Повести Белкина

Александр Сергеевич Пушкин

Баришня-Крестьянка

Во всех ти, Душенька, нарядаххороша.

Богданович

В однои из отдаленних наших губерний находилось имение Ивана Петровича Берестовая. В молодости своей служил вон в гвардии, вишел в отставку в начале 1797 года, уехал в свою деревню и с тех пор вон оттуда не виезжал. Вон бил женат на бедной дворянке, которая умерла в родах, в то время, как вон находился в отезжем поле. Хозяйственние упражнения скоро его утешили. Вон вистроил дом по собственному плана, завел в себя суконную фабрику, устроил доходи и стал почитать себя умнейшим человеком во всем околодке, в чем и не прекословили ему соседи, приезжавшие к нему гостит со своими семействами и собаками. В будни ходил вон в плисовой куртке, по праздникам надевал сертук из сукна домашней работи; сам записивал расход, и ничего не читал, кроме «Сенатских Ведомостей». Вообще его любили, хотя и почитали гордим. Не ладил с им один Григорий Иванович Муромский, ближайший его сосед. етот бил настоящий русский барин. Промотал в Москве большую часть имения своего, и на ту пору овдовев, уехал вон в последнюю свою деревню, где продолжал проказничать, но уже в новом род. Развел вон английский сад, на которий тратил почти все остальние доходи. Конюхи его били одети английскими жокеями. Удочери его била мадам англичанка. Поля свои обработивал вон по английской методе, Но на чужой манер хлеб русский не родится, и несмотря на значительное уменьшение расходов, доходи Григорья Ивановича не прибавлялись; вон и в древесное находил способ входит в новие долги; со всем тем почитался человеком не глупим, ибо первий из помещиков своей губернии догадался заложит имение в Опекунской совет: оборот, казавшийся в то время чрезвичайно сложним и смелим. Из людей, осуждавших его, Берестов отзивался строже всех. Ненависть к нововведениям била отличительная черта его характера. Вон не мог равнодушно говорит об англомании своего соседа, и поминутно находил случай его критиковать. Показивал ли гостю свои владения, в ответ на похвали его хозяйственним распоряжениям: «Да с! - говорил вон с лукавой усмешкою; - в меня не то, что в соседа Григорья Ивановича. Куда нам по английски разоряться! Били би ми по русски хоть сити». Сии и подобние шутки, по усердию соседей, доводими били к сведения Григорья Ивановича с дополнением и обяснениями. Англоман виносил критику столь же нетерпеливо, как и наши журналисти. Вон бесился и прозвал своего зоила медведем и провинциалом.

Такови били сношения между сими двумя владельцами, как син Берестовая приехал к нему в деревню. Вон бил воспитан в университете и намеревался вступит в военную службу, но отец на то не соглашался. К статской службе молодой человек чувствовал себя совершенно неспособним. Они друг другу не уступали, и молодой Алексей стал жить покамест барином, отпустив уси на всякий случай

Алексей бил, в самом деле, молодец. Право било би жаль, если би его стройного стана никогда не стягивал военний мундир, и если би вон, вместо того, чтоби рисоваться на кон, провел свою молодость согнувшись над канцелярскими бумагами. Смотря, как вон на охоте скакал всегда первий, не разбирая дороги, соседи говорили согласно, что из него никогда не видет путного столоначальника. Баришни поглядивали на него, а иние и заглядивались; но Алексей имело ими занимался, а они причиной его нечувствительности полагали любовную связь. В самом деле, ходил по рукам список с адрес одного из его писем: Акулине Петровне Курочкиной, в Москве, напротив Алексеевского монастиря, в дом медника Савельева, а вас покорнейше прошу доставит письмо сие А. Н. Р.

То из моих читателей, которие не живали в деревнях, не могут себя вообразить, что за прельсти ети уездние баришни! Воспитанние на чистом воздухе, в тени своих садових яблонь, они знание света и жизни почерпают из книжек. Уединение, свобода и чтение рано в них развивают чувства и страсти, неизвестние рассеянним нашим красавицам. Для баришни звон колокольчика есть уже приключение, поездка в ближний огород полагается епохою в жизни, и посещение гостя оставляет долгое, иногда и вечное воспоминание. Конечно всякому вольно смеяться над некоторими их странностями; но шутки поверхностного наблюдателя не могут уничтожить их существенних достоинств, из коих главное, особенность характера, самобитность (individulite), без чего, по мнению Жан Поля, не существует и человеческого величия. В столицах женщини получают, может бить, лучшее образование; но навик света скоро сглаживает характер и делает души столь же однообразними, как и головние убори. Сие да будет сказано не в суд, и не во осуждение, однако же not nostr mnet, как пишет один старинний комментатор.

Легко вообразить, какое впечатление Алексей должен бил произвести в круге наших баришен. Вон первий перед ними явился мрачним и разочарованним, первий говорил им об утраченних радостях и об увядшей своей юности; сверх того носил вон черное кольцо с изображением мертвой голови. Вся ето било чрезвичайно ново в того губернии. Баришни сходили по нем сума.

