Дубашинский И. А. Свифт, Джонатан

Дубашинский И. А.: Свифт, Джонатан.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век - 19. X. 1745, там же) - англ. писатель-сатирик. Отец С., мелкий судейский чиновник, умер до рождения сына. Мать, оставив ребенка на попечение дяди, уехала в Англию. С. рано познал, что такое бедность и зависимость. Учился в школе (1673-81), затем в колледже св. Троицы Дублинского ун-та (1682-88). Биографы отмечают, что труды ср. - век. философов и богословов-схоластов вызывали у С. раздражение. Обличение претенциозной псевдоучености явилось одной из сквозных тем его сатирич. творчества. В связи с событиями т. н. "славной революции" (1688-89), вызвавшими бурную реакцию в Ирландии, С. переехал в Англию. В 1689-99 он (с перерывами) служил лит. секретарем у У. Темпла, философа-эпикурейца, занимавшего ранее важный дипломатич. пост. В его поместье Мур-Парк началась лит. деятельность С.; "Ода Вильяму Сэнкрофту" ("Ode to Dr. William Sa"Источник: История всемирной литературы. 19 век "Битва книг" ("The battle of the books", 1697) и "Сказка о бочке" ("A tale of a tub", 1697, опубл. 1704). В первом из них, отмечая педантичные элементы спора между поклонниками антич. поэзии и защитниками новейшей лит-ры, С. в суждениях Пчелы выступил против канонизации классич. наследия древности, но за творч. его использование. В "Сказке о бочке" три ветви христианства - католическая, англиканская и пуританская, изображены в лице трех братьев - Петра, Мартина и Джека, представляющих каждый свою церковь; их борьба за политич. власть и богатство, их лживость и распутство обрисованы в духе пародийного жития. Наиболее остро изобличено пуританство с его хищничеством и лицемерием. Выдуманный повествователь, от лица к-рого ведется комич. рассказ, - тип. самодовольного, продажного писаки. В "Сказке о бочке" возвещено о социальной опасности религ. фанатизма, как и духа продажности, воцарившегося в Англии.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век "Рассуждении о раздорах и распрях знати и общин в Афинах и Риме" ("A discourse of the co"Источник: История всемирной литературы. 19 век "Писем суконщика", никто в Дублине не донес на него. Именно в эти годы активной борьбы за интересы народа С. приступил к работе над единственным своим романом "Путешествия в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей" ("Travels i"Источник: История всемирной литературы. 19 век этом высокомерные карлики выглядят весьма забавными существами, не лишенными живой непосредственности. В Лапуте же все носит куда более отталкивающий и угрожающий характер: уродливый облик короля и его окружения на летающем острове вполне соответствует образу действий пр-ва, разорившего страну и ведущего постоянную войну с населением. Еще резче, чем пр-во, обрисованы человекозвери йэху. Это чередование образов заключает в себе глубокий смысл: зло безостановочно распространяется. Видя, как йэху жадны, похотливы, нечистоплотны и глупы, Гулливер проникается к ним ненавистью и презрением, но потом обнаруживает сходство этих существ со своими соотечественниками и с самим собой, превращается в мизантропа и пишет книгу, к-рая должна показать людям, каковы они на самом деле.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век Линдалино, решившего коренным образом изменить гос. устройство Бальнибарби, - существенный момент в формировании революц. идеала С. Это - стремление преобразовать жизнь, в чем, казалось бы, окончательно изверился Гулливер. Эти эпизоды составляют несатирический пласт повествования, придающий особое значение роману, где отрицание многих сторон обществ. действительности сочетается с призывом следовать тем, кто восставал против зла и своекорыстия. Миру чудовищных лапутян, струльдбургов, йэху противостоят героич. образы. Так в самой худож. структуре выявляется дифференцированный подход С. к человеч. миру. Из романа явствует, что мечтой С. являются свобода и разумный труд для блага всех и отд. личности. В отличие от др. просветителей, С. не считал, что человек по своей природе склонен к добру. Добро должно быть завоевано и утверждено. Путь к нему лежит через борьбу с несправедливостью. Сама по себе форма гос-ва может быть и такой, какую Гулливер наблюдал в Бробдингнеге, - монархией, и такой, какую избрали гуигнгнмы, - республикой. Главное - чтобы народ сказал решающее слово. Более четкой программы С. в условиях 18 в. выдвинуть не мог.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век "Беглый взгляд на положение в Ирландии" ("A short view of the state of Irela"Источник: История всемирной литературы. 19 век ", переведенные Ерофеем Коржавиным с франц. яз. Преодолевая гегелевское пренебрежение к сатире, В. Г. Белинский впервые в России определил роль и место С. в общеевроп. лит. развитии. Белинский считал, что век Просвещения "... выразил себя в особенной, только одному ему свойственной форме: философские повести Вольтера и юмористические рассказы Свифта и Стерна - вот истинный роман XVIII века" (Полн. собр. соч., т. 7, 1955, с. 134). Вслед за Белинским Н. С. Курочкин (псевд. "Пр. Преображенский") опубл. цикл статей о С. в журн. "Искра" (1865, № 9, 10, 11, 14). Полемизируя с С. Джонсоном, У. Теккереем и др. англ. толкователями С., Курочкин опроверг ходячее утверждение о мрачной замкнутости и человеконенавистничестве автора "Путешествий Гулливера" и одним из первых обнаружил нар. корни его сатиры, ее гуманистич. пафос. Следование М. Е. Салтыкова-Щедрина свифтовской традиции отмечал еще И. С. Тургенев, писавший, что "История одного города" своей резко сатирической, иногда фантастич. направленностью, своим "злобным юмором" напоминает "лучшие страницы Свифта" (см. Собр. соч., т. 12, 1958, с. 435). Столь же значительны контакты между сатирой С. и сатирой М. Горького, В. В. Маяковского, жизненно-подобные и одновременно гротескно-фантастич. образы к-рых запечатлели долгий путь обобщения комич. сторон собственнич. общества.

"Источник: История всемирной литературы. 19 век "Шел по деревне, заглядывал в окна. Везде бедность и невежество, и думал о рабстве прежнем. Прежде видна была причина, видна была цепь, которая привязывала, а теперь не цепь, а в Европе волоски, но их так же много, как и тех, которыми связывали Гулливера. У нас еще видны веревки, ну бечевки, а там волоски, но держат так, что великану народу двинуться нельзя" (Собр. соч., т. 20, 1965, с. 85).

Соч.: The prose works, v. 1-12, L., 1939-55; The poems, ed. by H. Williams, 2 ed., v. 1-3, Oxf., 1958; The correspo

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Дубашинский И. А. Свифт, Джонатан. И в закладках появилось готовое сочинение.

Дубашинский И. А. Свифт, Джонатан.





|