«Запросы» Вяземского Жуковскому

«Запросы…», конечно, ставили под сомнение не только те или иные решения Жуковского как редактора и издателя. Заметка Вяземского явно вписывалась в актуальную тогда полемику карамзинистов и архаистов, связана с характерной для нее риторикой. Автор не скупился на превосходные степени в оценках (произведения «своих» или «нейтральных» авторов – «прекраснейшие», «чужих» – «уродливейшие»), использовал карамзинское выражение «бомбаст», высмеивая с его помощью стиль архаистов с их «громом слов не у места». Некоторые из его «запросов г-ну Василию Жуковскому» напоминали эпиграммы в прозе, причем содержащаяся в них ирония делала их направленными не против издателя, а против якобы обиженных им писателей. Яркий пример тому – остроумный вопрос Жуковскому относительно П. И. Голенищева-Кутузова и Д. И. Хвостова, наиболее одиозных фигур среди архаистов: «Хотелось бы очень спросить у Вас, зачем не взяли Вы ни одной пьесы ни из Кутузова, ни из Хвостова, но угадывая, что Вы сказали бы нам в ответ: надобно бы было их прочесть, мы молчим».

Такую язвительную критику, изобилующую личностями, в 1810 году Вяземский опубликовать не смог. Но спустя более полувека он посчитал нужным именно «Запросами…» открыть первый том своего Полного собрания сочинений (их предваряло только «Автобиографическое введение»). И действительно, эта заметка, запечатлевшая как вполне справедливые полемические «запросы», так и неоправданно строгие, весьма показательна для начала становления Вяземского как критика-полемиста, формировавшегося в ходе осмысления в первую очередь литературной, критической и издательской деятельности Жуковского.

Если юный Вяземский подчеркнуто требователен, иногда и придирчив к Жуковскому, то со временем он стал его главным защитником и пропагандистом. Кстати, всего через несколько лет после «Запросов…» Вяземский именно Жуковскому предложил роль своего «архитектора и помощника» в работе над другим издательским проектом – «пристройкой» к «Пантеону иностранной словесности» Н. М. Карамзина. Причем Вяземский специально подчеркнул: «без тебя я ни за что не возьмусь, и если ты не одобришь моей мысли и не согласишься мне содействовать, мое бы останется навсегда бы [выделено Вяземским – И. П.]». Грустное предположение Вяземского оказалось пророческим: издание тогда не было подготовлено.

В 1827 году уже состоявшийся литератор и активно действующий публицист Вяземский в одной из программных медиа-критических (если использовать современное понятие) статей в «Московском телеграфе» безоговорочно отнес Жуковского, к этому времени практически отошедшего от журналистики, к высшему «разряду» в отечественной «журнальной геральдике». Он был поставлен рядом с Сумароковым, Новиковым, Крыловым, Карамзиным, которые обеспечили России «успехи периодические». Теперь опыт «Вестника» Жуковского для Вяземского так же ценен, как и карамзинского, и, в свою очередь, служит точкой отсчета для довольно скептической оценки периодики второй половины 1820-х годов: «Жаль, что сия ветвь литературной деятельности не осталась у нас в подобных руках». Так суждение об издательской практике Жуковского вновь оказывается полемически окрашенным и включенным в дискурс литературно-общественной, в частности журнальной, борьбы, но теперь уже с набирающим силу «торговым направлением».

Во второй половине века в отношении Вяземского к журналу Жуковского появились новые ракурсы. Усилились ностальгические ноты: «Вестник Европы» не мог не восприниматься как вестник их общей ушедшей молодости. Вместе с тем Вяземский не ограничивался лирическими воспоминаниями. Его все больше привлекали возможности периодического издания как важного исторического источника. Судя по одной из заметок в «Старой записной книжке», в Жуковском-редакторе критик также выделял стремление реализовать эту функцию журнала, что проявлялось в публикации разного рода «отголосков когда-то живой речи», «дробей жизни», столь важных для того, «чтобы проверить итоги минувшего».

В «Старой записной книжке» обращено внимание еще на одну сферу деятельности Жуковского в «Вестнике» – театральную критику. Его «Московские записки» (1809, № 22, 23) о гастролях «девицы Жорж» (так Жуковский называл знаменитую французскую актрису Жорж – М.-Ж. Веймер, выступавшую тогда в Москве) Вяземский справедливо квалифицировал как «мастерские и превосходные отчеты». Это действительно были «беглые», но удивительно содержательные (особенно для того времени) статьи «тонкого и проницательного» критика о спектаклях с анализом и самих пьес, и особенностей их воплощения на сцене, психологической достоверности актерской игры, со сравнением разных творческих манер – драматургических и исполнительских.

Показательно, как Вяземский выстроил свое рассуждение о мастерстве Жуковского в «Московских записках». Отрицательная конструкция в начале («нет в них ни сухости, ни пошлой журнальной болтовни, ни учительского важничания») полемически заостряла следующее за ней утверждение главных достоинств Жуковского – непосредственности и одновременно основательности его критических высказываний. Ведь именно его, по Вяземскому, отличала «живая передача живых и глубоких впечатлений, проверенных образованным и опытным вкусом». Причем в последней формуле, скорее всего сознательно, почти дословно воспроизведено определение идеального критика из статьи Жуковского «О критике», написанной в том же, что и «Московские записки», 1809 году.

В конце же рассматриваемой нами записи Вяземский прямо артикулировал важную для него в поздние годы оппозицию литературная «классика» первой трети ХIХ века – литературная современность: «Перечитывая их [«Московские записки» – И. П.] и читая новейшие оценки театрального искусства и движения, нельзя не сознаться, что журналы и газеты наши, по крайней мере, в этом отношении, ушли далеко, но только не вперед»34. В результате в «Старой записной книжке» Вяземского соединились весьма точная ретроспективная оценка Жуковского как одного из зачинателей серьезной театральной рецензии в России и неоправданно негативная – театральных критиков позднейшего времени. Правда, достоянием более или менее широкой публики эти суждения Вяземского стали вообще в конце века, уже после его смерти.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » «Запросы» Вяземского Жуковскому. И в закладках появилось готовое сочинение.

«Запросы» Вяземского Жуковскому.