Драма «Бесприданница». Основное содержание – Действие четвертое

Прекрасная летняя ночь. Лунный свет заливает бульвар над Волгой. Кофейная на бульваре еще открыта.

Официант пытается отобрать у подгулявшего Робинзона бильярдный кий. Какая с ним может быть игра: выигрывает партию - выигрыш берет, проигрывает - денег не платит.

- Мои деньги у Василия Данилыча, - хорохорится Робинзон. - Он их увез с собой.

- Как же вы с ними на пикник не поехали?

- Я заснул; а он не посмел меня беспокоить, ну и уехал один, - приукрашивает правду Робинзон. На самом деле от него просто отделались, надоел. Робинзон намерен хотя бы выпить в кредит. Официант не возражает - деньги он всегда получит с Вожеватова или с Паратова. Он уходит за вином.

На бульваре появляется возбужденный Карандышев.

- Где ваши товарищи, господин Робинзон? - наступает он на актера. - Те господа, которые обедали у меня с вами вместе?

Робинзон испуган напором: кто его знает, этого странного человека, чего от него можно ожидать?

- Не могу сказать, - выкручивается он, - я стараюсь удалиться от этой компании; я человек смирный, знаете ли...

- Да вы должны же знать, где они, - не отступает Карандышев.

- Кутят где-нибудь: что ж им больше-то делать! - изображает благонамеренного гражданина Робинзон. - Говорят, они за Волгу поехали. Может, к утру вернутся, может, и раньше.

Карандышев намерен дождаться, ему необходимо объясниться с этими господами. Робинзон уговаривает ждать не здесь, а на пристани: уж верно, с пристани все по домам и поедут.

Карандышев уходит, а Робинзон, облегченно вздыхая, отправляется в кофейную.

С берега доносится шум, говор цыган, смех, пение: компания возвращается с пикника.

Первыми появляются Вожеватов и Кнуров. Они обсуждают события сегодняшнего дня. Кажется, на их глазах происходит драма.

- Положение Ларисы незавидное, - рассуждает Кнуров. - Вы подумайте: Сергей Сергеич приехал на один день, и она бросает для него своего жениха чуть не накануне свадьбы.

- Так вы думаете, - спрашивает Вожеватов, - что тут не без обмана, что он опять словами поманил ее?

- Да непременно, - уверен Кнуров. - И должно быть, обещания были серьезные, а то как бы она поверила человеку, который уж раз обманул ее! Паратов миллионную невесту на Ларису Дмитриевну не променяет.

- Что делать-то! - пожимает плечами Василий Данилыч. - Мы не виноваты, наше дело сторона.

- Я все думал о Ларисе Дмитриевне, - после паузы осторожно продолжает Кнуров. - Мне кажется, она теперь находится в таком положении, что мы, близкие люди, обязаны принять участие в ее судьбе.

Сообразительный Вожеватов уточняет:

- Вы хотите сказать, что теперь представляется удобный случай взять ее с собой в Париж? Так за чем же дело стало? Кто мешает?

- Вы мне мешаете, - с неожиданной откровенностью заявляет Кнуров, - а я вам. Может быть, вы не боитесь соперничества? Я тоже; а все-таки неловко; гораздо лучше, когда поле чисто.

- Я отступного не возьму!

- Зачем отступного, можно иначе как-нибудь, - говорит Кнуров.

Вожеватов вынимает из кармана монету. Пусть решит случай: он бросает монету. Орел или решка?

Кнуров на мгновение задумался:

- Орел, конечно, вы. Решка! Василий Данилыч смотрит на монету:

- Ваше. Значит, мне одному в Париж ехать. Я не в убытке; расходов меньше.

- Только давши слово - держись! Вы купец, - говорит Кнуров, - вы должны понимать, что значит слово.

Показались Лариса с Паратовым. Кнуров предлагает оставить их наедине, и мужчины уходят в кофейную.

Лариса устала. Она садится на скамейку возле решетчатой ограды над обрывом.

- Позвольте теперь, - с официальной любезностью произносит Паратов, - поблагодарить вас за счастие, которое вы нам доставили.

- Нет, нет, Сергей Сергеич, вы мне фраз не говорите. Вы мне скажите только: что я - жена ваша или нет?

Вместо ответа Паратов настойчиво уговаривает ее ехать домой, поговорить они успеют и завтра. Не стоит давать пищу людским пересудам. Ведь ее могут увидеть ночью, в компании мужчин, да еще известных своим дурным поведением. Это нанесет ущерб ее репутации.

Но Лариса требует от него прямого и честного ответа:

- Вы меня увезли от жениха; моя мать уверена в вас, она только и будет ждать нас... чтоб благословить. Я должна или приехать с вами, или совсем не являться домой.

- Какая экзальтация! - недовольно говорит Паратов. - В конце концов, есть жених. Он будет радехонек, если вы его опять приласкаете.

- Что вы говорите! - приходит в негодование Лариса. - Это дело кончено. У меня один жених: это вы.

- Едва ли вы имеете право быть так требовательны ко мне.

- Разве вы забыли? Я год страдала, не могла забыть вас. Я решилась, наконец, выйти замуж чуть не за первого встречного. Явились вы и говорите: «Брось все, я твой». Разве это не право?