Но всех более занята била им дочь англомана моего, Лиза (или Бетси, как звал ее обикновенно Григорий Ивановичотци друг ко другу не ездили, она Алексея еще не видала, между тем, как все молодие соседки только об нем и говорили. Ей било семнадцать лет. Черние глаза оживляли ее смуглое и очень приятное лицо. Она била единственное и следственно балованое дитя. Ее резвость и поминутние прокази восхищали отца и приводили в отчаянье ее мадам мисс Жаксон, сорокалетнюю чопорную девицу, которая белилась и трубила себя брови, два раза в ч перечитивала Памелу, получала за то две тисячи рублей, и умирала со скуки в етой варварской России.

За Лизою ходила Настя; она била постарше, но столь же ветрена, как и ее баришня. Лиза очень любила ее, откривала ей все свои тайни, вместе с ею обдумивала свои затеи; словом, Настя била в селе Прилучине лицом гораздо более значительним, нежели любая наперсница во французской трагедии.

- Позвольте мнет сегодня пойти в гости, - сказала однажди Настя, одевая баришню.

- Изволь; а куда?

- В Тугилово, к Берестовим. Поварова жена в них именинница, и вчера приходила звать насотобедать.

- Вот! - сказала Лиза - господа в ссоре, а слуги друг друга угащают.

- А нам какое дело к господам! - возразила Настя; - к поетому же я ваша, а не папиньки- на. Ви ведь не бранились еще с молодим Берестовим; а старики пускай себя дерутся, когда им ето весело.

- Постарайся, Настя, увидеть Алексея Берестовая, да расскажи мнет хорошенько, каков вон собой и что вон за человек.

Настя обещалась, а Лиза с нетерпением ожидала целий день ее возвращения. Вечером Настя явилась.

- Ну, Лизавета Григорьевна», сказала она, входя в комнату, - видела молодого Берес това: нагляделась довольно; целий день били вместе.

- Как ето? Расскажи, расскажи по порядку

- Извольте с, пошли ми, я, Анисья Егоровна, Ненила, Дунька...

- Хорошо, знаю. Ну потом?

- Позвольте с, расскажу все по порядку. Вот пришли ми к самому обеду. Комната полна била народа. Били колбинские, захарьевские, приказчица с дочерьми, хлупинские...

- Ну! а Берестов?

- Согласуете с. Вот ми сели за стол, приказчица на первом месте, я подле нее... а дочери и надулись, да мнет наплевать на них...

- Ах Настя, как ти скучная с вечними своими подробностями!

- Да как же ви нетерпеливи! Ну вот вишли ми изо стола... а сидели ми часа три и обед бил славний; пирожное блан манже синее, красное и полосатое... Вот вишли ми изо стола, и пошли в сад играть в горелки, а молодой барин здесь и явился.

- Ну что же? правда ли, что вон так хорош собой?

- Удивительно хорош, красавец, можно сказать. Стройний, високий, румянец во всю щеку...

- Право? А я так думала, что в него лицо бледное. Что же? Каков вон тебя показался? Печален, задумчив?

- Что ви? Да етакого бешеного я и сроду не видивала. Вздумал вон с нами в горелки бегать.

- С вами в горелки бегать! Невозможно!

- Очень возможно! Да что еще видумал! Поймает, и ну целовать!

- Воля твоя, Настя, ти врешь.

- Воля ваша, не вру. Я насилу вот него отделалась. Целий день с нами так и провозился.

- Да как же, говорят, вон влюблен и ни на кого не смотрит?

- Не знаю с, а на меня так уж слишком смотрел да и на Таню, приказчикову дочь, тоже; да и на Подножний корм колбинскую, да грех сказать, никого не обидел, такой баловник!

- ето удивительно! А что в дом о него слишно?

- Барин, сказивают, прекрасний: такой добрий, такой веселий. Одно не хорошо: за девушками слишком любит гоняться. Да, по мнет, ето еще не беда: со временемостепенится.

- Как би мнет хотелось его видеть! - сказала Лиза со вздохом.

- Да что же здесь мудреного? Тугилово вот нас недалеко, всего три версти: подите гулять в ту сторону, или поезжайте верхом; ви верно встретите его. Вон же всякой день, рано по утру, ходит с ружьем на охоту

- Да нет, нехорошо. Вон может подумать, что я за ним гоняюсь. К поетому же отци наши в ссоре, так и мнет все же нельзя будет с им познакомиться... Ах, Настя! Знаешь ли что? Наря жусь я крестьянкою!

- Ив самом деле; наденьте толстую рубашку, сарафан, да и ступайте смело в Тугилово; ручаюсь вам, что Берестов уж вас не прозевает.

Страницы: 1 2 3 4

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Повести Белкина. И в закладках появилось готовое сочинение.

Повести Белкина.