Художественный мир Цветаевой

В рабочей тетради Цветаевой за 1940- 1941 годы есть перевод стихотворения Герша Вебера, строки которого удивительно созвучны ее личной и поэтической судьбе.

На трудных тропах бытия

Мой спутник - молодость моя.

Бегут как дети по бокам,

Ум с глупостью, в середке - сам.

А впереди - крылатый взмах:

Любовь на золотых крылах.

А этот шелест за спиной -

То поступь Вечности за мной.

«Поступь Вечности» действительно все слышнее становится для нас в творчестве Цветаевой. Видимо, с годами эта поступь будет звучать все отчетливее. Цветаева принадлежит к тем художникам, чей вклад в мировую литературу еще предстоит оценить во всей полноте не только читателям, но и исследователям. Слова, когда-то сказанные Цветаевой о Владимире Маяковском, можно с полным основанием отнести к ней самой: «...своими быстрыми ногами Маяковский ушагал далеко за нашу современность и где-то, за каким-то поворотом, долго еще нас будет ждать» (статья «Эпос и лирика современной России». 1932).

Мощь творчества Марины Цветаевой, масштабность ее дарования, вернее сказать, гениальности только начинают осознаваться по-настоящему. Ныне открываются широкие возможности для знакомства со всем ее творческим наследием. Выходят в свет все новые издания ее стихотворений и поэм, появляются многочисленные публикации ее писем, дневниковых записей, воспоминаний о ней.

В этой связи особую остроту приобретает проблема восприятия читателем цветаевского творчества. Взаимоотношения читателя и поэта, традиционно важные для русской литературы, далеко не безразличны и для Цветаевой. Назовемг к примеру, известное стихотворение «Тебе - через сто лет» (1919), в котором содержится ее обращение к «читателю... в потомстве». Восприняв от своих предшественников ответственное отношение к слову, Цветаева и от читателя ждет того же понимания высокой миссии слова. Она убеждена: не прихотью «изменчивой моды», не тщеславным желанием цитировать то, что «на устах у всех», должен определяться интерес к поэзии. Для Цветаевой «чтение - прежде всего сотворчество». А это готовность к познанию, к нелегкой душевной работе.

Творческий облик Цветаевой необычайно многогранен: самобытный поэт и неожиданный прозаик, оригинальный драматург и тонкий мемуарист, исследователь литературы и глубокий, парадоксальный мыслитель. Истоки такой творческой многоплановости, несомненно, в ее яркой индивидуальности. «Большим поэтом может быть всякий - большой поэт, - писала Цветаева. - Для большого поэта достаточно большого поэтического дара. Для великого самого большого дара - мало, нужен равноценный дар личности: ума, души, воли и устремления этого целого к определенной цели, то есть устроение этой цели» (статья «Искусство при свете совести». 1932). Поэт от рождения, она была наделена пытливым умом, неустанно осваивавшим все новые высоты, страстным, «безмерным» сердцем, неутолимой потребностью любить, жадным, никогда не угасавшим интересом к жизни и к людям. Ей было дано глубинное понимание исторических судеб России и мира.

Цветаева вступала в литературу на рубеже веков - в переломную эпоху, с ее все более сгущавшейся атмосферой предгрозья, в эпоху, предвещавшую, как сказал Александр Блок, «неслыханные перемены, невиданные мятежи». Поэтов этого поколения - очень разных - объединяло ощущение трагизма того мира, в котором «уюта - нет. Покоя - нет».

И Цветаева, как и ее лирическая героиня, никогда не знала покоя. Она выходила навстречу всем ветрам, всем вьюгам и бурям настоящего и грядущего:

Другие - с очами и с личиком светлым,

А я-то ночами беседую с ветром.

Не с тем - италийским Зефиром младым, -

С хорошим, с широким, Российским, сквозным!

(1920)

В судьбах многих поэтов того поколения отразилась драма истории. Трагическим был уход Александра Блока и Николая Гумилева, Владимира Маяковского и Сергея Есенина, Николая Клюева и Осипа Мандельштама. Горечь чужбины изведали Константин Бальмонт, Андрей Белый; в вынужденной изоляции на родине оказались Максимилиан Волошин, Михаил Кузмин. Жизнь Марины Цветаевой как бы вобрала в себя все варианты этих судеб. Ни один роковой поворот времени не обошел ее. «Эхо мира» отозвалось во всей ее судьбе. Поэтому символическое звучание приобретают строки, которые могут быть прочитаны как обращение к читателю будущего:

.. .Не прогневайся на просторечье

Речей, - не советовала б пренебречь:

То летописи огнестрельная речь.

(1922)

Цветаевой действительно суждено было стать летописцем своей эпохи. Тем важнее понять, из какого источника берет начало ее творчество, в чем феномен Цветаевой как поэта. Она изначально проявила себя как незаурядный поэт со Своим, Особым голосом. Выросшая в высококультурной семье, Цветаева с детских лет окунулась в мир древнегреческих трагедий, средневековых рыцарских баллад, русского эпоса. Имена Гомера, Овидия Назона, Гете, других столпов мировой культуры с отрочества слиты с ее жизнью. Классическое наследие Державина, Пушкина, Лермонтова, Тютчева всегда было для нее нравственно-эстетическим ориентиром. Впитала она и поэтический опыт Некрасова, Фета, А. К. Толстого, поэтов-современников старшего поколения - Бальмонта, Брюсова, Анненского. Однако уже первые ее шаги в поэзии отмечены печатью самостоятельного творческого поиска.

Непосредственность восприятия, свежесть впечатлений, незаемность интонации были отмечены критикой и читателями уже по выходе первого цветаевского сборника «Вечерний альбом». Ее лирическая героиня - человек, тонко чувствующий красоту. Для нее притягательны и реальный окружающий мир, и мир фантазии, мечты, вымысла. Ей ведома волнующая радость настоящего, но влечет ее и «область преданий» - будь то историческое прошлое или сны, грезы о несбывшемся. Это сильная, яркая личность. «Я жажду сразу - всех дорог!» - восклицает она. Ею движет стремление «всё понять и за всех пережить!». В одном из ранних стихотворений Цветаевой - «Молитва» - наиболее полно раскрывается обаяние личности ее героини, стремящейся к активному действию. «Жить» для нее значит «идти», «страдать», «мчаться в бой», «вести», все изведать, все испытать. Стихийная сила ее натуры столь велика, что она готова бросить вызов всему миру:

Под свист глупца и мещанина смех -

Одна из всех - за всех - противу всех! -

Стою...

(1921)

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Художественный мир Цветаевой. И в закладках появилось готовое сочинение.

Художественный мир Цветаевой.