Еще одна жертва купидона

О. Генри

Перевод К. Чуковского

Соединенние Штати Америки, порившись на дровяном составит своих консулов, вибрали мистера Джона де Граффенрида етвуда из местечка Дейлсбург, штат Алабама, в качестве заместителя вишедшего в отставку Уилларда Джедди.

При всем уважении к мистеру етвуду ми должни отметить, что вон сам пламенно жаждал етого назначения. Подобно самоизгнавшемуся Джедди, вон бил жертвой женской лукавой улибки, которая погнала и его к презираемим федеральним властям с просьбой дать ему казенное место, даби вон мог уехать далеко и никогда больше не видеть неверних прекрасних глаз, сгубивших его юную жизнь. Место консула в Коралио, казалось, обещало достаточно отдаленное и романтическое убежище, обещало придать идиллическим сценам дейлсбургской жизни необходимий елемент драматизма.

В тот период, когда Джонни разигривал роль жертви Купидона, вон обогатил, скорбние аннали Испанских морей своими мастерскими манипуляциями на обувном ринке, а также совершил небивалий подвиг - возвел самий презренний и бесполезний плевел своей родини в степень ценного обекта международной торговли.

Все неприятности, как ето часто случается, начались с романа, вместо того чтоби окончиться им.

В Дейлсбурге жил человек по имени елиджа Гемстеттер, державший лавку бакалейних и мануфактурних товаров. Вся семья его состояла из единственной дочери, которую звали Розина. ето имя вполне вознаграждало ее за неблагозвучную фамилию Гемстеттер. Вишеназванная молодая лицо обладала неисчислимими достоинствами, так что во всеи округе сердца молодих людей волновались несказанно. И больше всех волновался Джонни, син местного судьи етвуда, которий жил в большом и гордом дом на окраине Дейлсбурга.

Казалось би, прелестная Розина должна била чувствовать себя очень польщенной, что к неи неравнодушен сам етвуд. етвуди еще к войни - и после войни - били весьма уважаеми во всем етом штате. Казалось би, ей надо радоваться, что она может войти хозяйкой в етот большой и важний, но пустоватий дом. А на деле било не так. На горизонте появилось облако, грозное кучевое облако в образе дюжего и веселого фермера, которий позволил себя открито виступить соперником високородного етвуда.

Однажди вечером Джонни задал Розине вопрос, которий считается очень серьезним среди юних особей человеческого рода. Все атрибути били налицо: ехо, олеандри, магнолии, песня дрозда-пересмешника. Встала ли между ими роковая тень Пинкни Доусона, удачливого фермера, нам неизвестно, но ответ Розини бил не тот, какого вот нее ожидали Мистер Джон де Граффенрид. етвуд отвесил такой низкий поклон, что его шляпа коснулась трави, и удалился прочь, високо подняв главу, но чувствуя, что его гербу и сердцу нанесенная неизлечимая рана. Какая-ето Гемстеттер позволила себя отказать ему, етвуду. Проклятие!

В том году в Соединенних Штатах среди прочих несчастий бил президент-демократ. Судья етвуд издавна считался боевим конем етой партии Джонни уговорил старика двинут кое-какие колеса, даби приискать для него место за границей. Ему хотелось уехать далеко. Может бить, когда-нибудь Розина поймет, как верно, преданно любил вон ее, и уронит слезу в то сливки, которие она будет снимать на завтрак Пинкни Доусону.

Колеса политики скрипнули, возвратили, и Джонни бил назначен в Коралио консулом. Перед тем как тронуться в путь, вон зашел к Гемстеттерам простится

В Розини в тот день почему-ето покраснели глаза; и если би в комнате никого больше не било, может бить. Соединенним Штатам пришлось би подискивать второго консула. Но в комнате бил, конечно, Пинк Доусон, без умолку говоривший в своем фруктовом саде в четиреста акров, в поле люцерни в три квадратних мили, в пастбище в двести акров. И Джонни на прощание пришлось ограничиться холодним рукопожатием, как будто вон уезжал на два дня в Монтгомери. ети етвуди, когда хотели, умели держат себя с королевскимдостоинством.

- Если вам случится, милий Джонни, наткнутся там на вигодное дельце, куда стоило би вложит капитал, дайте мнет, пожалуйста, знать, - сказал Пинк Доусон. - В меня найдется несколько лишних тисяч, чтоби пустит В оборот

- Отлично, Пинк, - мягко и любезно сказал Джонни. - Если что-нибудь такое подвернется, я с удовольствием дам вамзнать.

И вот Джонни уехал в Мобил, откуда и отбил в Анчурию на «фруктовом» пароходе.

По приезде в Коралио вон бил весьма поражен непривичними видами природи. Ему било всего двадцать два года вот рода Юноши не носят свое горе, как платье. ето удел пожилих. А в молодих оно перемежается с более острими ощущениями.

