«Переписки» Вяземского и Жуковского

Свое восприятие сложившейся тогда ситуации Вяземский эмоционально передал в письме Жуковскому от 22 августа 1809 года: «Благодарю тебя и цалую за ответ Шаликову. Признаюсь, молчание твое бесило меня, и я уже брал оружие за тебя. Пиеса и написана, а может быть, будет и напечатана в Рус. Вестнике». Показательно, что одобрение самого факта ответа Жуковского вовсе не отменяет для Вяземского актуальности собственной заметки – полемической по отношению к содержанию этого ответа. В данном письме Вяземский не счел нужным раскрывать подробности своей позиции, возможно, опасаясь попыток Жуковского противодействовать, по крайней мере, отговорить его от публикации «Двух слов постороннего». Показательно и отправление заметки в «чужой» журнал. Вяземский явно стремился дистанцироваться от своего старшего друга, от тех карамзинистов (и не только карамзинистов), которые по разным причинам скептически относились к боевой журнальной полемике – так начиналось затянувшееся на годы их противостояние, и свои резоны были у обеих сторон.

При этом в содержательном плане полемические выпады против шаликовской повести в «Двух словах постороннего», как и некоторые другие конкретные литературно-критические суждения Вяземского в первых его выступлениях не отличались глубиной и обоснованностью, не выходили за узкие рамки стилистической критики. Такова, например, рецензия Вяземского на перевод С. И. Висковатовым трагедии Кребийона «Радамист и Зенобия» (1810), которую он послал Жуковскому для «Вестника». Она не была тогда опубликована, как пояснил Жуковский в письме Вяземскому, ибо «пожаловала уже поздно», когда он отослал Каченовскому для печати свой критический разбор перево-да. Однако вполне возможно, что и при других обстоятельствах статья Вяземского не была бы принята редакцией «Вестника».

Не случайно в том же 1810 году Жуковский отсоветовал ему издавать том своих критических статей. Об амбициозном проекте начинающего критика и суровом приговоре ему можно судить по письму Жуковского от 4 ноября: «Плана твоего собрать свои критики [выделено здесь и далее Жуковским – И. П.] совсем не одобряю, ибо твои критики, любезный друг, (это сказано не в отмщение) не годятся никуда: ты не разбираешь, не судишь и не доказываешь, а только замечаешь некоторые забавные стихи18 и прибавляешь к ним несколько едких сарказмов, не имеющих никакого достоинства, и особенно в критике не могущих составлять единственное достоинство. В критике ты смотришь не на слог, не на общее, а только схватываешь мимолетом

Слишком для тебя степенно) некоторые отдельные выражения и по ним заключаешь о целом. И при таких неосновательных правах на суждение ты позволяешь себе судить очень решительно и даже воображать, что мнение твое не может быть ложное».

Реакция Вяземского на этот жесткий отзыв о его критических выступлениях нам неизвестна, но определенные результаты отповедь Жуковского имела. Издание не состоялось. Да и критическая манера взрослевшего Вяземского совершенствовалась, очевидно, не без учета мнения старшего товарища. Недаром уже летом 1817 года Жуковский совсем в ином (и не арзамасски-шутливом) тоне отвечал Вяземскому на предложение стать его издателем («об издании твоих сочинений я думаю»). Прося отсрочки окончательного решения, так как ждал служебного назначения, он начал обсуждение с автором конкретных издательских вопросов – формата, «расположения пиес». По ряду причин не состоялся и этот проект, но показательно сочувственное отношение к нему Жуковского.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » «Переписки» Вяземского и Жуковского. И в закладках появилось готовое сочинение.

«Переписки» Вяземского и Жуковского.





|