Трагизм как идейно-художественная доминанта в новеллистке писателей-модернистов

Исследуется экзистенциональная категория трагизма в малой прозе В. Стефаника, Б. Лепкого, М. Яцкива. Основное внимание обращается на категорию трагизма, которая показывается на уровне тем, мотивов, художественных средств в малой прозе модернистов. Это, в свою очередь, дает возможность постичь, что трагизм - это и экзистенциональная категория, и идейно-художественная доминанта модерной литературы, которая охватывала все сферы человеческого бытия. Поэтому наиболее характерными для мировоззрения украинцев являются экзистенц-модели европейского образца - гайдеггеровская и киркегоровская.

Трагизм – одно из ключевых понятий для понимания экзистенц-философии, альфа и омега «настоящей литературы, основанной на переживании». Трагическое как эстетичная категория имеющееся во всех литературных направлениях, только специфика его передачи разная. И это закономерно, ведь ощущение трагизма охватывает все сферы человеческого бытия, оно появляется в детстве и сопровождает человека в юности, зрелости, старости. Мотивы трагизма наблюдаем у Г. Сковороды, И. Котляревского, Н. Костомарова, Г. Квитки-Основьяненко, И. Нечуя-Левицкого, Т. Шевченко, Н. Кулиша, И. Франко, Л. Украинки, М. Коцюбинского, О. Кобылянской, В. Винниченко, В. Стефаника, М. Яцкива и многих других писателей. «Центральная проблема трагедийного произведения, - по мнению Ю. Борева, - расширение возможностей человека, разрыв тех границ, которые сложились исторически, но стали тесными для наиболее смелых и активных людей, одухотворенных высокими идеалами. Трагедия дает концепцию жизни, она раскрывает ее общественное содержание». Кроме того, трагическое раскрывает страдание, высшие проблемы бытия, сущность жизни, ее философское осмысление, которое через трагедию ведет к очищению. С. Киркегор считал, что трагизм человека лежит в отчаянии, вершиной которого являются разочарование в себе: «Такое отчаяние, это болезнь «Я», «смертельная болезнь». Кто упал в отчаяние, тот обречен на смерть». Наиболее хуже то, по мнению предтечи экзистенциализма, что человек несостоятелен убежать от себя самого. Он - синтез души и тела, временного и вечного. В этом - трагизм. Его можно преодолеть тем, что человек признает отчаяние, его негативность, греховность. Победить его способна любовь, благодаря которой появляется способность действовать.

У писателей новой генерации «излома веков» с нарастающей силой звучали идеи трагизма, становясь доминантой творческого мышления писателей-модернистов. Трагическое сознание персонажей, исходя из определения «трагизм», которое представлено Ю. Коваливом в «Литературоведческой энциклопедии», - это «безвыходное положение персонажа в художественном произведении. Понятие трагизм употребляется также для характеристики острых непримиримых конфликтов, которые имеют смертельную развязку». Хотим подчеркнуть, что экзистенциональная философия модернистов – явление самобытное и неповторимое, ведь трагизм и одиночество, отчаяние и отчужденность авторы трактовали по-своему, исходя из менталитета украинцев. Тема трагической экзистенции человека наиболее масштабно проявилась в творчестве покутчанина В. Стефаника. Коцюбинская подметила: «В украинской классической прозе, наверное, нет писателя с таким напряжением общечеловеческого, с таким приближением к глубинным основам человеческого существования: жизнь и смерть, преступление и наказание, духовное становление, корни и почва, ответственность за свои поступки и епитимья». Истоки такого творческого напряжения попробуем выяснить ниже. В. Стефаник был очень впечатлительным человеком и «переживал боли других, будто свои, чужие страдания воспринимал, как свои собственные». Отсюда тот трагический ритм жизни и творчества В. Стефаника, о котором писал Т. Бойко. Писателю пришлось перестрадать, пережить много потрясений, смертей, что и отразилось на его мировоззрении, а со временем – экспрессионистском творчестве. Он писал так, что мысленное становилось действительностью, а творческая выдумка – правдой. Через резкую манеру изложения автору пришлось достичь оснований трагедийности бытия. В частности, в «Давней мелодии» затронута тема войны и восприятие ее ребенком. Благодаря использованной ретроспекции имеем лишь один намек на трагическое восприятие мира. Воспоминания живут с человеком до конца его дней, определяют настоящее и будущее, а если они имели трагическую окраску в детстве, то такими и останутся с человеком, пока ему отмечено бытие здесь, на земле. «Пушки, как гром, гремят до сих пор за мной»,– этими словами он подчеркивает, что бедствие, которое причинила воина, не прошло бесследно. В. Стефаник экзистенционально рассматривал проблему трагизма как неотъемлемую часть человеческой жизни в зрелые годы. Именно в то время человеку приходится выпить наибольшую чашу боли, тоски, отчаяния, непонимания в семье, одиночества, разлуки с детьми. «Выводили из села», «Казнился», «Мария» составляют пласты картин проявления человеческой экзистенции через воспроизведение трагической атмосферы. Пейзажи усиливают эмоционально-трагическое звучание этих произведений. В первом писатель сосредоточил особое внимание на психологическом переживании отца, которое высказано такой фразой: «Папа упал головой на телегу и трясся, как лист». Именно в молчании и акценте на жестах показывается весь трагизм существования отца, раскрываются глубинные чувства любви к сыну. А усиливается безнадежность ситуации благодаря умело изображенному пейзажу: «Лес перешел голос мамин, нес его в поля, клал на границы, лишь бы знал, что как весна образуется, то Николай на нем уже не будет пахать». Последние слова дают ключ к пониманию тоски и сожаления родителей, ведь неизвестно, не умрет ли их ребенок. Прочитывается гайдеггеровская концепция – жизнь человека определяется как бытие до смерти. Нагнетает трагизм сама атмосфера перед уходом юноши в войско, которая запечатлена как жуткая, напряженная, тоскливая, а дом без него обвился пустотой, тоской и бесконечным ожиданием. Довольно часто рекрутство как осознание страдания, которое достаточно пережить, заканчивалось для юношей самоубийством, поскольку вследствие своего воспитания они не умели противостоять миру зла и агрессии. Такие новеллы М. Яцкива и В. Стефаника. В частности, первый в своей новелле «Души кланяются» в двух временных измерениях воссоздал трагедию и жолнеров, и родных, коснулся вопроса потери идентичности: «В войске мужчина другой, чем дома. Дома я любил людей, а здесь стал такой, как собака». На уровне штрихового изображения портрета Василия Сидоруха, его течения сознания писателю удалось передать внутреннее переживание, напряжение будущего жолнера, который всю свою душу оставил дома - здесь была его любимая Марта. Юноша не сумел выйти из экзистенционального кризиса, отчаяние взяло верх над здравым смыслом - он бросилс

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Трагизм как идейно-художественная доминанта в новеллистке писателей-модернистов. И в закладках появилось готовое сочинение.

Трагизм как идейно-художественная доминанта в новеллистке писателей-модернистов.





|