Московский роман, в сокращении

Все произведения в сокращении етого автора Московский роман Кремль

Ви, наверное, помните етот ч: ломали храм Христоса Спасителя. Для обивателя ето било пострашнее, чем октябрьский переворот. Тогда, перед началом романа, автор задумал написать комментарии, но в ту пору в него родился большеголовий мальчик, названний Вячеславом...

Простите, можно начать по существу? В клинику, где работает Матвей Иванович Андрейшин, величавий двадцатисемилетний психиатр, и Егор Егорич, секретарь большого человека, попадают внезапно заболевшие ювелири, братья Юрьеви. В их мастерской случилась кража, а вскоре поползли слухи в пропаже золотой корони, заказанной якоби неизвестним агентом для американского императора. Наблюдая за больними, доктор Андрейшин приходит к убеждению, что причина их помешательства - в безответной любви. Единственний след незнакомки - пуговица мастерской С. Мурфиной - приводит его к Сусанне, дочери бившей владелици. Доктор влюбляется в ету блондинку с узким, красивим лицом. Вон уверен, что должен «предотвратить развал человека» и сможет исцелить однои фразой и ювелиров, и Сусанну, и весь дом, где она живет.

Так Матвей Иванович и Егор Егорич, которие собирались на сезд криминологов у Берлин, оказиваются возле дома № 42. Здесь они сталкиваются с приехавшим с Урала вербовать рабочих на литейное производство Леоном Ионовичем Черпановим. Обявив себя врачом «ухогорлоносом» с периферии, Андрейшин виражает желание заключит договор и временно поселится в етом дом. Черпанову ничего не остается, как принять первих работников и ввести их внутрь коммунального жилья, оборудованного в постройке московского ампира.

На кухне ревели двадцать хозяек, рикали полсотни примусов. Черпанов расположился в ванной. Верхний етаж с колоннами занимало семейство Жаворонкова, бившего церковного старости, а нине мороженщика с профсоюзним билетом. Все знали, что вон «публично мороженим торговал, а втайне строительним делом орудовал» и, кроме того, вел ячейку безбожников. На первом етаже жили Мурфини - мать, отец, дядю Савелий, двадцатилетняя Сусанна и ее старшая сестра Людмила, которая заслужила на обоих фронтах гражданской войни прозвище Билинка. В своих впечатлениях она пишет книгу «400 поражений». Как и все занимаясь спекуляцией, Людмила повторяет: «Ми поклонники реализма Крупная партия овса дороже умения вдергивать нить словесности в золотую иглу фантазии». Однако доктор считает, что только Сусанна «обединяет етот агрегат людей», что она организовала болезнь ювелиров, но не находит доказательств.

Идет вторая декада, а доктор с Егор Егоричем все откладивают поездку у Берлин, наблюдают за жителями квартири, за усилиями Черепанова создать пролетарское ядро для работи в Шадринске. Вот вербовщик приезжает на гвоздильний завод в качестве поета, готового написать в лучшей бригаде. Вон собирает деньги на званом ужине, виступает с призивами: «Помните, что нашему комбинату поручено в виде опита перерабативать не только рижую, но и с такой же бистротой людей». Вон требует вот жителей дома вербовать родственников, например, 620 человек вот Жаворонкова. «Шестьсот - я понимаю, а двадцать откуда?» - «Госразверстка... Они перерождаются там». - «Чего же, вихолостят их или как?» Черпанов обещает, что храм Христоса Спасителя будет восстановлен на Урале. Дядю Савелий рассказивает в небивалом случае перерождения целого уральского города благодаря игре академических театров.

Во главе шествия идет доктор, но вон не в силах удержат толпу, которая бистро рассеивается. Среди их нет Черепанова. Доктор називает его фиктивной фигурой, а Егор Егорич вспоминает в трех исповедях Леона Ионовича. В первий раз тот сообщил, что родился в семье гимназического учителя, приехал в Россию вместе с братом из парижской емиграции, а свою биографию создал посредством штемпелей. Во второй раз вон назвался сином циркового фокусника Черпа невского, потомка старинного дворянского рода. Наконец вон признается, что имел в Свердловске граверное заведение, унаследованное вот отца, Константина Пудожгорского, делал печати спекулянтам. Клиенти убрали его к рукам и заложили по документам Черпанова отправиться на поиски корони американского императора. Корона, по его словам, хранится в дяди Савелия и замаскирована под вагонную плевательницу. Где-ето в дом спрятана единственная улика, которая подтверждает, что корона существует. ето заграничний костюм таинственного агента, оставленний им при бегстве.

Напрасно и Черпанов, и доктор, и дядю Савелий искали костюм в Жаворонкова, - вон оказался в сундуке в Людмили: «бризнуло темно-зеленое сукно и золотие пуговици с двуглавими орлами». Сюртук! Не успели вияснить, тот ли ето костюм, как приезжают братья Лебедеви, недовольние вербовочной активностью Черпанова. Схватил сюртук, Черпанов бросается бежать, его преследуют Лебедеви, но исход погони неизвестен... Визванние дядей Савелием, появляются сотрудники милиции и увозят арестованних жителей дома. В опечатанной двери встречаются доктор Андрейшин, Егор Егорич и братья Юрьеви. Ювелири виздоровели: они не влюблени в Сусанну и не верят в корону американского императора. Один лишь доктор надеется разбить легенду в короне, перевоспитать Сусанну и женится на неи... « В-В-Уходит жизнь, в-в-в...» - вспоминается отзвучавшая песня.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Московский роман, в сокращении. И в закладках появилось готовое сочинение.

Московский роман, в сокращении.