Вл. А. Луков. Зарубежная литература. Практикум. Занятие 7. Поэма Д. Г. Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда»

Вл. А. Луков. Зарубежная литература. Практикум.

Занятие 7. Поэма Д. Г. Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда» В начало сайта

Занятие 7. ПОЭМА Д. Г. БАЙРОНА «ПАЛОМНИЧЕСТВО ЧАЙЛЬД-ГАРОЛЬДА» План практического занятия

1. История создания поэмы Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда».

2. Идейный смысл поэмы. Проблема свободы в творчестве Байрона и воплощение ее в поэме.

3. Характеристика особенностей жанра и художественной структуры произведения. Взаимоотношение эпического и лирического пластов повествования.

4. «Байронический герой», его черты, отражение в его образе типического умонастроения эпохи. Эволюция соотношения между Чайльд-Гарольдом и образом автора от первой песни к четвертой.

Методические рекомендации

"Источник: История всемирной литературы. 19 век на многие поколения писателей и читателей, в том числе и русских (прежде всего на А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова), в-третьих, поэма включена в программу по литературе для средней школы, и будет легче изучить это произведение более углубленно. Мы рекомендуем широко использовать на практическом занятии текст поэмы в переводе В. Левика[9].

"Источник: История всемирной литературы. 19 век опубликованных в 1812 г. и принесших поэту широкую известность. Произведение Д. Г. Байрона — яркий образец романтической лиро-эпической поэмы. Однако необходимо помнить, что Байрон как поэт складывался под влиянием английских классицистов, на него оказали мощное воздействие идеи Просвещения.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век сторона Попа — что он этический поэт... а, по моему убеждению, такая поэзия — высочайший вид поэзии вообще, потому что она в стихах достигает того, что величайшие гении стремились осуществить в прозе»[10]. Однако эти мысли не противопоставляют Байрона романтикам, так как и разум, и этическое начало выступают как выражение активного присутствия в искусстве самого художника. Его активная роль воплощается в творчестве поэта не только в мощи лирического начала, но и в универсализме (т. е. сопоставлении единичного и всеобщего, судьбы человека с жизнью Вселенной, что приводит к масштабности, подчас титанизму образов), в максимализме (т. е. в бескомпромиссной этической программе, на основании которой отрицание действительности обретает всеобщий характер). Эти черты делают Байрона романтиком. Романтическим является и ощущение трагической несовместимости идеала и действительности, противопоставление природы (как воплощения прекрасного и великого целого) испорченному миру людей, индивидуализм (т. е. противопоставление человека, выступающего как единственное, неповторимое явление, всему, что вне его, выступающему как масса, множество без печати единичности).

"Источник: История всемирной литературы. 19 век и редко посещаемых странах, городах и племенах. Такая задача была вполне совместима с классицистическими понятиями об описательной поэме. Внимание автора к высоким, героическим аспектам действительности, осмысление настоящего в свете классического прошлого, возвышенность поэтического словаря и образной системы, пристрастие к отвлеченным понятиям и античным аллюзиям были в традиции классицистической поэзии. Новаторство Байрона. Несмотря на связь с просветительской и классицистической традициями, с самых первых слов читатели ощутили нечто совершенно новое, тревожное, особенное. Их поразил облик паломника Гарольда, не наделенного никакими добродетелями, резко несхожего с «настоящим» героем»[11]. Н. Я. Дьяконова связывает новаторство Байрона с введением нового героя и противоречащей традиционной эпической поэме лирической стихии.

Центральная проблема произведения — проблема свободы личности, народа. В первой и второй песнях «Чайльд-Гарольда» понятие свободы раздваивается. Во-первых, оно связывается с освобождением целых народов от поработителей. В первой песни «Чайльд-Гарольда» Байрон показывает, что Испанию, захваченную французами, может освободить только сам народ, весь народ. В раскрытии проблемы свободы с этой стороны автора поэмы интересует личность как воплощение тирании. Тиран унижает достоинство народа, и только постыдный сон, лень, смирение народа позволяют ему держаться у власти. Порабощение других народов выгодно лишь единицам-тиранам. Но вину за него несет и весь народ-поработитель. Чаще всего в раскрытии общенациональной вины поэт прибегает к примеру Англии, а также Франции и Турции.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век литературного типа, получившего название «байронический герой». Если сравнить Гарольда с Корсаром, Гяуром, Каином, Манфредом и другими героями байроновских поэм и драм, то мы сможем выделить характерные черты этого литературного типа. Он рано пресытился жизнью, его охватила глубочайшая меланхолия, «болезнь ума». Он утратил связь с окружающим миром, страшное чувство одиночества стало для него привычным. Доведенный до предела эгоцентризм приводит к тому, что герой перестает испытывать укоры совести, совершая дурные поступки, он никогда не осуждает себя, всегда считает себя правым. Таким образом, свободный от общества герой несчастен, но независимость для него дороже покоя, уюта, счастья. «Байронический герой» бескомпромиссен, лицемерие ему чуждо, так как связи с обществом, в котором лицемерие является способом существования, разрушены. Лишь одну человеческую связь признает поэт возможной для своего свободного, нелицемерного и одинокого героя — чувство большой любви, перерастающее во всепоглощающую страсть.

