Писатели Франции. А. Тетеревникова. Альфред Де Мюссе (1810-1857)

Писатели Франции.

А. Тетеревникова. Альфред Де Мюссе (1810-1857) они поражают всех присутствующих и вызывают бурю аплодисментов. Этот изящный юноша — семнадцатилетний Альфред де Мюссе; стихи, которые он читает — «Венеция», «Мадрид», «Баллада к луне»...

В то время Мюссе только что окончил коллеж Генриха IV.

"Источник: комнаты-тайники, полумрак готического зала, где по вечерам собиралась семья, — все это приводило Альфреда в восторг, и он вместе с братом упивался ароматом средневековья, тем более, что оба они увлекались рыцарскими романами. В 1827 году Мюссе окончил старший, так называемый философский класс коллежа, и в семье обсуждается вопрос: поступить ли ему в Политехническую школу или стать юристом. Он склоняется к юриспруденции, но вскоре бросает ее и пытается заняться медициной. Первое же вскрытие, на котором он присутствует, производит на него такое тяжелое впечатление, что он отказывается от карьеры врача. Альфред любит музыку, пробует учиться играть, однако это трудная и вначале неблагодарная задача. Он хорошо рисует, у него есть способности к живописи, его копии с картин великих художников замечает сам Делакруа. Все это не удовлетворяет Мюссе: он родился поэтом. «Я хотел бы быть Шекспиром или Шиллером, или совсем не писать», — говорит он в письме к Полю Фуше, своему товарищу по коллежу, который ввел его в романтический «Сенакль». И в дальнейшем он пишет только тогда, когда чувствует непреодолимое желание излить душу.

"Источник: заговорщиков-дворян, «роялистов в еще большей степени, чем сам король», которых с такой иронией изобразил Стендаль в романе «Красное и черное». Это была вместе с тем эпоха растущего недовольства трудящихся и прогрессивной части буржуазии, время подготовки революции 1830 года, а для литературы — эпоха, когда бурно цвел самый неистовый романтизм.

"Источник: его поэзией, силой страстей его героев, его смелостью и иронией. Виктор Гюго, круто повернув от романтических «Од», провозгласил гимн свободолюбивой Греции в своих «Ориенталиях». Мериме бросил вызов католицизму и ханжеству в кипучих пьесах «Театра Клары Гасуль». Теперь в литературную моду входят не только средневековые замки, подземелья, страшные тайны, которыми были полны вывезенные из Англии романы «кошмаров и ужасов», но и пейзажи Испании, синее небо Италии, пестрые одежды цыган.

«КАК ЖЕ ПРИНЯЛИ МОЛОДОГО ПРОКАЗНИКА? ..»

"Источник: Гюго, у писателя Шарля Нодье на вечерах в его гостиной при библиотеке Арсенала, у поэта Эмиля Дешана, у художника Ашиля Девериа. Поэт затрагивал в нем многие темы, пользовавшиеся популярностью в современной романтической литературе. Тут мы находим стансы, посвященные средневековым замкам и монастырям, баллады, воспевающие Венецию, стихи, обращенные к испанским красавицам, мрачные драматические поэмы, заканчивающиеся смертью влюбленных («Дон Паэз», «Порция»), и даже маленькую трагедию («Каштаны из огня»).

"Источник: Паэз, уходя на дежурство в казарму, прощается с Жуаной в ее замке, cразy вслед за тем, в казарме, из разговора с приятелями, узнает об ее измене, — покупает яд и во время последнего свидания с Жуаной убивает себя и свою возлюбленную. Сильные страсти, стремительно наступающая развязка, резкие контрасты, мрак, окутывающий месть дона Паэза, таинственное зелье, с помощью которого совершается убийство, — все это вполне отвечало вкусам романтиков «Сенакля» и способствовало шумному успеху произведения.

"Источник: из огня», сюжет которой в известной мере перекликается с сюжетом расиновской «Андромахи»: танцовщица Камарго, влюбленная в повесу Рафаэля Гаруччи и покинутая им, поручает аббату Дезидерио убить его, обещая в награду свою любовь; когда же аббат исполняет ее просьбу, эта новая Гермиона в отчаянии и гневе прогоняет не угодившего ей «Ореста».

"Источник: автор как бы иронически переоценивает поступки своих персонажей, развенчивает их. Бурным страстям героев Мюссе противопоставляет иронию, религиозное чувство у них разрушается сомнением, скептицизмом.

"Источник: время. Увлекаясь поэзией, Мюосе не чуждался светских удовольствий и старался насладиться ими в той мере, в какой это было возможно в его положении юноши из небогатой дворянской семьи. Он чаще бывал не с поэтами из «Сенакля», а с известными всему светскому Парижу представителями золотой молодежи. Он встречался с этими щеголями в кафе, в ресторанах, в школе плавания.

