Возникновение романтического направления

Приверженцы классицизма выступили против «нового слога» и — шире — против сентиментализма как литературного направления. Но истинную «опасность» представляли для них не те последователи Н. М. Карамзина, которые оставались верными учителю, а молодые литераторы, в исканиях которых наметились новые тенденции, предвещавшие новый поворот в развитии русской литературы. Среди этой литературной молодежи выдвинулись такие поэты, как В. А. Жуковский и К. Н. Батюшков, в творчестве которых возник русский романтизм — новое литературное направление. Вокруг Жуковского и Батюшкова образовалась группа литераторов, которые подхватили, расширили и углубили полемику карамзинистов и «классиков». Они боролись не только во имя «нового слога», но и во имя новой литературы в целом.

Понятием романтизма исторически были охвачены весьма разнообразные явления. С самого начала обнаружились значительные расхождения в романтизме Жуковского и Батюшкова, у которых были свои последователи. В дальнейшем развитии литературы романтизм приобретает граждански-революционное содержание в творчестве декабристов и философско-идеалистический характер в произведениях «любомудров». Вслед за проникнутыми идеей свободы романтическими поэмами А. С. Пушкина появляются зовущие к религиозно-моральному смирению и примирению поэмы И. И. Козлова (поэта школы Жуковского). После 1825 г. романтизм находит выражение и в бунтарском творчестве М. Ю. Лермонтова, и в оправдывающих реакционный режим произведениях Н. В. Кукольника и В. Г. Бенедиктова. Совершенно ясно, что романтическое направление в русской литературе было не «единым потоком», а распадалось на различные течения. Эти течения, в свою очередь, исторически развивались, эволюционировали. С конца 10-х годов заметно изменился характер романтизма Жуковского и Батюшкова. Революционный романтизм вступил в новую фазу развития после 1825 г., точнее — с появлением произведений Лермонтова. Все это делает задачу историко-литературного изучения романтизма чрезвычайно сложной.

Затруднения при попытке дать четкое определение романтизма начали испытывать еще сами романтики. «Романтизм, как домовой: многие верят ему; убеждение есть, что он существует, но где его приметы, как обозначить его, как наткнуть на него палец?» — писал П. А. Вяземский Жуковскому 23 декабря 1824 г., т. е. в самый разгар нового литературного движения. 25 мая 1825 г. Пушкин, создавший к этому времени три романтические поэмы, писал Вяземскому: «...я заметил, что все (даже и ты) имеют у нас самое темное понятие о романтизме. Об этом надобно будет на досуге потолковать». Спустя два десятилетия, когда романтизм уже уходил в прошлое, В. Г. Белинский, пытаясь понять это явление исторически, вынужден был признать, что вопрос о нем «не уяснился, и романтизм по-прежнему остался таинственным и загадочным предметом» (VII, 144).

Однако тот же Белинский первым в русской критике дал глубокий, хотя и не лишенный противоречий, анализ романтизма как литературного направления, показал наличие в нем двух различных тенденций. Белинский разграничил романтизм «в духе средних веков» и «новый романтизм». В истории русской литературы и русского общества, как и в истории западноевропейской культуры, был момент, когда романтизм «в духе средних веков» стал «необходимым элементом жизни, живым семенем, которым должна была оплодотвориться почва русской поэзии» (VII, 183). «Посвятителем» русской литературы в таинства такого романтизма был Жуковский, и в этом критик видит его историческую заслугу. Но романтизм «в духе средних веков» страдал «величайшей односторонностью». Для него «мир распался на два мира — на презираемое здесь и неопределенное, таинственное там» (VII, 155). Для такого романтизма жизнь человека ограничивалась «внутренним миром сердца». Однако, горячо утверждает Белинский, для человека есть еще и «великий мир жизни... мир исторического созерцания и общественной деятельности,— тот великий мир, где мысль становится делом, а высокое чувствование — подвигом, и где два противоположные берега жизни — здесь и там — сливаются в одно реальное небо исторического прогресса, исторического бессмертия» (VII, 195). Призывая человека деятельно вмешаться в этот «мир вечной борьбы будущего с прошедшим», Белинский формулирует свое понимание «нового романтизма»: «Благо тому, кто, не довольствуясь настоящею действительностью, носил в душе своей идеал лучшего существования, жил и дышал одною мыслию — споспешествовать, по мере данных ему природою средств, осуществлению на земле идеала,— рано поутру выходил на общую работу» (VII, 195).

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Возникновение романтического направления. И в закладках появилось готовое сочинение.

Возникновение романтического направления.