Паратов обеспокоен ее горячностью. Надо во что бы то ни стало отправить Ларису домой. Он продолжает убеждать ее перенести разговор на завтра.

Но Лариса требует объяснений сейчас же и здесь.

- Извольте, - голос Паратова холоден. - Допускаете ли вы, что человек несвободный может так увлечься, что забудет обо всем? Это душевное состояние прекрасно, но непродолжительно. Угар страстного увлечения скоро проходит, остаются цепи и здравый рассудок, который говорит, что эти цепи неразрывны.

- Вы женаты?

- Я обручен, - и он показывает ей обручальное кольцо.

Лариса ошеломлена:

- Что же вы молчали? Безбожно, безбожно!

Она не хочет слушать его пустых оправданий:

- Подите от меня! Довольно! Я и сама о себе подумаю.

Из кофейной выходят Кнуров, Вожеватов и Робинзон.

Робинзон спешит предупредить Паратова, что по бульвару бродит Карандышев. Паратов не обращает на это никакого внимания. Пусть лучше Робинзон отвезет Ларису Дмитриевну домой. Робинзон уходит за экипажем, а Паратов входит в кофейную.

Вожеватов приближается к Ларисе.

- Вася, мы с тобой с детства знакомы, - с надеждой смотрит она на него, - почти родные. Вася, я погибаю! Что мне делать - научи!

- Лариса Дмитриевна, - старается уйти от разговора Вожеватов, - и рад бы... я ничего не могу.

- Да ведь я ничего и не требую от тебя, прошу только пожалеть меня.

- Не могу, ничего не могу.

- И у тебя тоже цепи? - с грустной иронией говорит Лариса.

- Кандалы. Честное купеческое слово. Он ретируется, уступив место Кнурову. Вот Мокий Парменыч и дождался своего часа.

- Лариса Дмитриевна, - вкрадчиво начинает он, - выслушайте меня и не обижайтесь. Я желаю вам добра. Не угодно ли вам ехать со мной в Париж?

Лариса отрицательно качает головой.

- И полное обеспечение на всю жизнь? - повышает ставку Кнуров. - Стыда не бойтесь, осуждений не будет. Есть границы, за которые осуждение не переходит.

Лариса молчит.

- Вы расстроены, - продолжает Кнуров, - я не смею торопить вас. Подумайте! Для меня невозможного мало.

Поклонившись Ларисе, он удаляется в кофейную.

Лариса остается одна. Она медленно подходит к решетке у обрыва и смотрит вниз.

- Вот хорошо бы броситься!.. В беспамятстве, ни боли... ничего не будешь чувствовать!

Она склоняется вниз, но судорожно хватается за решетку.

- Как страшно!

Лариса отбегает прочь и почти без сил опускается на стул.

- Расставаться с жизнью совсем не так просто, как я думала. Ведь мне ничего не мило, и

Мне жить нельзя, и мне жить не за чем! Что меня держит над этой пропастью? Она задумывается.

- Ах нет, нет... не Кнуров. Роскошь, блеск... нет, нет. Разврат... ох, нет... Жалкая слабость: жить, хоть как-нибудь, да жить... когда нельзя жить и не нужно. Кабы теперь меня убил кто-нибудь... Как хорошо умереть... пока еще упрекнуть себя не в чем.

Появляются Карандышев и Робинзон. Не замечая Ларисы, Юлий Капитоныч возбужденно говорит:

- Она сама виновата: ее поступок заслуживал наказания. Она имела время заметить разницу между этими людьми и мной. Но судить ее, кроме меня, никто не имеет права. Только один я обязан вступиться за нее и наказать оскорбителей.

Карандышев, наконец, увидел Ларису; он подходит к ней и садится напротив. Робинзон с видимым облегчением удаляется.

Лариса медленно поднимает голову и произносит слова, которых Карандышев никак не ожидал:

- Как вы мне противны, кабы вы знали! Зачем вы здесь?

- Где же быть мне? - Карандышев растерян, но снова впадает в высокопарный тон. - Я здесь, чтобы отомстить за ваше оскорбление!

- Для меня самое тяжкое оскорбление - это ваше покровительство, - бросает ему в лицо Лариса.

- Уж слишком вы невзыскательны, - Карандышев вне себя. - Кнуров и Вожеватов мечут жребий - кому вы достанетесь. Хороши ваши приятели! Они не смотрят на вас как на женщину, как на человека; они смотрят на вас как на вещь, - безжалостно продолжает он. - Вещь, конечно, принадлежит тому, кто ее выиграл, вещь и обижаться не может.

- Вещь... да, вещь. - Лариса глубоко оскорблена. - Они правы, я вещь, а не человек. Наконец слово для меня найдено, вы нашли его. Уходите! - приказывает она Карандышеву. - Прошу вас, оставьте меня!

- Как я вас оставлю, на кого я вас оставлю?

- Всякая вещь должна иметь хозяина, - голос Ларисы лишен всякого выражения, - я пойду к хозяину.

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Драма «Бесприданница». Основное содержание – Действие четвертое. И в закладках появилось готовое сочинение.

Драма «Бесприданница». Основное содержание – Действие четвертое.





|