«Вельможа» Державина служит примером сатиры негодующей, обличительной

В большой оде «Вельможа», он обличает эти недостатки некоторых высокопоставленных лиц. В оде «Фелица», сатира Державина шутливая, насмешливая; «Вельможа» служит примером сатиры негодующей, обличительной. Поэт говорит, что вельможами должны быть те:

    «... которые собою сами Сумели титлы заслужить Похвальными себе делами; Кого ни знатный род, ни сан, Ни счастие не украшали; Но кои доблестно снискали Себе почтенье от граждан».

Не таковы современные вельможи: гоняясь за славой, честью и богатством, они не думают о пользе отечества, о благополучии подвластных им людей. Негодующий поэт сравнивает таких вельмож с «глыбой грязи позлащенной». Добиваясь высокого положения, сановники эти иногда и не способны справиться с возложенной на них ответственной работой:

    «Осел останется ослом, Хотя осьшь его звездами; Где должно действовать умом, Он только хлошет ушами. О, тщетно счастия рука Против естественного чина Безумца рядит в господина, Или в шумиху дурака».

Не род, не знатное происхождение, или богатство должны отличать вельмож от других людей, а его душевные качества.

    «Я князь, — коль мой сияет дух, Владелец, — коль страстьми владею, Болярин, — коль за всех болею, Царю, закону, Церкви друг!»

Затем Державин изображает роскошную, эгоистическую жизнь вельможи, в котором не трудно узнать князя Потемкина.

    «А ты, второй Сарданнал! К чему стремишь всех мыслей беги? На то ль, чтоб век твой протекал Средь игр, средь праздности и неги? Чтоб пурпур, злато всюду взор В твоих чертогах восхищали, Картины в зеркалах дышали, Мусия, мрамор и фарфор?»

Поэт изображает обычное утро вельможи, который еще сладко нежится в постелц, тогда как:

    там израненный герой Как лунь во бранях поседевший, Начальник прежде бывший твой, В переднюю к тебе пришедший Принять по службе твой приказ, Меж челядью твоей златою, Поникнув лавровой главою Сидит и ждет тебя уж час. А там вдова стоит в сенях И горько слезы проливает С грудным младенцем на руках, Покрова твоего желает. За выгоды твои, за честь Она лишилась супруга; В тебе его знав прежде друга, Пришла мольбу свою принесть. А там, на лестничный восход Прибрел на костылях согбенный Бесстрашный старый воин тот, Которого в бою рука Избавила тебя от смерти: Он хочет руку ту простерта Для хлеба от тебя куска». Проснися, Сибарит, ты спишь, восклицает Державин, — Ты в сладкой неге дремлешь, Несчастных голосу не внемлешь!»

Но в славном русском народе, его прошлом и настоящем, Державин видит и других вельмож, великих людей правдой и честью служащих своему отечеству. Последние три строфы оды посвящены Румянцеву, который в глазах поэта является образцом вождя, славным героем. Румянцев был в это время в опале, но это обстоятельство нимало не беспокоило Державина: он всегда независимо высказывал свои мнения и взгляды. Румянцев и Суворов, особенно последний, были любимыми героями Державина. Про Суворова, которого он воспел во многих одах и стихотворениях, поэт писал, что он «превосходней всех героев в свете был».

Потемкин изображен сперва в «Фелице», потом в «Вельможе»; о нем же говорится в оде «Водопад». Могущественный князь Потемкин, этот «второй Сарданапал», как его только что называл Державин, сыгравший такую громкую роль в царствование Екатерины, — умер внезапно, объезжая подвластный ему Крым, среди дороги; почувствовав себя плохо, Потемкин попросил остановить лошадей и положить себя на землю, где он и умер, в безлюдной степи, без помощи врачей, далеко от обычной роскоши и славы, окружавшей его всю жизнь. Этот контраст блестящей, великолепной жизни и одинокой, убогой смерти, поразил и вдохновил Державина. Смерть князя Потемкина он сравнивает с водопадом, который, низвергаясь с необычайной высоты, с шумом, грохотом, брызгами и пеной, исчезает в темной, неведомой бездне. Начинается ода с описания известного водопада Кивач (на реке Суне, недалеко от Петрозаводска). Державин посетил этот водопад, будучи Олонецким губернатором.

    «Алмазна сыплется гора С высот четырьмя скалами, Жемчугу, бездна, и сребра Кипит внизу, бьет вверх буграми; От брызгов синий холм стоит, Далече рев в лесу гремит. Седая пена но брегам Лежит буграми в дебрях темных; Визг пил и стой мехов подъемных: О, водопад! В твоем жерле Все утопает в бездне, в мгле».

Любуясь этим страшным и великолепным зрелищем, поэт спрашивает себя:

    «Не жизнь ли человеков нам Сей водопад изображает?

После длинного рассуждения, он рисует картину смерти Потемкина:

    «Чем труп, как на распутьи мгла, Лежит та, темном лоне нощи? Простое рубище чресла, Два лепта покрывают очи, Прижаты к хладной груди персты, Уста безмолвствуют отверсты. Чей юдр земля.; кров — воздух синь; Чертоги вкруг пустынны воды? Не ты ли, счастья, славы сын, Великолепный князь Тавриды, Не ты ли с высоты честей. Внезапно пал среди степей?» Изобразив грустную, одинокую смерть Потемкина, Державин восклицает: «Где слава? — Где великолепье? Где ты, о сильный человек?»

Ничтожество и беспомощность человека перед смертью поражают поэта. Эту мысль он развивает в одной из своих лучших од, «На смерть князя Мещерского». Но картины природы и смерть «великолепного князя Тавриды» написаны сильными, яркими красками.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » «Вельможа» Державина служит примером сатиры негодующей, обличительной. И в закладках появилось готовое сочинение.

«Вельможа» Державина служит примером сатиры негодующей, обличительной.