Распопин В. Н. Литература Древнего Рима. Гораций, Тибулл, Проперций

Распопин В. Н.: Литература Древнего Рима.

Гораций, Тибулл, Проперций а прежде за то, что трибуном Воинским был я и римский имел легион под начальством. В этом есть разница! - Можно завидовать праву начальства, Но не дружбе твоей, избирающей только достойных... Спать я иду, не заботясь о том, что мне надобно завтра Рано вставать... Сплю до четвертого часа; потом, погулявши, читаю Или пишу, про себя, что-нибудь, что меня занимает... Жизнь подобную только проводят Люди, свободные вовсе от уз честолюбия тяжких. Я утешаюся тем, что приятней живу, чем когда бы Квестором был мой отец, или дедушка, или же дядя. (Пер. М. Дмитриева).

"Источник: a) Спустя два года после поездки в Брундизий Меценат подарил Горацию за книгу сатир сабинское имение, окончательно укрепившее материальное положение поэта. Поместье это, раскопанное в 1932 году, представляет собой "скромный" особнячок в 24 комнаты с тремя купальными бассейнами, мозаичными полами, ухоженным садом и земельным участком, обрабатывавшимся восьмью рабами и пятью семьями арендаторов.

Поэзия его становится совершенно спокойной, уравновешенной, даже благодушной. От сатир Гораций переходит к сочинению од и посланий, в которых воспевает явно нравящуюся ему жизнь на лоне природы в кругу друзей и юных прелестниц.

 Я пою о пирах и прелестницах, Острый чей ноготок страшен для юношей, Будь я страстью объят или не мучим ей, Я - поэт легкомысленный. (Пер. Г. Ф. Церетели). 

Это заявление если и не соответствует абсолютной истине, во всяком случае, представляет читателю портрет человека независимого и по-своему гордого, каким хотел себя видеть Гораций и каким в конце концов заставил принимать себя и современников, и потомков. Он все дальше уходит от Архилоха и Луцилия в сторону Сапфо и особенно Анакреонта. Это, конечно, соответствовало природе его поэтического дара. Сам Гораций введение в римскую поэзию мелодий эолийской мелики считал особой своей заслугой. В стихах этого периода Гораций совершенно примиряется с жизнью:

 Пока мы живы, лучше под пинией Иль под платаном стройным раскинуться, Венком из роз прикрыв седины, Нардом себя умастив сирийским... *** "Источник: a) смеется, И алтарь, увитый вербеной, жаждет Крови ягненка... (Пер. Г. Ф. Церетели). 

"Источник: a) с тем и мудреца, потому что в каком бы жанре ни работал Гораций, о чем бы он ни писал, главное в его стихах всегда - мысль.

В "Сатирах" и "Эподах" она еще казалась почти что прозаической, в "Одах" ("Оды" Горация не следует воспринимать с позиций позднейшей литературы, когда этот жанр стал требовать исключительной патетичности, торжественного пафоса и т. п. Здесь это античный жанр, который лучше всего можно перевести как "песню".) она облекается в изящнейшую поэтическую оболочку, несравненную по красоте и звучности стиха, принесшего Горацию непреходящую вечную славу.

Вообще, Гораций, может быть, самая нетривиальная фигура в мировой поэзии. С одной стороны - певец вина и многочисленных подруг (Лидия, Хлоя, Необула, Лалага...), с другой -- певец Августа, но... и одновременно доблестей республики. И все - талантливо, и все уравновешенно, и все, буквально все, - во славу собственному имени.

Главной добродетелью своей он считал "золотую середину" (это, кстати, его выражение), о которой написал программную оду:

 Будешь жить ладней, не стремясь, Лициний, Часто в даль морей и не жмяся робко, Из боязни бурь, к берегам неровным И ненадежным. Тот, кто золотой середине верен, Мудро избежит и убогой кровли, И того, в других что питает зависть, - Дивных чертогов. Чаще треплет вихрь великаны-сосны, Тяжелей обвал всех высоких башен, И громады гор привлекают чаще Молний удары. И в беде большой, ко всему готовый, Жив надеждой, но средь удач опаслив; Зиму лютую, приведя, сживает Тот же Юпитер. Плохо пусть сейчас, - ведь не все ж так будет: Наступает миг - Аполлон кифарой Музы будит сон: не всегда одним он Занят все луком! Силен духом будь, не клонись в напасти, А когда вовсю дует ветер попутный, Мудро сократи, подобрав немного, Вздувшийся парус*. (Пер. А. П. Семенова-Тян-Шанского) 

* (Сравните следующие пушкинские строки:

 Если жизнь тебя обманет, Не печалься, не сердись! В день уныния смирись: День веселья, верь, настанет. Сердце в будущем живет; Настоящее уныло: Все мгновенно, все пройдет; Ч то пройдет, то будет мило. 

И программное для Пушкина стихотворение "Поэт":

 Пока не требует поэта К священной жертве Аполлон... ) 

Вы, наверное, уже заметили по приведенным отрывкам, что стихи Горация почти всегда написаны в форме обращения к какому-либо собеседнику. Действительно, почти все мужские адресаты его од - реальные современники поэта. Что же до женских имен, почти всегда греческих, то реальность их хотя бы уже поэтому малоубедительна. Да и самая мысль Горация соврешенно по-разному звучит в "мужских" и "женских" посланиях, в одних глубоко и содержательно, разнообразно, в других - игриво и облегченно.

