Образ Митрофана (и само понятие «недоросля»)

Образ Митрофана (и само понятие «недоросля») стали нарицательными. Однако просветительская идея о механистической зависимости поведения человека от его воспитания впоследствии была преодолена. В «Капитанской дочке» Пушкина Петруша Гринев получает сходное с М. образование, но развивается самостоятельно и ведет себя как честный дворянин. Пушкин видит в М. нечто коренное, русское, обаятельное и с помощью эпиграфа («Митрофан по мне») возводит к герою «Недоросля» рассказчика — а отчасти и персонажей — «Повестей Белкина». Имя «Митрофан» встречается у Лермонтова («Тамбовская казначейша»). Сатирическое развитие образа дано в романе М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа ташкентцы».

Простакова — жена Терентия Простакова, мать Митрофана и сестра Тараса Скотинина. Фамилия указывает как на простоту, неученость, необразованность героини, так и на то, что она попадает впросак.

П. — одно из главных действующих лиц комедии, определяющих сюжет: именно ее решение женить Митрофана на Софье (вопреки первоначальному намерению выдать ее за Скотинина) завязывает узел любовной интриги и именно умысел П., исчерпавшей все законные способы тайно обвенчать сына с Софьей, развязывает этот узел. В начале комедии П. на вершине власти, в конце комедии она теряет все: власть над крепостными, имение, сына («Погибла я совсем! Отнять у меня власть!» — д. 5, явл. последнее). С образом П. связаны все уровни сюжета — любовный, комедийно-сатирический и — косвенно — идеально-утопический, потому что «случай П.» позволяет положительным персонажам оповестить читателей и зрителей о своих взглядах и о своей программе патриотического воспитания юношества. Кроме того, о П. положительные персонажи постоянно упоминают и в своих рассуждениях отталкиваются от ее речей и поступков, приводя в пример чудовищного злонравия и бесчеловечия. Образ П., по давнему и верному заключению критики, — самая большая художественная удача Фонвизина. Он разработан детально и притом в психологическом ключе, что было достаточно ново для русской драматургии XVIII в.

Все чувства и сословные понятия (о дворянской вольности и др.) предельно извращены, искажены в сознании и характере П.

П. движет чувство материнской любви, чувство природное, положительное и высокое. Но, не подпадая ни под контроль разума, ни под контроль души, оно вырождается в «животный» инстинкт, становится безумным (Правдин говорит Митрофану:

«К тебе ее безумная любовь и довела ее всего больше до несчастья» — д. 5, явл. последнее). Недаром П. уподобляет себя суке, не выдающей своих щенят. Все, что выгодно для устройства Митрофанушкиной судьбы, — хорошо, а все, что не выгодно, — плохо. Бедная Софья не нужна в жены Митрофану, но Софья — богатая наследница — желаемая добыча. При этом способ, с помощью которого достигается выгода, не имеет значения; зло в глазах П. с легкостью превращается в добро; «звериная» природа в П. подчас замещает человеческую. Целью жизни становится захват добычи. (Так, устраивая настоящую «охоту» за Софьей, П. стремится устранить соперника — Скотинина, вцепляясь в его шею.) Порядок в ее доме — о чем она прямо говорит Правдину (д. 2, явл. V) — держится на грубой силе. По ходу действия она постоянно огрызается на домашних, включая мужа, слуг, учителей. Только два персонажа из окружения П. избавлены от оскорблений и побоев: Митрофан и Вральман. Первый по понятной причине, второй — из-за расточаемых им похвал Митрофану и всяческого потакания его капризам. Зато Митрофана П. буквально «натаскивает»; когда Цыфиркин обижается на оскорбление Митрофана («Ваше благородие, завсегда без дела лаяться изволите» — д. 3, явл. VII), П. тут же одобряет «лай» Митрофана: «Ах, Господи Боже мой! Уж ребенок не смей и избранить Пафнутьича! Уж и разгневался!» Наследник П. должен иметь право не считаться ни с кем, в том числе и с собственной матерью, ибо в противном случае в нем увянут «звериные» качества, а это не входит в кодекс воспитания и не соответствует дальнейшим видам П. Напротив, бездушие нуждается в поощрении, в примере. Но П. учит Митрофана не только бесчеловечности, но и хитрости, изворотливости, притворству, обману, лести, т. е. всему, что пригодится для того, чтобы урвать лакомый кусок, когда Митрофан станет хозяином. В сцене встречи Стародума (д. 3, явл. V) в присутствии Правдина, которому она только что рассказывала о методах своего управления, П. не смущаясь и вдохновенно врет: «Отроду, батюшка, ни с кем ни бранивалась. У меня такой нрав. Хоть разругай, век слова не скажу. Пусть же, себе на уме. Бог тому заплатит, кто меня, бедную, обижает». Митрофан оказался способным учеником: он ловит руку Стародума, чтобы ее поцеловать, называет его «вторым отцом».«... Все сцены, в которых является Проста-кова, — писал П. А. Вяземский, — исполнены жизни и верности, потому что характер ее выдержан до конца с неослабевающим искусством, с неизменяющейся истиною. Смесь наглости и низости, трусости и злобы, гнусного бесчеловечия ко всем и нежности, равно гнусной, к сыну, при всем том невежество, из коего, как из мутного источника, истекают все сии свойства, согласованы в характере ее живописцем сметливым и наблюдательным».

Фонвизина занимает не только сущность характера П., но и причины ее злонравия. Первая причина — невежество. «По природе» П. вовсе не глупа и не бездушна, но отсутствие надлежащего воспитания привело к тому, что природное начало не было облагоображено, «обработано» просвещением. Невозделанная природа постепенно дичает, личность как бы расчеловечивается. В этом смысле Фонвизин выступает противником французских просветителей, в особенности Руссо, который утверждал, что природное начало искажается под воздействием несправедливого социального устройства. Образ г-жи П. демонстрирует противоположную мысль: невежество, непросвещенность, неразвитость ума, невоспитанность и грубость чувств — вот истинный источник погибели человеческой. Поэтому комедиограф вкладывает в уста П. тирады, полные ненависти к просвещению; ее рассказ о родительском воспитании противоположен рассказу Стародума.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Образ Митрофана (и само понятие «недоросля»). И в закладках появилось готовое сочинение.

Образ Митрофана (и само понятие «недоросля»).