Характеристика основных этапов творчества Бунина опирается на исследование Ю. Мальцева «Иван Бунин»

«Да, я не посрамил ту литературу, которую полтораста лет тому назад начали Карамзин и...Жуковский», - со спокойной уверенностью утверждал на склоне лет И. А. Бунин. Оказавшись в зрелые годы на чужбине, он стал в глазах первого поколения русской эмиграции олицетворением верности лучшим традициям отечественной литературы. Вместе с тем еще при жизни Бунина заговорили о нем, как о блестящем мастере не только российского, но и мирового уровня. Многие известные писатели - Т. Манн, Р.-М. Рильке, Р. Роллан, А. Жид дали его творчеству высокую оценку. Именно И. А. Бунину в 1933 г. первому из наших соотечественников была присуждена Нобелевская премия по литературе.

Только ли верность традициям русской классики стала причиной необычайной цельности и высочайших художественных достоинств бунинского литературного наследия? В чем Бунин верен художественным принципам русской классики, как он развивает и обновляет отечественные литературные традиции, какие особенности творчества позволяют говорить о нем как о художнике XX в., о писателе общеевропейского и мирового звучания? На эти вопросы вам и предстоит найти ответы, познакомившись с творчеством писателя.

Прежде всего выделим важнейшие смысловые константы художественного мира И. Бунина.

В основе бунинского повествования почти всегда - поток Памяти. Более того - память для Бунина существует в виде прапамяти как чувства собственной неразрывной связи со «Всебытием» (термин, употребляемый Буниным), с предками, как припоминание своих прежних жизней. Отсюда недоверие Бунина к рационализму - главным в человеческом восприятии оказывается интуиция. Его излюбленные герои - люди не разума и логики, а те, что носят в себе первобытную мудрость инстинктов, нерефлектирующие, а цельные и пластичные личности. Существование, лишенное памяти, - это величайшая беда. Только закрепленное памятью прошлое составляет для Бунина предмет высокого искусства. В одном из своих писем он замечает: «Пока живешь - не чувствуешь жизни».

Невозможно одновременно оценить и понять переживаемый момент (запаздывание нашего осознания передано Буниным в одном из лучших его рассказов - «Солнечный удар»). Жизнь как она есть - лишь материал, из которого душа человека с помощью памяти вырабатывает нечто эстетически ценное. Именно поэтому Бунин ощущает неприязнь к категории будущего, где вероятно только одно - смерть. Писатель пытается бороться со временем, пытается возвратить «утраченное время» (именно это проявится в его автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева»).

Одной из эмоциональных доминант художественного мира Бунина является чувство Одиночества - Даже не в смысле одинокого существования, а одиночества вечного, вселенского - как неизбежного и непреодолимого состояния человеческой души. Это ощущение полного одиночества человека в мире будет сопровождать его всегда. Непознаваемая тайна мира рождает в душе писателя одновременно «сладкие и горестные чувства»: к чувству радости и упоенности жизнью неизменно примешивается томящее чувство тоски. Радость жизни для Бунина - не блаженное и безмятежное состояние, а чувство трагичное, окрашенное тоской и тревогой. Вот почему любовь и смерть у него всегда идут рука об руку, неожиданно соединяясь с творчеством:

И первый стих, и первая любовь

Пришли ко мне с могилой и весною.

Мотивы любви, смерти и преображающей силы искусства - одни из главных в творчестве Бунина.

В характере писателя - нелюбовь к домоседству, настойчивая тяга к перемене мест, стремление постоянно разнообразить крут жизненных и художественных впечатлений. Едва ли не главная жизненная страсть Бунина - любовь к перемене мест. Уже в 1880-1890-е гг. он много путешествовал по России, а в начале нового века объездил Европу, странствовал по Ближнему Востоку, побывал во многих странах Азии. Нередко в качестве материала для своих произведений Бунин использовал не только впечатления о происходящем в русской глубинке (эту жизнь Бунин хорошо знал и глубоко понимал), но и свои зарубежные наблюдения.

Расширение тематики при этом не мешало, а скорее помогало обостренному восприятию, способствовало развитию его исторической и философской масштабности. Но в то Же Время на фоне русского реализма начала XX в. позиция Бунина по отношению к русской действительности выглядела непривычно: многим своим современникам Бунин казался бесстрастным, невозмутимым - «холодным», хотя и блестящим мастером, а его суждения о России, русском человеке, русской истории - слишком отстраненными, внешнеописательными. Действительно, при постоянном и остром ощущении своей принадлежности русской культуре, «роду отцов своих», переживании древности и величия Руси - Бунин старался дистанцироваться от сиюминутных социальных тревог, избегал в своем дореволюционном творчестве публицистичности (что заметно отличало его от М. Горького, А. Куприна, Л. Андреева и от некоторых поэтов-символистов). Для оценки действительности, обстановки в России Бунину всегда была нужна дистанция - хронологическая, а иногда и географическая. Так, в Италии, на Капри, Бунин создавал рассказы и повести о русской деревне, а в России писал об Индии, о Цейлоне, Ближнем Востоке.

