Сорокин Валентин Васильевич – поэт

Сорокин происходит из знаменитого на Урале казачьего рода, который дал краю много ратников, лесников и пчеловодов. Прапрадед поэта Осип Павлович был, по семейным преданиям, богат, храбр, красив и знаменит - избирался головою завода. Фамилия Сорокины первоначально произносилась с ударением на последнем слоге - так звали ратников, командовавших сорока воинами. Предки поэта сражались на Куликовом поле, а проживали они в Мосальском княжестве.

Позднее мосали были переселены Иваном Грозным на Южный Урал. Здесь они основали множество поселений, в числе которых был и хутор Ивашла (ныне не существует), где в многодетной семье (четыре сестры и четыре брата, двое из которых умерли в младенчестве) рос будущий поэт. Мать Сорокина - крестьянка, знала множество стихов, пословиц и поговорок. Отец - лесник, участник Великой Отечественной войны, был ранен шесть раз, домой вернулся инвалидом. Большим потрясением для Сорокина стала трагическая смерть его старшего брата Анатолия (погиб в 1945-м году в глиняном карьере). С этого момента будущий поэт ощущал себя совершено взрослым, ответственным человеком.

В четырнадцать лет, чтобы помочь семье, Сорокин уходит из родительского дома. В это время он уже автор нескольких прозаических и поэтических публикаций в районной прессе (первая из них, по свидетельству самого Сорокина, рассказ «Поэт»). Закончив семилетку, Сорокин поступает в челябинское ФЗО № 5, по окончании которого десять лет работает оператором электрокрана в 1-м мартене Челябинского металлургического завода. Параллельно он заканчивает вечернюю школу, учится в горно-металлургическом техникуме, посещает литобъединение «Металлург», много печатается в областной прессе. Одаренного поэта поддерживают земляки: писатель Н. Воронов публикует его в альманахе «Уральская новь» (одна тысяча девятьсот пятьдесят семь ), а поэтесса Л. Татьяничева редактирует первую книгу «Мечта» (Челябинск, одна тысяча девятьсот шестьдесят ), стихи из которой «Мы простые парни, работяги, Дышим вечным пламенем отваги…» позволяют впоследствии ряду критиков причислить Сорокина к продолжателям «рабочей темы» (Макаров А.). Но в следующих сборниках «Мне Россия сердце подарила» (тысяча девятьсот шестьдесят втором) и «Я не знаю покоя» (тысяча девятьсот шестьдесят втором) вырисовывается иной лирический герой, который ставит более масштабные задачи, чем воспевание рабочего класса: «Век поэта - грозное мерило,

    Всё, что есть в душе, Не утаю. Мне Россия сердце подарила, Я его России отдаю!».

В тысяча девятьсот шестьдесят втором году по рекомендации Леонида Соболева, Бориса Ручьева и Василия Федорова Сорокин вступает в Союз писателей СССРАВНИТЕ ПО ТЕКСТУВ следующем году по настоянию В. Федорова он приезжает в Москву для учебы на Высших Литературных Курсах, где занимается в поэтическом семинаре, руководимом критиком Александром Макаровым. В Литинституте и на ВЛК дружит с И. Акуловым, братьями Э. и В. Сафоновыми, Н. Рубцовым, Б. Примеровым, САЛТЫКОВ Кузнецовой, В. Машковцевым, А. Жигулиным и др. За неопубликованное стихотворение «Льву Троцкому»

    «Для тебя и ракета, и книга, И такси, и гремучий состав, Ты страшнее монгольского ига, Ядовитый сионский удав!»

И ряд других произведений Сорокина подвергается многолетнему прессингу со стороны КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСТНОСТИ.

После окончания ВЛК в 1965-67 гг. Сорокин заведует отделом поэзии в саратовском журнале «Волга». В книге «Лирика» (тысяча девятьсот шестьдесят шестой) он выступает как яркий и самобытный поэт любовной темы: «Я люблю тебя очень и очень,

Так, что всюду - куда ни пойди,

Не глаза, а иконные очи,

Светят мне бесконечно в пути».

В 1968-69 гг. Сорокин ведет отдел очерка и публицистики в журнале «Молодая гвардия», который в те годы был главным рупором «Русского Возрождения». По-видимому, именно в это время он окончательно сформулировал основные художественно-эстетические и философские принципы своего творческого пути и гражданского поведения. В 1970-80 гг., будучи главным редактором издательства «Современник», Сорокин получает возможность претворить эти установки в жизнь, и блестяще справляется с поставленной задачей. «Современник» становится ведущим издательством русского (почвеннического, национально-государственного) направления, а сам поэт создает несколько произведений, вошедших в «золотой фонд» русской литературы ХХ века. В первую очередь, это поэмы «Евпатий Коловрат», «Пролетарий», «Дмитрий Донской», «Сейитназар», «Красный волгарь», «Две совы», «Золотая» (впервые напечатаны в книгах «Огонь» (одна тысяча девятьсот семьдесят три ), «Признание» (одна тысяча девятьсот семьдесят четвертый), «Плывущий Марс» (тысяча девятьсот семьдесят седьмой), «Лирика» (1979)). Характеризуя значимость жанра, Сорокин писал, что «поэт без поэмы - царь без короны», а его творческий метод отчасти раскрывает признание, сделанное им в критической книге «Благодарение»: «Поэма требует иногда целого пласта жизни. Поэма - карьер, где надо работать долго и умело, терпеливо и безответно».

