIII века.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век shy;тического искусства ничего значительного: театры жили главshy;ным образом старым репертуаром. То, что писали многочисshy;ленные современные драматурги (Лафосс, Ламотт, Прадон, Кампистрон, Лагранж-Шансель), было добросовестным, но чрезвычайно бледным повторением всем известных образцов. Эпигонам классицизма казалось, что им не нужно изучать ни общественную жизнь, ни человеческую душу. Достаточно позаshy;имствовать у кого-нибудь из античных писателей сюжет, усвоить секреты композиции, обучиться искусству звонких рифм - и возвышенная драма, достойная творений Корнеля и Расина, родится сама собою.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век -1762). При всей условности своих сюжеshy;тов они были по-своему современны.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век - балы бывали редко, спекshy;такли почти совсем прекратились. Король, вволю навеселивshy;шийся на своем веку, к старости впал в религиозное ханжество. Аристократы, подражая и угождая монарху, с великой досадой разыгрывали роли правоверных католиков. Но этот благочестиshy;вый маскарад скоро кончился: наступило беспутное время Реshy;гентства. Филипп Орлеанский своей разгульной жизнью подал пример дворянскому обществу, и общество с увлечением послеshy;довало этому примеру. Историки говорят, что никогда еще во Франции не было такой вольности нравов, такого увлечения азартными карточными играми, таких непомерных трат и громshy;ких скандалов, как при регенте. Страсти, искусственно сдержиshy;ваемые во время богомольного притворства, вырвались на волю с небывалой силой. Чувственные наслаждения стали всеобщим кумиром.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век shy;венствующее положение на сцене французского театра. В трагеshy;диях Кребильона, произведениях подражательных, эпигонских, полностью отсутствовали главные традиции классицистского театра XVIII века - гражданская тематика и высокие этичеshy;ские идеи.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век shy;щепление классицизма на два направления - дворянско-эпигонское и просветительское. При наличии общих стилевых черт эти направления были враждебны друг другу. Творчество Кребильshy;она, лишенное гуманистических основ, свойственных лучшим произведениям классицистов XVII века, было отмечено ярко выраженным индивидуализмом, культом грубой чувственshy;ности, пристрастием к мрачным, роковым сюжетам. У Кребильshy;она классицизм терял не только свои традиционные идеи и темаshy;тику, но и строгую, рационально-осмысленную форму. Происхоshy;дило как бы смыкание классицистской стилистики с эстетичеshy;скими нормами галантной литературы, в результате чего в трагедиях Кребильона парадоксальным образом сюжеты, заshy;имствованные у Сенеки, получали обработку в духе вновь входивших в моду прециозных романов. Кребильон правильно угадал дух времени. В театр ходили не для того, чтобы познать новое или получить высокие моральshy;ные и эстетические радости. Здесь искали чувственных наслажshy;дений, хотели опьянить сознание, возбудить до пределов нервы.

Кребильон отлично удовлетворял этим требованиям светshy;ского общества. Он понимал, что сейчас нужны такие предстаshy;вления, где бушевали бы самые жестокие страсти, где творились бы самые невероятные преступления, где нарушались бы всякие естественные человеческие отношения.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век "У меня не было выбора: Корнель взял себе небо, Расин - землю; оставался только ад, и я бросился в него очертя голову". Ведь недаром он гордился количеством обмороков, которые слуshy;чались на представлениях его трагедий.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век "трагедиях ужасов" кровь лилась широким потоком: в "Идоменее" (1705) отец и сын соперничают в любви к одной и той же женщине, и один убивает другого; в "Атрее и Тиесте" (1707) герой, желая наказать своего брата Тиеста, угощает его на пиру мясом его собственного сына; в "Семирамиде" (1717) героиня влюблена в своего сына и убивает мужа.

Самыми любимыми сюжетами Кребильона были истории кровосмесительства. Противоестественная любовь - вот что являлось острой приманкой и в некоторых случаях вполне жизshy;ненной темой для высокопоставленных зрителей. Лучшая трагеshy;дия Кребильона "Радамист и Зенобия" (1711) посвящена именshy;но этой теме.

Драматург отыскал сюжет своей трагедии не в греческих или римских мифах, а в современном светском галантном романе, где скандальная семейная хроника древних времен служила своеобразной параллелью к тем придворным и светским сканshy;далам, которые чуть ли не ежедневно случались в Париже.

Предысторией событий трагедии служила вражда двух братьев-царей, Фарасмана иберийского и Митридата армянshy;ского. Их дети - Радамист и Зенобия - были влюблены друг в Друга, но Митридат, разгневанный на Фарасмана, не хотел отдавать свою дочь за его сына. Тогда Радамист не находит ниshy;чего лучшего, как убить отца своей возлюбленной и затем заshy;владеть ею. За убийцей устремлялась погоня; видя неизбежshy;ность гибели, пламенно любящий Радамист закалывал свою супругу, а сам бросался в реку. После этих кроваво-романтичеshy;ских событий проходило немало лет.

Действие трагедии начиналось с того, что царь Фарасман и его младший сын Арзам соперничают в своей страсти к принshy;цессе Йемене, не подозревая при этом, что Йемена - это жена

Радамиста Зенобия, излечившаяся от своих ран и скрывавshy;шаяся под другим именем. Ко двору иберийского царя приезshy;жает римский посол - это сам Радамист, который чудом окаshy;зался жив. Его не могут узнать ни отец, ни брат. Не открыshy;вается родственникам и сам Радамист - драматург приберегает узнавание для вящего эффекта. Радамист называет себя только Зенобии; он поражен, что убитая им супруга жива. Происходит трогательная сцена встречи любящего мужа-убийцы и его жертвы, которая восприняла смертельный удар кинжалом ни много ни мало как доказательство пламенной любви. Зенобия заливается слезами счастья, а Радамист, бросившись перед ней на колени, молит на радостях пронзить его кинжалом - ведь он убил ее отца и покушался на ее жизнь. Но Зенобия, отстраshy;нив кинжал, восклицает:

А угрызения, которым предан ты,

Не от жестокости, они - от доброты.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век shy;нится за римским послом, укравшим его возлюбленную Йемену, и, настигнув, убивает его. Тут-то и происходит эффект узнаваshy;ния - перед смертью Радамист открывается отцу. Сыновье сердце проникнуто радостью. Откуда же это счастливое чувshy;ство в предсмертный миг?

Но счастлив я стократ, что вы повергли сына

И что не я убил отца и властелина.

Страницы: 1 2 3 4 5

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Мокульский С. История западноевропейского театра , т. 2. Драматургия начала XVIII века. И в закладках появилось готовое сочинение.

Мокульский С. История западноевропейского театра , т. 2. Драматургия начала XVIII века.