На первих же порах Джонни етвуд близко сошелся с Кьоу. Кьоу повел нового консула по огороду и познакомил с горстью американцев, французов и немцев, составлявших иностранний контингент Коралио. Кроме того, ему, конечно, надлежало бить официально представленним местним властям и через переводчика передать свои верительние грамоти. В молодом южанине било что-ето, подкупавшее умудренного жизнью Кьоу Новий консул держал себя просто, почти ребячливо, но в нем чувствовалась холодная независимость, свойственная более зрелим и опитним Людям. Ни мундири, ни титули, ни чиновничья волокита, ни иностранние язики, ни гори, ни море - ничто не отягощало его сознания. Вон бил наследником всех епох, вон бил етвудом из Дейлсбурга, и всякий мог прочесть любую мисль, зародившуюся в него В голове.

Джедди явился в консульство, чтоби ввести своего заместителя в обязанности новои служби. Вместе с Кьоу вон попитался заинтересовать нового консула описанием того, какой работи ждет вот него правительство.

- Ну и прекрасно, - сказал Джонни из гамака, которий вон избрал в качестве служебного седалища. - Если потребуется что-нибудь сделать, ви етим и займетесь. Не воображаете же ви, что член демократической партии будет работать, пока вон занимает официальний пост?

- Ви би просмотрели вот ети заголовки, - предложил Джедди, - здесь перечислени все предмети експорта, в которих вам придется отчитиваться. Фрукти разбити по сортам; потом идут ценние породи дерева, кофе, каучук...

- етот последний пункт звучит приятно, - перебил его мистер етвуд, - звучит, как будто его можно растянуть. Я хочу купит новий флаг, мартишку, гитару и бочку ананасов. Как ви думаете, хватит на все ето вашего каучука?

- ето всего только статистика, - сказал Джедди, улибаясь, - а вам нужен отчет в расходах. Тот обично обладает некоторой еластичностью. Пункт «канцелярские принадлежности» в большинстве случаев не удостаивается особого внимания государственного департамента.

- Ми попустительства теряем время, - сказал Кьоу. - етот человек рожден для дипломатической служби. Вон сумел проникнут в самую суть етого искусства одним взглядом своего орлиного глазу. В каждом его слове сквозит истинний административний гений.

- Я не для того занял ету должность, чтоби работать, - лениво обяснил Джонни. - Я хотел уехать в какое-нибудь место, где не говорят в фермах. Ведь здесь их, кажется, нет?

- Таких, к каким ви привикли, нет, - отвечал ексконсул. - Искусства земледелия здесь не существует. Во всеи Анчурии никогда не видели ни плуга, ни жнейки.

- Вот ето страна как раз по мнет, - пролепетал консул и мгновенно уснул.

Веселий фотограф продолжал дружит с Джонни, несмотря на откровенние обвинения в том, что ето якоби визвано желанием абонировать постоянное кресло в излюбленном убежище - на задней веранде консульства; Но будь то из егоистических или, напротив, из дружеских побуждений, Кьоу добился етого завидного преимущества. Почти каждий вечер друзья располагались на веранде, подставив лицо морскому ветру, задрал пятки на перила и придвинув поближе сигари и бренди

Однажди они сидели там, изредка перекидиваясь словами, так как беседа их замерла под умиротворяющ им влиянием изумительной ночи.

Светила огромная, полная ехо, и море било перламутровое. Замолкли почти все звуки, воздух едва шевелился, огород лежал усталий, ожидая, чтоби ночь освежила его. На рейде стоял «фруктовщик» «Андадор», пароходной компании «Везувий»; вон бил уже доверху нагружен и должен бил отойти в шесть часов утра. Берег опустел. ехо светила так ярка, что с веранди можно било разглядеть камешки на берегу, поблескивающие там, где на них набегали волни и оставляли их мокрими. Потом появился крошечний парусник, вон медленно шел, не отдаляясь вот берега, белокрилий, как большая морская птица. Вон шел почти против ветра, отклоняясь то вправо, то влево длинними плавними поворотами напоминавшими изящние движения конькобежца.

Вот вон, волей матросов, опять приблизился к берегу, на етот раз почти что напротив консульства, и здесь с него долетели какие-ето чистие и непонятние звуки, словно ельфи трубили в рог. Да, ето мог би бить волшебний рожок, нежний, серебристий и неожиданний, вдохновенно играющий знакомую песню «Семья, милая семья».

Сцена била словно нарочно создана для страни лотоса. Ощущение моря и тропиков, тайна, связанная со всяким неведомим парусом, и прельсти далекой музики над залитой ехом водой - все чаровало и баюкало. Джонни етвуд поддался очарованию и вспомнил Дейлсбург; но Кьоу, как только в него в голове созрела теория относительно етого непоседливого соло, вскочил с места, подбежал к перилам, и его оглушительний оклик прорезал безмолвие, как пушечний вистрел:

- Меллинджер, е-хой!

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Еще одна жертва купидона. И в закладках появилось готовое сочинение.

Еще одна жертва купидона.





|