Примером такого труда можно считать поэму «Дмитрий Донской». Это драматическое повествование (в пяти картинах) густо населено действующими лицами: Дмитрий Донской, Евдокия - жена князя, Сергий Радонежский, Карп - разведчик, его невеста, Пересвет, Мамай, Олег Рязанский - князь-изменник, Черт, Челубей, а также: бабы, мужики, князья, русские и татарские воины. Дух победительности, торжества (вообще свойственный творчеству Сорокина) властвует в поэме, а еще в ней ярко выражено ощущение беды и тревоги. И - явление Сергия Радонежского в прологе произведения, что в атеистическое время 70-х было более чем смелым сюжетным ходом. Поэма получилась, с одной стороны, очень религиозной, с другой, весьма светской, точно объясняющей цель и содержание жизни мирянина. В чем же эта цель? Автор дает ответ в эпилоге: «Беречь Россию не устану,

    Она - прозрение моё, Когда умру, то рядом встану Я с теми, кто берег её

Тема Родины, тема любви, таким образом, становится ведущей в творчестве поэта.

В одна тысяча девятьсот семьдесят восемь году Сорокин подвергается целому ряду нападок со стороны тогдашних «верхов» - партаппаратчики лишают его квартиры, вселив в неё мультимиллиардеру Кристину Онассис; вместе с другими руководителями «Современника» он проходит через позорную и несправедливую процедуру партийного суда - Комитета Партийного Контроля; Михаил Шолохов, по наущению своего окружения, посылает в Политбюро телеграммы с требованием снять с должности «хамоватого парня Сорокина» (которого классик даже никогда не видел). Эти внешние обстоятельства существенным образом повлияли на жизнелюбивую и темпераментную поэзию Сорокина Виктор Кочетков, поэт старшего, военного поколения, в одной из своих работ написал: «...на долю поколения, к которому принадлежит Валентин Сорокин, выпали вроде бы самые «тихие», самые бескровные годы. Но на дне этих лет таилась такая горечь, которая в особый цвет окрасила не один лирический сборник, не одну прозаическую книгу. Лирика Валентина Сорокина соединила в себе и драму прошлого, и сумятицу настоящего, и надежду будущего» (цитируется по книге Сычевой Л., страница сто восемнадцать ) В наиболее явном виде трагедия «тихого времени» отразилась в сборнике «Посреди холма» (тысяча девятьсот восемдесят третий), где возникает образ одинокого и сильного человека, ощущающего грядущую катастрофу русского народа и государства: «…Но не летят знакомо журавли.

Я видел сон: они крестов коснулись,

И в заревой растаяли пыли,

И никогда уж больше не вернулись».

С тысяча девятьсот восемдесят третий-го года Сорокин руководит Высшими Литературными Курсами. В 1986-м году за книгу «Хочу быть ветром» (одна тысяча девятьсот восемьдесят второй), где, в основном, была представлена любовная лирика, поэт удостоен Государственной премии РСФСР (прежде, в одна тысяча девятьсот семьдесят четвертый-м, он стал Лауреатом премии им. Ленинского Комсомола, хотя «комсомольская» и «партийная» тематики ему никогда не были свойственны). Все 80-е годы Сорокин сражается за судьбу своей большой эпической поэмы «Бессмертный маршал» (о Георгии Жукове), завершенной еще в 1978-м году. Цензурные и партийные преследования многострадальной поэмы были таковы, что в отдельные годы из нее вымарывали до 1500 строк - власти обвиняли автора в «антисоветчине», требуя убрать образы Берии, Сталина, да и сам Жуков казался ЦК КПСС «недостаточно коммунистом». Полностью поэма была опубликована только в тысяча девятьсот восемдесят девятый году.

Распад СССР, национальные войны на окраинах некогда единой державы поэт переживает очень тяжело. Именно в эти годы в периодике появляются очерки Сорокина о погибших русских поэтах - Сергее Есенине, Борисе Корнилове, Павле Васильеве, Николае Рубцове и др., составившие впоследствии документально-публицистическую книгу «Крест поэта» (одна тысяча девятьсот девяносто пять ). Кровавые события одна тысяча девятьсот девяносто три года легли в основу поэмы «Батый в Кремле». В этом произведении кроме характерных для поэта горько-обличительных, гневных интонаций много народной лексики и сатирических приемов: «А Батый на «ЗИЛе» мчится

    И кобенится, мурло: «Не успел я помочиться Вертолету на крыло!..»

Страницы: 1 2

Сорокин Валентин Васильевич – поэт.