Л. Н. Тослтой и русская церковь

Отверженец церкви провел неизгладимую борозду в сознании не только отдельных богословов, но и в истории русского богословия вообще. До 80-х годов прошлого столетия еще возможна была затрата ума и ученых дарований на созидание таких мертвых кирпичей, какими являются два тома догматического богословия митроп Макария, подвергнутых столь гневному и желчному разбору Л. Н. Толстым.

Равным образом только до этого времени могли воспитываться в лоне православия ученые противники Толстого, каким был покойный казанский профессор А. Ф. Гусев, всю жизнь истративший на антитолстовскую полемику, этот истинный Дон-Кихот старо-семинарской схоластики, фетишист ортодоксальной словесности, полагавший принадлежность к церкви и надежду на вечное спасение в зависимости от принятия или неприятия усвоенной им бурсацко-богословской терминологии. Толстой безвозвратно выявил всю карикатурность и преступность такого сорта церковного учительства. Отныне в русской церкви прежний тип холодно-казуистической догматики стал наивным провинциализмом, а все молодое и талантливое устремилось на создание богословия, связанного с жизнью и нравственностью. И вождем этой новой богословской школы явился никто другой, как один из деятельных виновников отлучительных актов Синода против Толстого, известный арп. Антоний Волынский.

Я своими ушами однажды слышал, как он призывал духовную молодежь принять к сведению урок Толстого. «Лев Н-ч обличает нас в том, что мы угощаем всех бесконечными догматами да обрядами, а нравственность забыли. И он воистину прав. Ни к чему все это, если не ведет к нравственности и деятельной святости. Нам надо вскрыть нравственный смысл всех решительно догматов и всего религиозного типикона. Я в этом направлении уже нечто сделал». И он сослался на ряд своих статей. Происходила эта беседа в квартире еп. Сергия, того самого, сердечно любимого мною иерарха, который на днях в «Колоколе» назвал отступниками от веры Христовой всех участников сегодняшнего юбилея17. Еп. Сергий, самый даровитый последователь богословского направления архиеп. Антония, слушал тогда слова последнего в молчании, полном согласия – Петр Великий с царственным благородством поднимал кубок за своих «учителей» – шведов,

В своих трудах и воскресных проповедях он много внимания уделял разбору религиозных взглядов Л. Н. Толстого: центральная статья «Беседы о превосходстве православного понимания Евангелия сравнительно с учением Толстого», открывающая сборник «Нравственное учение в сочинении Толстого: “Царствие Божие внутри вас” пред судом учения Христова» (неск. изд.). В марте 1892 г. он посетил в Москве Л. Н. Толстого, позже сообщил через Н. Я. Грота, что Толстого собираются отлучить от церкви.

23 августа 1908 г. Синод выступил с разъяснениями по поводу юбилея Толстого, где особо подчеркивалось, что все, кто выражает в эти дни сочувствие Толстому, «причисляют себя к его единомышленникам, делаются соучастниками его деятельности и привлекают на свою голову общую с ним, тяжкую перед Богом, ответственность». Архиепископ Сергий (Страгородский) в статье «Как православный христианин должен отнестись к предстоящему чествованию графа Толстого?» призывал верующих не участвовать в чествовании «известного художника слова» вместе «с явными и тайными врагами нашей Церкви», а молиться, чтобы «Господь... обратил его на путь покаяния и дал ему умереть в мире с Церковью, под покровом ее молитв и благословения». «Как бы ни была велика наша национальная гордость писательством Толстого, – заключил Сергий (Страгородский), – мы никогда не должны забывать наших обязанностей по отношению к нему просто, как к человеку, жизнь которого не может закончиться на земле…».

Жестоко бивших его под Нарвой. Не думаю, чтобы еп. Сергий и Антоний взяли на душу грех, подражая сегодня примеру Петра…

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Л. Н. Тослтой и русская церковь. И в закладках появилось готовое сочинение.

Л. Н. Тослтой и русская церковь.





|