Данные черты в той или иной мере проявляются в характере Чайльд-Гарольда. Этот образ находится в сложных взаимоотношениях с образом автора, собственно лирического героя: они то существуют раздельно, то почти сливаются. «Вымышленный герой был введен в поэму с целью связать ее отдельные части»,— писал Байрон о Чайльд-Гарольде в предисловии к поэме.

Может показаться, что в начале произведения авторское отношение к герою близко к сатирическому: Гарольд «чужд равно и чести и стыду!», «бездельник, развращенный ленью». И лишь возникшие к 19 годам из пресыщения светской жизнью «болезнь ума и сердца!», «глухая боль», способность Гарольда критически взглянуть на ложь, царящую в этом мире, где он жил, делают его интересным для поэта.

Композиция поэмы строится на новых, романтических принципах. Четкий стержень утрачивается. Не события жизни героя, а его перемещение в пространстве, переезд из одной страны в другую (собственно «паломничество») определяет разграничение частей. Перемещения героя при этом лишены динамики, он нигде не задерживается, ни одно явление его не захватывает, ни в одной стране борьба за независимость не волнует его так, чтобы он остался и принял в ней участие (в этой остановке и сказалась бы истинная динамика — динамика внутреннего мира героя, характерная для жанра романтической поэмы). Но тогда кому же принадлежат призывы:

 К оружию, испанцы! Мщенье, мщенье! (1-я песнь) 

Или:

 О, Греция! Восстань же на борьбу! Раб должен сам себе добыть свободу! (2-я песнь) 

Очевидно, это слова самого автора. Таким образом, композиция имеет два пласта: этический, связанный с путешествием Чайльд-Гарольда, и лирический, связанный с размышлениями автора. Поток лирических, субъективных мыслей вызывается ассоциативной связью с тем, что видит Гарольд, а также управляется общими лейтмотивами, главный из которых — проблема свободы.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век через авторское эмоциональное отношение. Движение от лирической темы одинокого героя к эпической теме народной борьбы дано как смена эмоциональных сфер героя и автора. Синтеза между лирическим и эпическим началом не происходит[12]. Напротив, при перемещении внимания на соотношение героя и автора такой синтез эпического и лирического пластов обнаруживается, поэтому не всегда можно точно определить, кому принадлежат лирические раздумья — герою или автору. Эпический пласт путешествия обретает лирико-романтический характер за счет образов природы, и прежде всего моря — символа неуправляемой и независимой свободной стихии.

Через несколько лет Байрон написал продолжение поэмы: третью песнь (в Швейцарии, в 1816 г.) и четвертую (в Италии, в 1818 г.).

В третьей песни поэт обращается к переломному моменту европейской истории — падению Наполеона. Чайльд-Гарольд посещает место битвы при Ватерлоо. И автор размышляет о том, что в этой битве и Наполеон, и его противники защищали не свободу, а тиранию. В связи с этим возникает тема Великой французской революции, выдвинувшей когда-то Наполеона как защитника свободы. Байрон дает высокую оценку деятельности просветителей Вольтера и Руссо, идеологически готовивших революцию.

В четвертой песни главная проблема — роль поэта, искусства в борьбе за свободу народов. Здесь образ Чайльд-Гарольда, чуждого событиям, народным интересам, окончательно уходит из поэмы, в центре — образ автора. Поэт сравнивает себя с каплей, влившейся в море, с пловцом, сроднившимся с морской стихией. Эта метафора становится понятной, если учесть, что в образе моря воплощен народ, веками стремящийся к свободе. Таким образом, автор в поэме — поэт-гражданин, который вправе воскликнуть: «Зато я жил, и жил я не напрасно!»

Информация к домашнему размышлению

"Источник: История всемирной литературы. 19 век портрета.

Домашнее задание

Найдите высказывания А. С. Пушкина о Байроне, о Чайльд-Гарольде. Согласны ли вы с русским поэтом в его оценках?

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Вл. А. Луков. Зарубежная литература. Практикум. Занятие 7. Поэма Д. Г. Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда». И в закладках появилось готовое сочинение.

Вл. А. Луков. Зарубежная литература. Практикум. Занятие 7. Поэма Д. Г. Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда».