Стилевые течения. Обогащение художественной системы

Со второй половины 50-х годов многие значительные и перспективные явления литературного процесса определяют его специфику и тенденции дальнейшего движения. Прежде всего в содержании литературы последовательно и широко проявляется стремление к полноте изображения действительности и жизни человека. Необычайно расширяется тематический диапазон, идет «собирательная» работа — накопление и изучение фактов, наблюдений, их анализ.

Если попытаться найти определение происходящих процессов, то существо их прежде всего состояло в демократизации содержания и формы литературы. Повести и рассказы о войне, продолжая традиции советской литературы, познающей прекрасное и поэтическое в обыкновенном, знакомили нас с рядовыми участниками боев на переднем крае — в окопе, на «пятачках» плацдармов. Очерки В. Овечкина, Е. Дороша, повести В. Тендрякова, В. Солоухина, роман «Братья и сестры» Ф. Абрамова вели в «каждый дом», в северную или среднерусскую деревню, рассказывали о повседневных делах своих героев, чьи переживания и духовные искания так же значительны и драматичны, как и персонажей военной повести. В. Липатов, А. Приставкин, В. Чивилихин, А. Рекемчук, В. Семин представили читателям своего ровесника — молодого человека, вступающего в жизнь.

Уже само появление в литературе разных по своей социальной характерности героев отвергало какую-либо избирательность, предполагающую превосходство того или иного типа, его особую роль в событиях. Демократизация героя означала утверждение (не без полемики новых критериев положительного в обыкновенном характере, который изображался в различных условиях своего бытия — драматических, трудовых, семейно-бытовых, повседневных.

Таким образом, литература стремилась выразить идею общности советского народа, его духовное единство и сплоченность, которые проявились в годы великих испытаний.

Художественная реализация определившихся идейных концепций протекала достаточно противоречиво, обнаружив сходство и различие творческих решений писателей. 15 критике были отмечены интенсивность и разнообразие них исканий, выделены идейно-стилевые течения. В них содержится указание на то или иное качественное от-пичие стилевых потоков. В частности, понятие «лирическая проза» во многих работах утверждается как соответствующее той жанрово-стилевой общности, которая сформировалась в 60-е годы. К «лирической прозе» относят произведения автобиографического жанра, в которых, по мнению исследователей, преобладает субъективный пафос. До сих пор бытует в литературе понятие «деревенская проза», объединяющее целый комплекс вопросов содержания и стиля.

Истоки многих идейно-художественных явлений берут свое начало в 50-е годы, развиваясь и преобразуясь в последующее двадцатилетие. Проза о деревне, возникнув в определенных условиях как течение, значительно и многообразно эволюционировала. Иные течения постепенно теряли свою творческую активность, растворяясь в общем потоке литературы. Поэтому необходимо проследить самый процесс формирования течений, устанавливая сходство и различие предпосылок возникновения идейных оснований и стилевых тенденций. Общность эта полнее всего проявилась в принципах изображения характера героя, его окружения, обстоятельств, в которых он действовал.

Социально-психологический анализ (изображение духовных изменений, роста, формирования личности, драматизма переживаний) свойствен всем значительным произведениям 50 —60-х годов. Но различия форм анализа достаточно существенны, в особенности в изображении человека на войне. А. Бочаров на этом основании выделяет течение «психологического драматизма», к которому относит творчество военных прозаиков — Г. Бакланова, Ю. Бондарева, В. Быкова, А. Адамовича10.

Конкретность и локальность содержания, которое «держится» на одном эпизоде — всегда испытательно-трагедийном, — а также «драматизация стиля» дают повод для подобного разграничения, Однако повторяющиеся и сходные элементы поэтики «психологического драматизма» могуч быть найдены в произведениях многих других военных прозаиков (например, у Воробьева, О. Горчакова, О. кожуховой, В, Рослякова, В, Богомолова, А. Ананьева, О. Гончара). Черты И качества «психологического драматизма» присущи в разной степени каждому значительному произведению и не только военной прозы. Значит, речь должна идти о путях развития социалистического реализма, изменении или преобразовании его художественной системы. Это поиски форм наибольшей художественной достоверности, исключающей натурализм, фактографию, эмпиризм, так как обилие впечатлений еще не предопределяло творческого успеха.

Как пишет Ю. Бондарев о поколении фронтовиков, «...душевный опыт этих людей был насыщен до предела. Все четыре года войны они прожили не переводя дыхания, и, казалось, концентрация дета./ей, липодов, конфликтов, ощущений, потерь, образов солдат, пейзажей, запахов, разговоров, ненависти и любви была настолько густа и сильна после возвращения с фронта, что просто невозможно было все это организовать, найдя необходимый сюжет, композицию, ясно проявить главную мысль. Все было слишком горячо, слишком близко — детали вырастали до гигантских размеров, затмевали основное». Направление исканий сосредоточилось в сфере стиля, а найденные творческие решения мы можем воспринимать как значительно преобразующие или обновляющие содержательные формы. Функции организации отводились автору-повествователю, участнику события, или герою, чей рассказ, внушая чувство доверия, был предельно правдив, откровенен.

Герои повести прежде всего противники фашизма. Убежденность их выстрадана, стала частью мировоззрения, определив нравственные понятия и смысл жизни. В мрачных, холодных Карпатах, в канун окончания войны, Новиков как будто видит Россию, «овеянную каким-то чувством радостной боли, которое никогда не проходило» («Последние залпы» Ю. Бондарева). Уже два года Лозняк живет с «неутихающей болью за истерзанную, изувеченную Беларусь». Эта боль «пересиливает обычную человеческую боязливость и невыносимо жжет сердце...» («Третья ракета» В. Быкова). Убежденность героев выражена в чувстве ответственности, в долге перед живыми и погибшими, в требовательности к человеку, в прямоте и бескомпромиссности оценок. Во имя «неизмеримо огромного», считает капитан Новиков, он должен распоряжаться своей жизнью и судьбами людей батареи. Лозняк, единственный из оставшихся в живых, считает себя вправе судить Задорожного и расстреливает его последней ракетой как предателя. Мотовилов думает с юношеской прямотой и категоричностью: «Мы не только с фашизмом воюем, мы воюем за то, чтобы уничтожить всякую подлость, чтобы после войны жизнь на земле была человечной, правдивой, чистой» («Пядь земли» Г. Бакланова). В столкновении с разрушительной жестокостью войны молодые герои выдержали, противопоставив ей человечность, активное действие, убежденность, нравственную чистоту.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Стилевые течения. Обогащение художественной системы. И в закладках появилось готовое сочинение.

Стилевые течения. Обогащение художественной системы.