Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 9

Так началась жизнь подпоручика Киже.

Когда писарь переписывал приказ, подпоручик Киже был ошибкой, опиской, не более. Ее могли не заметить, и она потонула бы в море бумаг, а так как приказ был ничем не любопытен, то вряд ли позднейшие историки даже стали бы ее воспроизводить.

Придирчивый глаз Павла Петровича ее извлек и твердым знаком дал ей сомнительную жизнь-описка стала подпоручиком, без лица, но с фамилией.

Потом в прерывистых мыслях адъютанта у него наметилось и лицо, правда-едва брезжущее, как во сне. Это он крикнул "караул" под дворцовым окном.

Теперь это лицо отвердело и вытянулось: подпоручик Киже оказался злоумышленником, который был осужден на дыбу или, в лучшем случае, кобылу - и Сибирь.

Это была действительность.

До сих пор он был беспокойством писаря, растерянностью командира и находчивостью адъютанта.

Отныне кобыла, плети и путешествие в Сибирь были его собственным, личным делом.

Приказ должен был быть выполнен. Подпоручик Киже должен был выйти из военной инстанции, перейти в юстицкую инстанцию, а оттуда пойти по зеленой дороге прямо в Сибирь.

И так сделалось.

В том полку, где он числился, командир таким громовым голосом, который бывает только у совсем потерянного человека, выкликнул перед строем имя подпоручика Киже.

В стороне уже стояла наготове кобыла, и двое гвардейцев захлестнули ее ремнями в головах и по ногам. Двое гвардейцев, с обеих сторон, хлестали семихвостками по гладкому дереву, третий считал, а полк смотрел.

Так как дерево было отполировано уже ранее тысячами животов, то кобыла казалась не вовсе пустою. Хотя на ней никого не было, а все же как будто кто-то и был. Солдаты, нахмуря брови, смотрели на молчаливую кобылу, а командир к концу экзекуции покраснел, и его ноздри раздулись, как всегда.

Потом ремни расхлестнули, и чьи-то плечи как будто освободились на кобыле. Двое гвардейцев подошли к ней и подождали команды.

Они пошли по улице, удаляясь от полка ровным шагом, ружья на плечо, и изредка посматривали косвенным взглядом, не друг на друга, но на место, заключенное между ними.

В строю стоял молодой солдат, его недавно забрили. Он смотрел на экзекуцию с интересом. Он думал, что все происходящее-дело обыкновенное и часто совершается на военной службе.

Но вечером он вдруг заворочался на нарах и тихонько спросил у старого гвардейца, лежащего рядом:

- Дяденька, а кто у нас императором?

- Павел Петрович, дура, - ответил испуганно старик

- А ты его видал?

- Видел, - буркнул старик, - и ты увидишь. Они замолчали. Но старый солдат не мог заснуть. Он ворочался. Прошло минут десять.

- А ты почто спрашиваешь? - вдруг спросил старик молодого.

- А я не знаю, - охотно ответил молодой, - говорят, говорят: император, а кто такой-неизвестно. Может, только говорят...

- Дура, - сказал старик и покосился по сторонам, - молчи, дура деревенская.

Прошло еще десять минут. В казарме было темно и тихо.

- Он есть, - сказал вдруг старик на ухо молодому, - только он подмененный.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 9. И в закладках появилось готовое сочинение.

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 9.





|