 *** О, как грустно, Необула, избегать игры Амура, Не осмелиться похмельем смыть тоску, а осмелеешь, Языком отхлещет ментор. Где же, баловень Киферы, где плетенка для кудели, Трудолюбие Минервы? Ты унес их в сновиденья О красавце из Липары. Как у юноши, у Гебра, тиберийскою волною Торс лоснящийся омоет - он затмит Беллерофонта, И в борьбе, и в беге спорый, Он оленя на поляне вдоль стремительного стада Легким дротиком нагонит, кабана в колючей чаще На рогатину подденет. (Перевод Я. Голосовкера. Цит. по изд.: Античная лирика. М.: Худож. лит., 1968.) *** Увы, о Постум, Постум! летучие Года уходят, и благочестие Морщин и старости грозящей Не отдалит, ни всесильной смерти. Хотя б на каждый день гекатомбою Тройною, друг мой, немилосердного Плутона ты смягчал, который Тития и Гериона держит За мрачным током, где без сомнения Мы все, дарами почвы живущие, Проплыть обречены: цари ли Будем мы иль бедняки-крестьяне. Вотще бежим мы Марса кровавого И гулко в скалы бьющего Адрия; Вотще беречься будем Австра, Вредного телу порой осенней: Должны Коцит мы видеть, блуждающи йСтруею вялой, и обесславленный Даная род и Эопида Сизифа казнь - без конца работу. Покинуть землю, дом и любезную Жену, и сколько ты ни растил дерев, За преходящим господином Лишь кипарис* побредет постылый. Вин самых тонких за ста запорами Запас наследник выпьет достойнейший И штучный пол окрасит соком Гордым, какой и жрецам на диво. (Пер. Ф. Е. Корша) 

(Кипарис - кладбищенское дерево. Ср. у П. А. Вяземского:

 Уж сколько лир висит безгласных На кипарисах молодых!..) 

"Источник: a) бы оформляя в этот поэтический афоризм истинно эпикурейское отношение к любви. Разве то у Катулла?

Может быть, поэтому любовные стихи Горация уступают его дружеским посланиям.

"Источник: a) Клеопатры и захвате Египта; даже его искушенная душа содрогнулась при мысли о победоносности и величии Империи, раздвинувшей свои пределы как никогда широко. Он предостерегал своих читателей, что новые законы не могут заменить старинной нравственности".

Гораций написал много. По мере развития дарования и течения жизни, он отказывался от отработанных жанров и житейских реалий. Сначала от сатир и эподов, потом от республиканского пыла, потом от любовных утех...

 Вдоволь уж ты поиграл, и вдоволь поел ты и выпил: Время тебе уходить... (Пер. Н. Гинцбурга). 

Однажды наступил срок, когда он решил отказаться и от поэзии. Об этом он сказал в своих философских "Посланиях". Помимо небольших стихотворений в число "Посланий" вошла поэма "Наука поэзии" ("Послание к Пизонам), являющаяся своеобразным итогом размышлений Горация о поэзии и одновременно чем-то вроде поэтического завещания. Это "завещание" было подхвачено европейскими классицистами и вместе с "Поэтикой" Аристотеля стало для них непререкаемым образцом.

 Сам писать я не буду, Но открою другим, что творит и питает поэта, Что прилично, что нет, в чем искусство и в чем заблужденье. (Пер. М. Дмитриева). 

Итак, поэма о том, как писать стихи. Обратимся еще раз к книге В. Дюранта:

"Избери предмет, которые тебе по силам, говорит Гораций, остерегайся трудиться, как гора, и в конце концов разродиться мышью. Идеальное произведение одновременно и наставляет и развлекает. Избегай новых, устаревших, не ложащихся в размер слов. Будь настолько краток, насколько позволяет ясность. Сразу же устремляйся к существу дела... Когда сочиняешь стихи, не думай, пожалуйста, что чувство - это все. Справедливо, что ты должен испытывать какие-то чувства, если хочешь, чтобы ими проникся и читатель. Но искусство - это нечто большее, чем эмоции; это - форма... Чтобы научиться форме, днем и ночью изучай греческий; правь почти все, что написал... покажи свое произведение знающему критику и храни его подальше от своих друзей. Если после всего этого от него еще что-нибудь останется, отложи его в сторону лет на восемь; если и по их истечении тебе не кажется предпочтительным забыть о нем, что ж - тогда можно его обнародовать... Если ты пишешь драму, то пусть сюжет движут не слова, а действие, и пусть оно же станет главным источником характеристики персонажей. Не нагромождай на сцене ужасов. Соблюдай единство действия, времени и места: пусть сюжет будет единым, охватывает небольшой промежуток времени и протекает в одном и том же месте. Изучай жизнь и философию, потому что без наблюдения и понимания даже совершенный слог не более чем пустяк".

Страницы: 1 2 3 4

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Распопин В. Н. Литература Древнего Рима. Гораций, Тибулл, Проперций. И в закладках появилось готовое сочинение.

Распопин В. Н. Литература Древнего Рима. Гораций, Тибулл, Проперций.