Платон Каратаев в романе «Война и мир»

Сущность Каратаева отрицает стремление в человеке к активной политической борьбе за свои права и независимость, и, следовательно, Толстой утверждает, что народному миропониманию чужды активные революционные методы борьбы за переустройство общества. Каратаев руководим отнюдь не расчетом, не разумом. Но в стихийных его побуждениях нет и ничего своего. Даже во внешности его снято все индивидуальное, а говорит он пословицами и поговорками, запечатлевшими в себе лишь общий опыт и общую мудрость. Нося определенное имя, имея свою биографию, Каратаев, однако, в полной мере свободен от собственных желаний, не существует для него ни личных привязанностей, ни хотя бы инстинкта охраны и спасения своей жизни. И Пьер не мучается его смертью, притом что свершается это насильственно и у Пьера почти что на глазах.

Каратаев не есть центральный образ русского мужика в «Войне и мире», а одна из многих эпизодических фигур наряду с Данилой и Балагой, Карпом и Дроном, Тихоном и Маврой Кузьминичной, Ферапонтовым и Щербатым и проч. и проч., ничуть не более яркая, не более облюбованная автором, чем многие из них. Центральным образом русского народа в «Войне и мире» является коллективный образ, воплощенный во множестве персонажей, раскрывающих величественный и глубокий характер простого русского человека — крестьянина и солдата.
Толстой по собственному замыслу изображает Каратаева не как характерного представителя солдатской массы, а как явление своеобразное. Писатель сам подчеркивал, что речь Каратаева, которая придает ему особый облик, и по стилю и по содержанию резко отличалась от обычной солдатской речи (см. т. IV , ч. I , гл. XIII ). Толстой и не думал выдавать его за распространенный тип русского солдата. Он именно не таков, как другие. Он выведен как фигура своеобразная, оригинальная, как один из многих психологических типов русского народа. Если мы не считаем искажением образа крестьянской массы появление у Тургенева наряду с Хорем, Ермолаем, Бирюком, Бурмистром и др. Касьяна с Красивой. Мечи и Лукерьи-Живые мощи, то почему Каратаев в ряду множества иных народных характеров должен вызвать особые нарекания на Толстого? То обстоятельство, что Толстой впоследствии возвел в догму непротивление злу насилием и придал ей в годы революционного подъема значение политического принципа, не может влиять на оценку образа Каратаева в контексте «Войны и мира», где все строится на идее не противления злу.

Наделен Каратаев именем древнего философа Платона — так Толстой прямо указывает, что вот это-то и есть самый высокий «тип» пребывания человека среди людей, участия в движении времени истории.

Образ Каратаева вообще, пожалуй, наиболее непосредственно «сопрягает» в книге «картины жизни» с рассуждениями Толстого самого широкого охвата. Здесь открыто сходятся, взаимно «высвечивая» друг друга, искусство и философия истории. Философская мысль тут прямо внедряется в образ, «организует» его, образ же животворит собою, конкретизирует, заземляет ее построения, ищет им собственно человеческую оправданность и подтверждение.
Сам Толстой, говоря в одной из редакций эпилога «Войны и мира» о «большинстве... читателей», «которые, дойдя до исторических и тем более философских рассуждений, скажут: «Ну, и опять. Вот скука-то», — посмотрят, где кончаются рассуждения, и, перевернув страницы, будут продолжать дальше», заключал: «Этот род читателей — самый дорогой мне читатель... от их суждений зависит успех книги, и их суждения безапелляционны... Это читатели художественные, те, суд которых дороже мне всех. Они между строками, не рассуждая, прочтут все то, что я писал в рассуждениях и чего бы и не писал, если бы все читатели были такие». И сразу же, вроде бы вполне неожиданно продолжил: «...Если бы не было... рассуждений, не было бы и описаний».

Так создатель «Войны и мира» объяснял, что ввести истинный взгляд на историю было его неизменной целью, о достижении которой он постоянно и всячески заботился, самое же существо этого взгляда предполагало прежде всего развертывание «описаний». Историю ведь для Толстого сотворяла, придавая ей смысл и значение, вся жизнь всех людей. Но художник и словно бы не верил, что «описания» одни, без подпор, вполне могут выдержать чрезвычайнейшую нагрузку.

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Платон Каратаев в романе «Война и мир». И в закладках появилось готовое сочинение.

Платон Каратаев в романе «Война и мир».