Особенности глобалитетов различных локальных структур

Глобалитеты различных локальных культур, как правило, весьма разнородны и не сводимы к одному «знаменателю». Во многом это объясняется тем, что, во-первых, история становления и дальнейших трансформаций каждого глобалитета различна и неповторима – по сравнению с другими судьбами локальных культур. Так, западно-славянские культуры явно тяготеют к европейскому глобалитету, а восточно-славянские – во многом к российскому. Южно-славянские культуры в своей глобальной ориентации колеблются между европейским и российским гло-балитетами, что и определяет драматизм балканского региона.

Во-вторых, связка каждого глобалитета с соответствующим менталитетом также формируется своеобразно и непохоже на иные парные конструкции, составляющие смысловое «ядро» той или иной локальной культуры. Так, применительно к славянству религиозно-конфессиональный фактор служит не сближению, но противостоянию различных славянских культур: например, латинство и католицизм западных славян несовместимы с православием и «византизмом» славян восточных и южных.

Особенно трудноразрешим «балканский» («югославский») узел, где к расхождениям между западно-христианскими и восточно-христианскими моделями добавляется исламский фактор (Босния-Герцоговина, Косово, албанский вопрос).

Это же касается и судеб локалитетов. Если, например, исламский мир или европейское единство, несомненно, имеют огромные перспективы для своего развития в сторону сближения с глобальными параметрами мирового сообщества, то «славянство» до сих пор представляет локалитет с сомнительными надеждами на глобальность и даже на собственную стабильность. Распад Советского Союза, в частности выразившийся в размежевании трех восточнославянских народов, обретших собственную независимость и государственность (Россия, Украина и Белоруссия); распад Югославии на мелкие государства с различной цивилиза-ционной и конфессиональной ориентацией; драматические процессы, происходящие сегодня на Украине и, по-своему, в Белоруссии, – все это подтверждает гипотезу, что «славянское единство» сегодня – это во многом виртуальное сообщество, представляющее собой не систему культур, а скорее «ризому» (по Ж. Делезу и Ф. Гваттари), чреватую расколами, разрастаниями и дальнейшей деструктуризацией целого.

Место русской культуры среди славянских культур в XXI в. довольно противоречиво. С одной стороны, русская культура, неоднократно переживавшая фазу глобалитета в своей истории, до сих пор полна надежд на возрождение своего всемирно-исторического значения – уже в постсоветский период. Что касается политического и культурного самосознания России как великой державы, то эта рефлексия (нередко представляемая как «Русская идея») никогда не утрачивала своих позиций в массовом и элитарном самоощущении русского народа, последовательно претендуя на национально-культурную и идейную гегемонию среди других народов – как славянских, так и неславянских.

С другой стороны, именно эта культурная саморефлексия России не только не содействует славянскому единству, но целенаправленно и постоянно его подрывает, потому что другие славянские культуры не обладают столь же высокой степенью глобальных амбиций (а значит, и глобалитета). На фоне иных славянских культур русская культура с ее глобальными интенциями и устремлениями производит пугающее впечатление своими имперскими традициями и великодержавностью (нередко расцениваемыми другими славянскими народами как претензии на роль «жандарма славянства», управляющего и командного звена всего локального сообщества).

Кризис глобалитета, его крушение, падение или надлом всегда переживаются каждой локальной культурой, когда-либо вкусившей его, как тяжелое испытание, как национальная трагедия или катастрофа, окрашенная подчас в апокалиптические тона. Всякий кризис глобалитета почти неизбежно чреват необратимыми последствиями и разрушениями и чаще всего видится современниками как последний исторический период, как «конец истории», во всяком случае – национальной. Несомненно, что кризис глобалитета сегодня переживает и русская культура, и по-своему славянство в целом. Однако Россия переживает кризис своего глобалитета как временный, преходящий, в то время как славянство, внутренне дифференцированное и расколотое, готово присоединиться к различным глобалитетам – западноевропейскому, американскому, российскому, даже – в порядке исключения – к исламскому (Босния-Герцеговина).

Исторический опыт многократного обретения и утраты гло-балитета русской культурой и соответственно преодоления ею ментальных кризисов уникален и не имеет аналогов среди других славянских культур, что, разумеется, ставит ее в особое положение в славянстве. Так, подъем глобалитета в истории русской культуры связан сначала с Крещением Руси; затем – со становлением универсального централизованного государства, после освобождения от монголо-татарского ига («Третьего Рима»); далее – в связи с обретением классической русской культурой в XIX в. «всемирной отзывчивости» и, наконец, – после победы во Второй мировой войне Советского Союза, вскоре получившего статус «сверхдержавы». Соответственно первый кризис глобали-тета русская культура пережила в связи с монгольским завоеванием Руси; второй – в связи с династическим кризисом и борьбой за власть в Смутное время; третий - в связи с революцией и Гражданской войной в ХХ в. и четвертый - в связи с распадом СССР и крахом коммунистической идеологии.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Особенности глобалитетов различных локальных структур. И в закладках появилось готовое сочинение.

Особенности глобалитетов различных локальных структур.