О личности и самости (по роману Достоевского «Преступление и наказание») (Т. А. Касаткина. О личности и самости)

«Как-то я услышала: «Вы говорите о необходимости преодолеть свою «самость», но ведь Достоевский настаивал на высшем развитии личности». И впервые поняла, что действительно существует еще для многих такая нерасчлененность, неотчетливость понятий, такое смешение «личности» и «самости»... Самость — от «сам», «самый» — во-первых, утверждает свою самостоятельность (в смысле самообоснованности) и отдельность, и, во-вторых, превосходство (самый-самый-самый). Самость особенно не будет ущемлена и в коллективе — ведь там вполне можно (даже только там и можно) сохранить свою отграниченность и превосходство, ибо эти качества совсем не предполагают исключительности, напротив, они предполагают как раз «включительность»: для того чтобы быть «самым-самым», нужно, чтобы другие были как ты, но только похуже.

То есть нужна общая основа для сравнения, включенность в общий ряд. Самость нигде не затоскует, ибо для нее место, где она находится, — центр мироздания, и уж она-то постарается заставить мироздание вертеться именно вокруг этого центра... Личность (лик, лицо, облик) как раз и обладает исключительностью. Собственно, личность — это именно исключительное в человеке, то, что, свойственно Лишь ему одному. Мы знаем о ранимости личности, об уязвимости непохожести. Но ведь это свидетельствует как раз об отсутствии отграниченности. Уязвимое место — место незащищенное, открытое, место, где границы отсутствуют, вход, проход. Личность в человеке — то, что больше всего страдает от одиночества. И это так понятно — ведь именно до тех пор, пока качества повторимы, люди могут быть самодостаточными (и взаимозаменяемыми!). Именно личность разбивает иллюзию взаимозаменяемости, но она же и тоскует, требуя Включенности, Указывая на необходимость общности (именно в силу своей исключительности — ведь Этого больше нигде Нет!). Но вот опять вопрос: включенности — куда? Если истинна альтернатива: коллектив — обособленное существование, если третьего не дано, то личность в каждом из нас обречена на страдание, а главное— на сознание своей никчемности, ненужности. Потому что личность (в отличие от торжествующей самости) не может найти обоснование ни в себе самой, ни в «объединяющей идее». И абсолютную ценность личности невозможно установить, исходя из того или другого. Ибо в первом случае она — уникальный, но единственный Осколок — И неизбежно обречена на уничтожение, а во втором случае она и вовсе — лишнее, необязательное (можно оставить, если не мешает «объединяющей идее», но если вдруг помешает...)..

Но альтернатива неистинна. Есть третья возможность — возможность всеобщности, все-охватности, когда значение абсолютной ценности получает не «я», не «социум», но «мир», и обязательно — «весь мир». Личность и есть то, что входит как неповторимая часть во всеобщность мира. Личность — т. е. уникальность каждого — то, без чего нет возможности состояться этой целостности. Это то, Без чего не буфет целого мира. То есть не будет Целого Мира, а будет мир ущербный, лишенный какой-то своей части. А поскольку Все Части — неповторимы, не взаимозаменяемы, то мир будет ущербным Навеки. Только так устанавливается абсолютная ценность личности. И только в этой включенности в целое личности хорошо — ибо это ее место. И именно этой включенности препятствует самость, заставляя занимать не то единственное, тебе свойственное место, а самое-самое, заставляя вступать в борьбу с тем, с чем личность ищет любовного единения. Заставляя чувствовать себя не незаменимой частью целостности, где Каждая Часть незаменима, но бегуном на дорожке, в конце которой пьедестал — и только три места, а остальные окажутся за бортом».

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » О личности и самости (по роману Достоевского «Преступление и наказание») (Т. А. Касаткина. О личности и самости). И в закладках появилось готовое сочинение.

О личности и самости (по роману Достоевского «Преступление и наказание») (Т. А. Касаткина. О личности и самости).