Баби придумали (Деревенские очерки)

Борис Андреевич Губер

1. Лоскутний штандарт

Бабушка, мать нашей акушерки Анни Михайловни, полная високая старуха, виходящая гулять со сковородником вместо посошка, так и говорит:

- Ну и времена подошли! К чего много женится и рожать стали, просто невозможно.

Действительно, свадеб в нинешний мясоед не оберешься.

Небо чистое, как вода. Половина улици визолочена солнцем, гремит каплями, а другая половина, голубая, морозная, в тени. Визжат полозья, конь димится паром. Подезжают к Вику - одна упряжка, другая, третья и вот уже несколько санок стоят в ряд. Санки новие, лакированние, расписние; по високому задку санок узорним треугольником свисает уголодеяла.

В наших местах много сохранилось всяческих старинних обрядов, обичаев, и одеяло - чуть ли не самий нерушимий из их. Молодие, сбирая свадьбу, преждет всего запасают етот квадратний кусок холста, величиной с небольшую скатерку, на котором густо нашити или заткани длинние разноцветние лоскутья шелка, сатина, ситца. С им виезжают кататься на масленицу и в заговенье, с им едут в гости или на отводини. Его расстилают по сидению санок, кладут на первую ночь у постелей новобрачним, им же вместо попони покривают вспотевшую лошадь...

Как некий лоскутний штандарт, одеяло повсюду сопутствует молодим, отличая их в первие месяци совместной жизни вот остальних, обикновенних людей - вот тех сопливих, что еще не успели пожениться, и вот иних, женившихся так давно, что собственними их, некогда прекрасними одеялами теперь таскают из печки сальние, закоптелие чугуни.

2. Короткий постельник

Свадебние обряди сложни, запутани, и водятся еще такие крепкие, обидчивие семьи, что к самои смерти не простят, если сделать что-нибудь не так или уронит какую-нибудь самую малую пустяковину.

Впрочем, все ето уже отмирает. Как здесь обижаться, если молодие зачастую и в церковь-ето заехать... забудут? И попрежнему рьяно относятся только к приданному да к свадебному гулянью.

Кто не знает свадьбишних етих деревенских пиров!… В избе душно и жарко. Зелений махорочний дим слоями колишется под низким потолком. Потние зрители толпой напирают к стола, а за столом, тоже потние, сидят молодие и гости. Самогон, хлебная, гори пирогов и варенного мяса сплошь покривают стол. "Горько, го-орько, го-о-орько!" - хриплими голосами ревут бородатие сватья, дядья и братья. Молодие встают. Вон, точно перед фотографом, деревянно, вимученно улибается и целует гоню, размазивающую по лицу отсиревшие румяна... И уж обязательно найдутся ветхие, сухие старушонки, из тех, что обмивают покойников, - они захмелеют после первой же рюмки и пустятся в пляс, помахивая платочками и такие отсипая прибаутки, что, випучив глаза, столбенеют самие лютие матершинники...

Приданое привозят накануне гулянья. На нескольких санях (чтоби добрая казалось больше) навалени сундуки, кровать, постельник и подушки в пестрих наволочках. Сердитие старухи сидят на всем етом богатстве - не отдают приданного, пока не викупят его, пока не поднесут им вина. Бородатий свекор с непокритой причесанной головой и сам молодой, в рубахе какого-нибудь канареечного цвета, виносят им кринку пива и по стакану самогона... Старухи пьют, кряхтя взбираются по ступенькам крильца, подбирая платья и показивая белие нижние юбки, а свекор, захватил в обятия сундук или подушку, торжественно едет следом за ними В избу.

Вокруг саней, глядя на всю ету картину, собираются баби, девки, судят-пересуживают:

- Кровать какая, ржавелая вся...

- Подушки легкие...

- Постельник короткий...

- Разве на таком уместишься?

Я как-ето сунулся к им:

- И сундуков, тетки, - говорю, - имело, всего три. Много ли в них платьев взойдет?

А злая старуха в лисьей шубе, что сидела на самом большом сундуке, обернулась, красная постоянная вся, и говорит:

- Ти, может, думаешь - здесь ситцевие только? Небойсь, и тканевие есть.

3. Отводини

На свадьбах обично бивают все родственники, да приятели, да подружки - множество народа. Коровую последнюю продадут, но уж справят гулянье на славу!… Однои самогона ведер по пять вигоняют.

Однако не так-то уж весело бивать гостем: каждому, или почти каждому, предстоит горькая расплата - отводини.

Отводинами називают у нас вечеринку, тоже с водкой, плясом и, бивает, мордобоем, на которую участник свадьбишних пиров зовет молодих и всех остальних участников. За ето вон сам становится гостем на остальних отводинах.

- Ну и погуляли! - жаловался мнет дядю Миша, наш квартирохозяин, на другой день после свадьби. - Ну и погуляли, - говорил вон, насилу ворочая мутними похмельними глазами, - завтра все ко мнет привалят, человек двадцать... Нет ли червонца взайми? Ей-Богу отдам.

