Поэтический язык

Есть противоречие и в самом названии «поэтический язык». Казалось бы, по прямому смыслу слов это язык одной только поэзии. На самом деле под ним понимается язык в его художественном применении независимо от того, касается это стихов, прозы или драматургии. Если примеры мы приводим в основном из поэзии, а не из прозы, то лишь потому, что стихотворная речь, как правило, отличается исключительной сгущенностью выразительных средств.

Существуют ли особые поэтические слова? Правильно ли будет сказать, что слова Ветер И Навеки — Поэтические, а слова Кочан, перпендикулярный Или Невпроворот — Непоэтические? Нет. В наши дни в советской поэзии мы можем встретить любое слово, любое сочетание слов. Все зависит от умения поэта обнаружить в слове заложенные в нем выразительные возможности. Вот два примера мобилизации советскими поэтами такого обыкновенного, непоэтичного слова, как Кочан. Первый пример широко известен.

В. Маяковский в «Стихах о советском паспорте» использует это слово для характеристики полицейских чиновников:

И, не повернув

Головы

Кочан и чувств

Никаких

Не изведав, берут,

Не моргнув,

Паспорта датчан и разных

Прочих

Шведов.

Другой пример из стихотворения Новеллы Матвеевой. Здесь уже сживает настоящий кочан капусты, руки поэтессы гладят его голову, он как бы обнаруживает человеческие чувства, обнажает свое сердце:

Чтобы в это сердце,

Белое как снег,

Заглянуть —

Я сшибла верхний лист.

Вдруг из-под листьев,

Как слезы из-под век,

Мне в рукав росинки полились.

Скрипнув, приоткрылся

Странный лабиринт...

Я снимала листья,

Как снимают бинт,

А кочан мягчал

И плакал, как живой,

В руки мне уткнувшись головой.

Просторечное слово Невпроворот Поэт А. Межиров смело поставил рядом с такими словами, как Труд, на века, повсеместно И др. Концовка его известного стихотворения звучит как заклинание, как клятва; слово Невпроворот Вместе со всеми другими точно рассчитанными художественными средствами поэтически выражает впечатляющий пафос заповеди коммуниста:

Повсеместно,

Где скрещены трассы свинца,

Где труда бескорыстного невпроворот,

Сквозь века,

На века,

Навсегда,

До конца: Коммунисты, вперед! Коммунисты, вперед!

Всего двести лет назад, во времена Ломоносова, писатель не мог так свободно пользоваться любыми средствами языка. Замысел писателя, избранный им жанр сразу же определяли и ограничивали выбор слов.

Торжественная ода, героическая поэма или высокая трагедия не допускали употребления слов, «подлых», как тогда называли просторечные, простонародные слова.

Еще современников Пушкина возмущали или поражали просторечные слова в его высоких стихах, например слова Дурь И Невмочь В «Медном всаднике» :

Нева всю ночь

Рвалася к морю против бури,

Не одолев их буйной дури...

И спорить стало ей невмочь...

Однако сближение поэтического языка с живой речью народа началось еще задолго до Пушкина. Оно постепенно, но твердо прокладывало себе дорогу через художественную литературу, публицистику, журналистику. Процесс развития, совершенствования языка связан с деятельностью самых выдающихся русских и русских писателей-классиков. И это-понятно: ведь язык — «первоэлемент литературы». Кроме того, язык выдающегося художественного произведения сам оказывается произведением искусства. «Мертвых слов нет — все они оживают в известных сочетаниях», — писал А. Н. Толстой. Одна из задач художника слова в том и состоит, чтобы путем сопоставления, столкновения, переклички слов «оживить» их, наилучшим способом выразить волнующие его, художника, идеи, мысли, чувства.

При этом слова не просто оформляют готовые, уже найденные мысли, образы, художественные понятия и представления, а сами активно участвуют в их рождении. Не найдено нужное, верное слово, стало быть, не родился образ, — значит, сама писательская мысль еще не сформировалась, не оперилась, не смогла зажечь читателя, оставшегося равнодушным, неудовлетворенным.

Чтобы поэт мог заставить нас мыслить и чувствовать вместе с ним, вовсе не обязательно ему «изобретать неслыханные звуки, выдумывать неведомый язык». Исключительного обаяния многие поэтические строки достигают и без каких-либо неожиданных, новых слов, искусно подобранных звучаний, поразительно смелых образов. Так, стихотворение А. С. Пушкина «Я вас любил...» замечательно не только заключенным в нем нежным и мужественным чувством, но и той безыскусственностью, с какой это чувство выражено:

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

В стихотворении нет ни одной поражающей читателя метафоры; единственное сравнение кажется самым обыкновенным; ритм и рифма выглядят как заурядные (в слове Безнадежно После Д Надо произносить Е, А не ё: рифма — Нежно!); На два четверостишия приходится целых 12 местоимений — как будто совсем уж непоэтичных слов; высокие слова почти незаметны; Дай вам бог — Обычная форма пожелания. В чем же здесь секрет мастерства поэта? Разве что в повторах: То робостью, то ревностью; так искренно, так нежно. Три раза повторяются начальные слова; Безмолвно Как бы отражается в Безнадежно. Секрет действительно связан с ними. Он состоит в необыкновенно задушевной и в то же время сдержанной интонации, в «неслыханной простоте» восьми гениальных строк.

Что хочет сказать, что нового открывает писатель своим произведением; как, с помощью каких средств выражает автор свою идею в художественных образах; почему автор употребил то или иное слово, тот или иной оборот, зачем они ему понадобились, оправданы ли они? Каждый читатель, если он не бездумный пожиратель книг, ставит эти вопросы перед собой и так или иначе отвечает на них, оценивая прочитанное. А наука об искусстве слова помогает ему в этом.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Поэтический язык. И в закладках появилось готовое сочинение.

Поэтический язык.





|