Заметная особенность Бунина-художника - его универсализм. Писатель одинаково ярко проявил себя и как прозаик, и как поэт, и как переводчик. Причем переводческая деятельность способствовала становлению его писательского мастерства: еще в 1886-1887 гг. до публикации первых стихов и рассказов он с увлечением работал над переводами «Гамлета». Когда ему не было еще и двадцати, выступил в печати с поэтическими переводами Петрарки, Гейне, Верхарна, Мицкевича, Тениссона, Байрона, Мюссе к др. Главным же достижением этого периода стал перевод Буниным «Песни о Гайавате» Г. Лонгфелло, опубликованной в 1896 г.

Школа поэтического перевода с ее поиском единственно возможного слова - один из источников бунинского исключительного мастерства - помогла писателю в совершенстве овладеть и формой классического русского стиха. Огромное количество разнообразных книг, прочитанных им, способствовало обогащению его поэтической кладовой, универсализму Бунина.

Молодому В. Катаеву он советовал: «Нужно читать больше, не только беллетристику, но и путешествия, исторические книги и по естественной истории. Тот же Брэм - как он может обогатить словарь, какое описание окраски птиц». Бунин обладал необычайно острым зрением, позволяющим ему разглядеть звезды, видимые другими лишь в телескоп, поразительным слухом - по звуку колокольчиков мог определить, кто именно едет. А вот как Бунин рассказывает о своем фантастическом обонянии, вспоминая визит на дачу к друзьям его первой жены, А. Н. Цакни: «Выхожу в сад вечером и чувствую тонко, нежно и скромно, сквозь все пьянящее, роскошные запахи южных цветов, тянет резедой. - А у вас тут и резеда, говорю хозяину. А она меня на смех подняла. - Никакой резеды нет! Розы, олеандры, акации и мало ли чего еще, но только не резеда. Хоть у вас и нюх, как у охотничьей собаки, а ошибаетесь. Пари предлагаю - на 500 рублей, - заявил я. Пари состоялось. И я выиграл его. Всю ночь до зари во всех клумбах искал. И все-таки нашел резеду, спрятавшуюся под каким-то листом. И как я был счастлив. Встал на колени и поцеловал землю, в которой она росла. До резеды даже не дотронулся, не посмел. Я плакал от радости!»

Чрезвычайно строг был Бунин и к Точности изображения. Все, кто знал писателя, неоднократно убеждались, с какой трепетностью он относился к каждому печатному слову. Даже запятая, поставленная не на месте, способна была глубоко огорчить его. Известно, что уже в эмиграции, передав в редакцию «Современных записок» рукопись повести «Митина любовь», Бунин внимательно выслушивал замечания редактора, что самоубийство Мити ничем не мотивировано, что каждый человек ревнует, страдает, но не пускает из-за этого пулю в лоб - и обещал серьезно подумать. Спустя несколько дней он возвратил рукопись и сказал: «Я много думал над... смертью Мити. И вот, должен сказать: вы не правы. Митя не мог поступить иначе. Вы судите о страстях Мити по вашим собственным и по страстям ваших знакомых, а Митя не такой, как вы».

Перед выходом книги в свет он не переставал до последней минуты вносить поправки и уточнения в текст.

Более чем шестидесятилетний путь Бунина в литературе хронологически можно разделить на две примерно равные части - дооктябрьскую и эмигрантскую. И хотя после катастрофических событий 1917 г. писатель не мог не измениться, его творчество обладает высокой степенью цельности - редкое качество для русской культуры XX в.

Юношеские стихи Бунина представляют интерес лишь постольку, поскольку характеризуют его тогдашние настроения (мечты о счастье, ощущение единства счастья и страдания и др.) - в художественном отношении они лишь подражания Пушкину, Лермонтову, Фету, Полонскому и Баратынскому. Ранняя проза Бунина столь же малопримечательна (сам писатель при составлении берлинского собрания сочинений, вышедшего в 1936 г., исключил весь первый период своего творчества). В ранних рассказах присутствуют черты, впоследствии исчезнувшие из произведений Бунина: юмор (в очерках «Мелкопоместные», «Помещик Воргольский» ощутимы гоголевские нотки), чеховское изображение пошлости и скуки мещанской жизни («Тарантелла», «День заднем»), однако уже здесь наметились некоторые чисто бунинские черты.

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Характеристика основных этапов творчества Бунина опирается на исследование Ю. Мальцева «Иван Бунин». И в закладках появилось готовое сочинение.

Характеристика основных этапов творчества Бунина опирается на исследование Ю. Мальцева «Иван Бунин».