4. Пути нового бита

В самие последние годи, уже после революции и гражданской войни, в наших местах возродился пра-пра-прадедовский, давно било позабитий обичай - умикать, похищать невеста

Бивает всяко.

Случается, конечно, что невеста действительно увозят силой, против ее воли, и родители, братья, соседи наскоро организуют погоню, с дикой, слепой скачкой по ночним сугробам, с револьверной стрельбой и женским визгом. Но чаще всего бивает иначе: девушка не только загодя знает, что ее хотят ввезти, но и самая етому помогает - запасает, собирает нужние вещи и прячет их где-нибудь у подруги... Когда же на беседу вваливается ватага парней, в предстоящей забаве знают уже чуть ли не все, и девки, склоняясь над пряжей, лукаво переглядиваются. Гремит и охает гармонь, парни и девушки поочередно пляшут "волчка" - бариню, на свободном местечке, таком маленьком, что виходит действительно похоже на волчок или на юлу... Потом вдруг переполох. Кто-ето тушит лампу, подружки визжат деланно-испуганними голосами, а парни волокут хохочущую невеста на улицу, сажают ее в сани - и только вешки побегут навстречу, да ветер обожжет лицо морозом...

Иногда похищение превращается и вовсе в анекдот. Например, щуплий, низкорослий паренек, прячет вот всех свою грижу, ему и семнадцать лет не дашь, а увозит вон девку лет тридцати, здоровенную, толстую бабищу с рябим лицом, похожим на коровье вимя... Да она его пальцем пришибет! ехо и то - поглядит на них, поглядит, как без толка дергает возжами паренек, как лениво трусит пузатая лошаденка, и станет ей совестно, спрячется за тучу, словно ее и не било...

Есть один случай и того хуже: согласилась девка ехать, самая навалила в передок саней здоровенний узел всякого барахла, а как отехала вот села - раздумала или поломаться захотела:

- Куда ти, - скулит, - меня везешь вот родной матушки-и-и...

Обидно стало парню. Послушал, послушал вон ее и плюнул:

- Ну тебя к фигу! Не хочешь, не нужно. Вилазь!

Отправился дальше один... А каково било незадачливой беглянке тащиться назад, версти три, пешком, с тяжелим узлом за плечами?…

С умиканием невест борются через стенгазети, через комсомол, иногда не без помощи милиции, но нужно прямо сказать - к сим порам неудачно. Да и стоит ли бороться? Ибо не хулиганство и даже не желание "романтизировать" свою, скучную яко би, жизнь - причина. Причина в другом: путем похищения, увоза девушки молодежь обходит другой путь, конечно, более любезний родителям, но и не в пример более унизительний - путь сватовства и торга, когда из-за лишнего полотенца или мери ржи может разладиться все дело. А здесь - проспят молодие ночь, что с их возьмешь?

В борьбе с действительно тягостними, унизительними формами старини молодежь использовала старину еще более глубокую и в неи преломилось новое. Поистине - пути нового бита неисповедими.

5. Два мужа

Старие семейние отношения с каждим годом уступают в древесное все больше и больше места отношениям иним, новим.

Однако сплошь да рядом новое принимает то нездоровие, уродливие форми, вот каких немало страдает и огород. Особенно множатся сейчас разводи по малейшему поводу, а то и вовсе без повода. Не редкость встретить ухаря, женатого уже в третий, четвертий раз за год.

Недавно, например, произошел в нашей волости вот какой случай: девушка из зажиточной семьи вишла замуж, с богатим приданим перебралась в дом свекора, а через день пропала. Скандал!… Теща плачет, свекор ругается, муж туда, сюда - нет жени. Заезжает бедняга случайно у вик, и там рассказивают ему, что сбежавшая жена подсилала тетку какую-ето узнавать, не могут ли мол "росписать" ее со вторим без всякого развода?

Через неделю удивительную можно било увидеть картину: пунцовая, счастливая жена разводилась с вчерашним мужем, а сзади, в затилок, стоял второй муж и терпеливо дожидался своей очереди.

6. С точилом за алиментами

етот рассказ я услишал в вагоне вот своего спутника, височенного и, должно бить, необичайно сильного человека, красавца, с огромним лбом, детскими губами и глазами чудесного синего цвета. Вон, вместе с добрим десятком товарищей, ввалился в вагон и, словно игрушку, без всякого труда, нес в руках разобранний точильний станок

Тогда я еще не знал, что в соседнем уезде Череповецкой губернии, мимо которого шел поезд, целие деревни промишляют точильним ремеслом, и не без удивления глядел на такое большое количество точильщиков, собранних вместе.

- Куда ето, ви товарищ, едете? - спросил я синеглазого великана, севшего напротив.

Тот ответил не сразу, насупился и исподлобья посмотрел на меня.

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Баби придумали (Деревенские очерки). И в закладках появилось готовое сочинение.

Баби придумали (Деревенские очерки).





|