"Источник: ко всему «вульгарному». Но в этом отношении Мюссе нельзя поставить в один ряд с ними,— «в груди его горел огонь священный», он был поэтом. Однако в его первых поэмах отразился и этот дендизм, коснувшийся его каким-то краем: герой одной из лучших вещей его первого сборника, Мардош,— типичный парижский денди, его приключения и представляют собой сюжет поэмы. В «Мардоше» поражает необыкновенная легкость повествования; автор как будто хочет подчеркнуть, что он и сам не принимает своего сюжета всерьез, не спешит довести его до конца и беспрестанно перебивает его нить мыслями о жизни, о женщинах, о счастье, перемежая их намеками на современность, подобно тому как это делает Байрон в своем «Дон-Жуане». Мюссе иронизирует над обычаем романтиков «Сенакля» по вечерам, во главе со своим вождем Виктором Гюго, подниматься на башни Нотр-Дам, чтобы созерцать картину заката солнца. Его герой ложится спать в тот час...

 ...когда, вечерней дымке рады, Коты на чердаках заводят серенады, А господин Гюго глядит, как меркнет Феб. (Перевод В. Давиденковой) 

Мардош, полемизируя со своим дядей-священником, открыто высказывает атеистические взгляды, отрицает загробную жизнь, не верит в нее, как мольеровский Дон-Жуан.

 ...Мне наскучили все обольщенья мира. Недавно в «Гамлете» прочел я у Шекспира, Что с жизнью потому расстаться трудно нам, Что неизвестное нас ожидает «там». (Перевод В. Давиденковой) 

"Источник: чередует прозаизмы с самой возвышенной поэзией; рифмы его необыкновенно богаты. Продолжая бороться за освобождение французского стиха, провозглашенное Виктором Гюго, Мюссе смело ломает классические нормы стихосложения. Его двенадцатисложные стихи совсем не похожи на традиционные александрины, влачившие жалкое существование в посредственных трагедиях эпигонов классицизма. Цезура в стихах Мюссе постоянно скользит, и таким образом создаются живые, разговорные ритмы.

"Источник: произведений, и тогда перед нами предстанет юноша с противоречивым характером, терзаемый сомнениями, не удовлетворенный окружающим миром, полным несправедливости и зла, поэт, охваченный неодолимым желанием любить и быть любимым, мечтающий о подлинной любви, о беззаветной и искренней верности. Таких чувств он не находит вокруг себя, вот почему радость его часто застилается облаком меланхолии.

"Источник: ... живостью необыкновенной. Из них «Porcia», кажется, имеет больше всего достоинства; сцена ночного свидания; картина ревнивца, поседевшего вдруг; разговор двух любовников на море — все это прелесть. Драматический очерк «Les marro"Источник: игнорировать его последующие произведения. Мюссе остался для них надолго, а для некоторых, может быть, и навсегда игривым шутником, написавшим «Балладу к луне», и дерзким рассказчиком «Мардоша».

"Источник: Под Францией он понимает не средневековую Францию, которую «ворошат окровавленными кинжалами бородатые романтики», а Францию классицизма с ее гармоническим языком. Mюcce хотел создать поэзию, которая сохранила бы непринужденность и грацию поэзии XVIII века, но не была бы чуждой взволнованности и меланхолии, присущим поколению нового времени.

 Аристократия! Прекрасна и бледна И в царственной красе своей неповторима, Ты Францией была в былые дни любима, Ты на забвение теперь обречена. (Перевод В. Давиденковой) 

«ЛИРУ БРОСЬ — И В БОЙ! ..»

"Источник: при Июльской монархии совсем не кажется ему совершенным. Он видит, как власть денег проникает во все сферы общественной жизни. Искусство стало предметом торговли, и Мюссе не раз с горечью упоминает об этом в своих стихах. «Художник лишь торгаш, искусство — ремесло», — говорит он в поэме «Бесплодные желания». Но он понимает, что даже искренние стихи, даже бескорыстные произведения писателей не могут изменить порядок вещей к лучшему; чтобы преобразовать мир, надо действовать, надо бороться. И Мюссе призывает поэтов в бой:

 Кто б ни был ты — дитя иль муж,— коль ты живой, Решайся! Лиру брось — и в бой, скорее в бой! (Перевод Вс. Рождественского) 

Это стремление к активному вмешательству в жизнь нашло свое отражение в публицистической деятельности Мюссе. В 1831 году он впервые выступает как журналист. Он печатает в газете «Тан» цикл статей под общим названием «Фантастическое обозрение». В них он подвергает иронической критике режим Июльской монархии, рисует нравы торжествующих буржуа и отошедших на задний план истории аристократов; он не щадит и самого короля Луи Филиппа, изображая его обжорой и пьяницей. Наряду с этой критикой современности в «Фантастическом обозрении» Мюссе в шутливой форме затрагивает и философские вопросы, например, раздумывает о том, что такое поэтическое вдохновение и каким оно должно быть. Озорные статьи двадцатилетнего писателя содержат глубокие раздумья.

Страницы: 1 2 3 4 5

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Писатели Франции. А. Тетеревникова. Альфред Де Мюссе (1810-1857). И в закладках появилось готовое сочинение.

Писатели Франции. А. Тетеревникова. Альфред Де Мюссе (1810-1857).